ЛитМир - Электронная Библиотека

– По твоей матери психушка плачет, – пробормотал Винс.

Оливия метнула на него огненный взгляд:

– Не смей оскорблять мою мать! В отличие от некоторых она не напивается по ночам до полусмерти!

– Еще бы! Она напивается до чертиков днем! Господи, Ливи, ты еще тот фрукт! – взвился Винс.

Оливия повернулась и направилась обратно по тропинке. Винс последовал за ней, по пути перечисляя все ее недостатки. Тем временем Рис нагнулся, положив руки на колени, и застыл у края пропасти. Он не сводил глаз с шампанского.

Марни посмотрела на Илая: вид у него был на редкость несчастный.

Наконец Рис отошел от края ущелья, и они нехотя пустились в обратный путь, делая остановки, чтобы Рис мог отдышаться. Они поспели обратно как раз вовремя: до них донесся грохот захлопнутой двери. Из домика вылетела Оливия и решительной походкой, размахивая руками, направилась к упавшей арке.

– Похоже, нужно готовиться к худшему, – заметил Илай. – Ближайшие два-три дня будут тянуться целую вечность.

– Мягко сказано, – откликнулась Марни. Она поднялась на крыльцо и плюхнулась в плетеное кресло.

Через полчаса к ней присоединился Винс: он вышел из-за домика с самодовольной усмешкой.

– Что смешного? – спросила Марни.

– Ничего. – Усмешка его стала еще самодовольнее. – Ничего особенного.

Так она и сидела с Винсом (который время от времени довольно посмеивался), пока не вернулась Оливия. Было видно, что она ревела: лицо покраснело и распухло, из носа текло. Она молча прошла мимо Марни и Винса и хлопнула дверью.

Жаль только, что драматическую сцену возвращения Оливии наблюдало так мало зрителей: Рис, как будто ничего не случилось, прилег вздремнуть у себя в палатке, а Илай ремонтировал насос в ванной. Через несколько минут, после того как Оливия хлопнула дверью, он с мрачным видом выполз из-под дома, вытирая грязные руки банданой.

– Плохие новости, – сообщил он Винсу и Марни. – Трубу прорвало.

– Значит, наберем воды на кухне, – сказал Винс. – Вчера вечером мы так и сделали.

– Не выйдет, – покачал головой Илай. – В подвале только одна труба. Вода накачивается ручным насосом в бак через одну-единственную трубу, а затем через три разные трубы доставляется в кухню, ванную и туалетную пристройку, где ее качают уже другие насосы.

– Не понимаю, – сказала Марни.

– Прорвало ту единственную трубу, что ведет к баку. Теперь у нас осталась только та вода, что в баке. Там примерно два галлона.

Выходит, у них нет воды? На глаза Марни навернулись слезы.

– Сначала выясняется, что нам нечего есть, а теперь у нас еще и вода кончилась?

– Вода у нас есть, – успокоил Илай. – Осталось два ящика питьевой воды, которую можно использовать для приготовления пищи. У нас просто нет воды для мытья.

По щеке Марни покатилась слезинка. Господи, никогда она еще не оказывалась в столь ужасном положении! Разве только в школе, когда во время урока физкультуры с нее стащили штаны... но даже тогда она не испытывала такого отчаяния. Больше всего на свете ей сейчас хотелось лечь в постель и, наплакавшись всласть, заснуть. Но у нее даже постели не было. У Марни осталась всего одна смена нижнего белья. Чемодан с остальным бельем и свадебными нарядами остался в джипе.

Марни обхватила колени руками и со стоном уронила на них голову. Первая самостоятельно организованная ею свадьба обернулась провалом. Это просто кошмар какой-то!

– Пошли, Винс, поищем, нет ли здесь лишних ведер или кастрюль, – предложил Илай.

– Это еще зачем? – раздраженно спросил Винс.

– Затем, – ответил Илай, – что собирается дождь.

Днем действительно прошел спокойный летний дождик. Илай заявил, что для этого времени года такие дожди – редкость. К вечеру тучи рассеялись. С помощью нескольких веток и спички Илай развел костер прямо посреди поляны. «Как хорошо, что я был когда-то бойскаутом», – подумал он. Больше здесь никто не умел разводить костры.

Лучи предзакатного солнца пробивались из-за туч. Илай уговорил Винса и Оливию присоединиться к ним с Марни и Рисом и посидеть у костра. Сумерки были великолепны: стояла ясная, прохладная погода. Ветер затих сразу же, как миновала гроза. На траве блестели росинки, и природа была несказанно прекрасна. Илаю даже показалось, что настроение у всех, по сравнению с утренним, улучшилось. Пару раз собравшиеся даже улыбнулись его шуткам по поводу того, как они здесь застряли. Илай уже начал думать, что они как-нибудь переживут эту досадную неприятность, но тут разговор опять коснулся еды. Марни хотелось есть, и она попросила Риса что-нибудь приготовить.

– Нет. Нужно экономить продукты, – твердо ответил он.

– Слушайте, неужели у вас совсем ничего не найдется? – упрашивала она. – Может, сыр остался? Или крекеры?

– Сыр или крекеры? – Рис поджал губы. Очевидно, Марни задела его чувства. – Вы знаете, кто я? Я – Рис Сент-Пол! А не какой-нибудь жалкий поваришка, который подает сыр и крекеры!

– Ну, может у вас найдется хоть что-то съедобное? – ничуть не смущаясь, продолжила упрашивать Марни.

Рис вздохнул.

– Нет, вы не понимаете, – раздраженно произнес он. – Я запасся продуктами на определенное количество блюд. Теперь я смогу приготовить только один обед и один завтрак. И всего две порции, а не пять.

– А что у нас на обед? – Карие глаза Марни жадно сверкнули.

– Телятина с малиновым ремуладом и овощами. Илай, Марни, Винс и Оливия вздохнули.

– Всего две порции, – повторил Винс.

Оливия окинула всех собравшихся взглядом, полным превосходства.

Но в глазах Марни было столько мольбы, что Рис смягчился.

– Ладно, так уж и быть, – огрызнулся он. – Того, кто достанет две бутылки шампанского, я угощу телятиной и спаржей. А остальные трое разделят между собой вторую порцию.

– А... вы как же? – спросила Марни.

– О себе я позаботился.

– Так не честно! – воскликнула Марни. – Что у вас еще есть?

– Это моя еда! – завопил Рис.

– Оставь его. – Оливия нетерпеливо махнула рукой. – Но как же мы достанем шампанское?

Рис пожал плечами и сложил руки на животе.

– Это, как говорится, ваши проблемы.

Марни посмотрела на Оливию. Оливия – на Винса. Илай чувствовал, как они усиленно что-то соображают. Он поднялся с земли.

– Постойте-ка! – Он покачал головой. – Только не надо глупостей. Сломаете себе шеи, вот и все.

– Что, хочешь остановить меня, ковбой? – спросил Винс. – Крутым себя возомнил?

– Винс, успокойся, – увещевал его Илай, изо всех сил стараясь не засмеяться. – Не стоит рисковать жизнью из-за какого-то шампанского.

– Черта с два, стоит! Решил, что ты пуп земли, да? И что только ты можешь его достать?

– Я ничего подобного не утверждал...

– Я достану это шампанское!

– Великолепно! – радостно воскликнул Рис. – Сейчас я готов убить за каплю спиртного. – Он совершил пируэт на удивительно маленькой ножке. – Начинаю готовить еду. Она достанется победителю!

Лишь только Рис произнес эти слова, Марни, Оливия и Винс припустились к ущелью. Илай не сумел их остановить. Как будто он попал на съемки программы «Последний герой». Кто-нибудь из этих придурков обязательно убьется. Илай вздохнул, забросал землей свой драгоценный костер и отправился за ними следом.

На краю пропасти шел яростный спор. Винс лежал на животе и кричал Оливии, чтобы она держала его за ноги, а он попробует достать целлофановый пакет, который висит десятью футами ниже. Когда Оливия устала держать его, она поднялась. Винс, что-то сердито вопя, выполз обратно, а Оливия потребовала, чтобы Илай принес веревку.

Илай готов был не только принести веревку, но и засунуть в петлю ее крашеную блондинистую голову.

– Для чего тебе веревка? – спокойно спросил он.

– А ты как думаешь, мистер каскадер? Я собираюсь спуститься вниз, – ответила она, тряхнув головой.

– Хорошо, – кивнул он. – Если я правильно понял, ты намерена спуститься на веревке по отвесной скале, хотя неделю назад, когда у нас была необходимая экипировка, наотрез отказалась от такого спуска?

49
{"b":"18244","o":1}