ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
В плену
Управляй гормонами счастья. Как избавиться от негативных эмоций за шесть недель
Виттория
Сука
Сколько живут донжуаны
Дети мои
Одиссея голоса. Связь между ДНК, способностью мыслить и общаться: путь длиной в 5 миллионов лет
Книга Джошуа Перла
Борис Сичкин: Я – Буба Касторский

– Ладно, пошли, – спокойно произнес он. Он тоже поднялся, достал кошелек и бросил деньги на столик.

– Ничего не ладно! – Это Марни сказала уже по дороге к выходу. – Ты все не так понял...

– Да все в порядке, Марни.

Он произнес это таким тоном, словно он все понял, но не хочет выяснять отношения. Это ее почему-то взбесило. Она была прямо-таки в ярости. В конце концов, в тот раз на красной кожаной кушетке их было двое, и оба они получали удовольствие. Марни гордо выплыла из ресторана и направилась к парковочной площадке. Она готова была лопнуть от злости.

– Марни! – крикнул ей Илай. – Погоди!

– Холодина! – отозвалась она, быстро перебирая ногами. Лицо ее пылало от перенесенного унижения: она только что получила от него от ворот поворот, и он прекрасно знает, что ей об этом известно!

Когда они дошли до пикапа, Илай схватил ее за руку и повернул к себе:

– Марни, прошу тебя, не надо расстраиваться. Она рассмеялась. Какая нелепая просьба!

– Господи, Илай, неужели ты считаешь, что я огорчена? – Она снова разразилась смехом. – Ничего подобного, Илай! – Она улыбнулась, глядя в его голубые глаза.

Но он хмурил брови, словно не понимал, как расценивать ее поведение.

– Послушай, я буду с тобой откровенна, – сказала она, хотя искренность вовсе не входила в ее планы. – Я просто хотела сказать, что... – Она запнулась, поморщилась и задумчиво потерла шею. – ...Что я не хочу ранить твои чувства. – Ха! Гениально! Пусть ощутит теперь себя в ее шкуре!

Илай захлопал глазами, отступил на несколько шагов и посмотрел на нее так, словно не расслышал.

– Прости, не понял?

Жаль, что у нее нет бумаги, а то бы она ему написала!

– Я не хочу ранить твои чувства, Илай, – произнесла она со сладенькой улыбкой, – но, по-моему, нельзя, чтобы мы... Чтобы это... – Она рассеянно махнула рукой сначала в его, потом в свою сторону. – Короче, это не может больше продолжаться. То, что произошло, было чудесно. Но... это все было... так.

Как он смутился! Он потряс головой, снова посмотрел на нее, прищурившись, затем оперся рукой на пикап так, чтобы Марни не могла отвернуться, даже если захочет.

– Хочешь сказать, что то, чем мы занимались той ночью... это все – так?..

Марни надула зачем-то щеки, затем кивнула. Он откинулся назад и уперся руками в бока, не сводя с нее глаз. – Знаешь, по-моему, это свинство.

Она пожала плечами.

– Ты мне нравишься, Илай, но не до такой степени, чтобы... Надеюсь, ты меня понимаешь.

– Разумеется, понимаю, – ответил он, нахмурив лоб. – Я тоже когда-то учился в седьмом классе.

– Кроме шуток, – продолжила она. – Мне кажется, между нами не должно быть ничего... ничего такого. Пусть нас лучше связывают чисто деловые отношения. Пожалуйста, пойми меня правильно.

Он еще больше нахмурился:

– О, я все понял. Прекрасно понял. Самое смешное, что я был намерен сказать тебе то же самое.

Ха! Собирался ее оставить! Хотя Марни об этом уже догадывалась, то, как он это сказал, снова пробудило в ней ярость.

– Хотел меня бросить? – Она скрестила на груди руки. – Ты, значит, имеешь привычку спать с женщинами и после этого с ними расставаться навсегда?

Теперь он смутился не на шутку.

– Я... Ты же сама сказала, что это все «так»!..

– Это еще не значит, что ты можешь трахать кого захочешь!

– Зато это, очевидно, означает, что ты можешь соблазнять кого пожелаешь, – огрызнулся он.

– Какое ты имеешь право говорить, что мне можно, а чего нельзя!

– Я этого не говорил...

– Я взрослая женщина и если хочу заняться любовью, то имею полное на это право! Я редко это делаю, Илай, и тот раз был одним из самых лучших в моей жизни. Честно. Поэтому не надо обижаться. Я не хочу жаловаться, но все-таки не стоило, наверное, этого делать: ты какой-то странный, у тебя постоянно меняется настроение, и...

– Марни! – Илай поднес большую загрубевшую руку к ее лицу и погладил ее по щеке.

Она судорожно сглотнула.

– Что? – еле слышно спросила она, утопая в его глазах. Она уже сожалела, что их отношениям пришел конец.

– Молчи, – прошептал Илай. В его взгляде мелькнула нежность. Он посмотрел на ее губы.

Она понятия не имела, о чем он думает. Но после произошло следующее: он нагнулся к ней, и одновременно она обвила руками его шею, притянула к себе и, прижимаясь к нему всем телом, принялась целовать со всей страстью, на какую только была способна.

Илай тоже обнял ее и поднял в воздух. Он прижал ее спиной к пикапу. Марни чувствовала, как он возбужден, какие у него сильные руки. Она обнимала его голову, гладила волосы и покрывала его лицо поцелуями. Страсть проникла в каждую клеточку ее тела.

Илай застонал, не отрываясь от ее рта. Поцелуй его становился все более глубоким и страстным. Затем он поднял голову и ослабил объятия. Марни медленно соскользнула по его телу вниз, и ее ноги коснулись земли. Илай не произнес ни слова, но не отрывал от нее глаз. Он отвел с ее лица волосы и поцеловал ее сначала в лоб, потом в переносицу, после чего отошел и распахнул дверцу пассажирского сиденья.

Всю дорогу до дома Марни в кабине пикапа царило дружелюбное молчание. Они держались за руки. У Марни с лица не сходила радостная улыбка. Когда они приехали, Илай помог ей выйти из машины. Взгляд его голубых глаз задержался на ее лице, уголки его губ тронула странная улыбка. Он нежно поцеловал Марни на прощание, ущипнул за ягодицу и провожал взглядом, пока она не скрылась за дверью.

Дома Марни приняла ванну и собрала волосы в пучок. Достала из холодильника мороженое, взяла расчеты свадебного бюджета, уселась за кухонный стол и задумалась: так бросил ее все-таки Илай или нет?

Глава 16

Всю дорогу до дома Илай клял себя на чем свет стоит. Не стоило ее целовать. Но она такая хорошенькая, когда злится. Похоже, ее ранили ненароком вылетевшие у него слова.

Ну ладно. Теперь он понял, что держать Марни на должном расстоянии окажется труднее, чем представлялось. Она все же очень привлекательная женщина. Но до нее Илай встречал немало интересных особ женского пола, однако ему всегда удавалось держать себя в руках. Сегодня подтвердились его худшие опасения: он оказался полным болваном, не устоявшим перед хорошенькой женщиной.

О Господи! Триш, надо признаться, никогда не бывала такой очаровательной. Когда она хотела чего-то добиться, то лила слезы. В таких случаях Илай чувствовал себя полным придурком: у него плохо получалось утешать женщин. При виде их слез он начинал паниковать и готов был на все.

Обычно он с честью выходил из споров с прекрасным полом, но Марни – это было что-то. Она чесала языком без остановки, огонь в ее глазах разгорался все ярче, по мере того как она пыталась скрыть свое разочарование. Илай впал в панику и поцеловал ее, чтобы остановить этот поток слов. Вот только поцелуй оказался чересчур долгим.

Черт возьми! Он хочет быть с ней.

Илай вел машину, почти не глядя, куда едет, затормозил перед домом, открыл дверь, бросил ключи в майянскую вазу, но промахнулся – ключи ударились о стену. Он направился на кухню, распахнул холодильник, достав пиво, захлопнул его ногой. Затем вышел на веранду, уселся под вьющимися растениями и мрачно уставился на огоньки в долине.

Лучше всего сейчас затаиться на время. До того как они с Купером, Винсом и Оливией отправятся на байдарках по горным рекам, остается менее двух недель. После этого сыграют свадьбу, а потом – хвала Всевышнему! – плавание по Амазонке с японцами. Илай надеялся, что это путешествие поможет ему привести мысли в порядок.

Значит, через три недели все будет кончено. Марни станет просто воспоминанием. Он заживет своей жизнью, а она – своей. Так будет лучше для них обоих.

Три недели. Ладно уж, три недели Илай как-нибудь вытерпит. Он сумеет. Если она, конечно, не станет скандалить, плакать и улыбаться ему загадочной улыбкой. Он не готов к серьезным отношениям, в особенности с Марни, как бы она ни была привлекательна.

35
{"b":"18244","o":1}