ЛитМир - Электронная Библиотека

– Что ты делаешь? – спросила внимательно наблюдавшая за ним Марни.

– Грею воду для ванны, – ответил он. Марни захлопала в ладоши и завизжала от радости. Он рассмеялся и притащил из кухни кастрюли.

– Воды слишком мало для того, чтобы пропустить ее через нагреватель. Но для того чтобы нагреть по старинке и налить в ванну, вполне достаточно.

Они стояли бок о бок и радостно взирали на котелок. Скорее бы он закипел! Когда вода начала бурлить, Илай снял котелок с каминного крючка и выплеснул воду в ванну.

– Готовься пока, – сказал он. – А я подогрею еще один котелок – этого должно хватить на скромную ванну.

– Ах, Илай! – Марни обняла его за шею. – Мне кажется, я тебя люблю!

Она расцеловала его и, схватив сумочку, направилась в ванну.

Илай прикусил язык, с которого готово было слететь признание: «Мне тоже кажется, что я тебя люблю».

Когда он принес в ванну второй котелок воды, его встретило благоухание фиалок. Марни вылила в воду флакончик жидкого мыла. Он выплеснул воду, вышел и вернулся с одним из махровых халатов Оливии и полотенцем. Все это он повесил на специальный крючок.

– Приятно тебе помыться, – сказал он и уже хотел затворить дверь, как вдруг Марни прикоснулась к его руке.

– Спасибо тебе, Илай, – сказала она. – Может, это глупо звучит, но для меня это очень важно.

Он улыбнулся и легонько стиснул ее руку.

– Знаю, – ответил он. Потом добавил: – Смотри, чтобы вода не остыла. – И выпустил ее руку.

Он закрыл дверь и вернулся в комнату, чувствуя, как на лице расползается глупая улыбка. Илай стоял перед камином, положив руки на бедра, и думал: какое удовольствие, когда она так ему улыбается.

Чертовски приятно. Даже чересчур.

Глава 25

Илай тщательно скрывал под грубой оболочкой ранимую душу, и чем дольше знала его Марни, тем чаще замечала его доброту. Нежась в неглубокой ванне, она сравнивала его с суровым ковбоем, очень одиноким в городских джунглях. На самом деле он участливый человек. И очень изобретательный. Чего он только не умеет делать!

Но больше всего Марни нравилось, что он по-своему о ней заботится, хотя и немного грубовато.

Едва она начала раскрывать его качества, только-только почувствовала, что сближается с ним, как вдруг между ними встала стена. Она вспоминала, как Илай на нее рассердился прошлой ночью. Марни его простила, так как поняла, что задела больное место. Когда заходит речь об утерянной любви, многие теряют голову. Жаль вот только, что он до сих пор живет прошлым. Та бессердечная стерва, которая его бросила, хорошо постаралась: теперь Илай панически боится любви.

А Марни имела глупость в него влюбиться. Отмокая в ванне, которую Илай нагрел для нее, после того как выиграл – опять-таки ради нее – право провести ночь под крышей, Марни поняла, что по уши влюблена в одинокого ковбоя. Но всякий раз, когда она пыталась сблизиться, он возводил вокруг себя защитную стену. Марни это бесило.

Илаю нужно вырваться из лап прошлого. Марни очень хотела ему помочь, только не знала как. Она не умела лечить такие душевные раны. Но оставаться в стороне тоже не могла.

Илай постучался и сказал, что принес воду. Марни пригласила его войти. Он приотворил дверь и просунул внутрь голову. Марни даже не пыталась прикрыть наготу. Это его немного смутило. Он стоял на пороге с кастрюлей нагретой воды, из которой валил пар. Его голубые глаза жадно вбирали в себя каждый дюйм ее тела.

Марни присела, схватившись за края старой ванны на ножках.

– Не польешь мне на волосы? Мне кажется, я их плохо промыла.

Уголок его губ дрогнул. Будучи от природы немногословен, Илай молча подошел и присел на краешек ванны. Марни не видела его, но чувствовала, как он прикасается к волосам, перебирая мокрые пряди. Затем его рука легла ей на плечо, а пальцы бережно прикоснулись к шее: он откинул волосы назад.

– Готова? – спросил он.

Марни кивнула. Поток горячей воды застал ее врасплох: она выгнула спину дугой, откинула голову назад и зажмурилась. Илай поливал ей волосы, а свободной рукой массировал их, чтобы лучше промыть. Закончив, он поставил кастрюлю на пол, медленно отпустил волосы Марни и, положив ей руки на плечи, принялся их массировать. Он ласкал ее руки, грудь, шею. Его прикосновения были очень нежными, и Марни поняла, что Илай не в силах совладать с желанием любить, как ни пытается.

Прикрыв глаза, она потерлась головой о его руку и пробормотала:

– Спасибо.

Он погладил ее по голове, встал и вышел из ванной, не говоря ни слова. Марни откинулась на гладкий изгиб ванны и, накручивая на палец прядки, стала представлять, как ее красавец-ковбой купает ее в номере какого-нибудь постоялого двора. Руки его скользят по ее телу...

Через несколько минут она вышла из ванны, облачившись в толстый махровый халат и замотав волосы в пушистое полотенце. В комнате было темно, только горящий камин бросал отблески. Перед ним в кожаном кресле сидел Илай. На маленьком гранитном столике стояла бутылка шампанского и лежали остатки хлеба и сыра камамбер.

Марни усмехнулась:

– Ты настоящий волшебник! Где ты достал шампанское?

– Из тайных запасов нашей влюбленной парочки. Они хранили их под кроватью вместе с другими безделушками, включая эти фужеры: очевидно, готовились отметить в тесном кругу предстоящее событие.

Марни подняла фужер и разглядела на дне крошечное клеймо.

– «Уотерфорд», – прочитала она. – Наверно, чей-то подарок к свадьбе.

Она вернула фужер Илаю и забралась с ногами на второе кресло. Он протянул ей полный фужер.

– Классное угощение, – сказала она, подняв фужер. – Ты очень таинственный человек. Любишь устраивать сюрпризы.

– Не знаю, не знаю, – протянул он. – Просто мне кажется, что за последние несколько дней тебе пришлось много вынести. Ты, наверно, на другое рассчитывала, когда подписывала с нами контракт.

– Мягко сказано, – подмигнула Марни. – Но по-своему было здорово.

В ответ Илай фыркнул. Марни рассмеялась.

– После ванны чувствую себя гораздо лучше. Да и выгляжу тоже. – Она отставила шампанское и потянулась за сыром: – Я пробовала составить список всего, что узнала за время нашего приключения, – сказала она, протягивая Илаю бутерброд.

– Например?

– Например, никогда не поддавайся на уговоры невесты и не доставляй на место торжества пластиковую арку. Выезжая, всегда имей при себе запас чистого нижнего белья и белковых продуктов. Не доверяй голодным и грязным людям.

– Не забывай укреплять палатку, – добавил Илай.

– Точно! – засмеялась Марни. Она чокнулась с Илаем и стала смотреть на игру пламени в камине. – И еще я узнала, что некоторые люди вовсе не такие, какими кажутся на первый взгляд.

– Ага! – Илай поднял фужер. – Значит, ты раскусила нашу королеву истерических сцен?

– Да, – кивнула Марни. – Но вообще-то я имела в виду тебя.

– Меня?

– Угу. Ты вовсе не такой, каким представляешься.

– Как это? – Он внимательно посмотрел на нее.

– Ну, – произнесла она с улыбкой, – во-первых, ты добрый, но не выставляешь это напоказ.

– Обижаешь, – усмехнулся он, скользнув взглядом по вырезу ее халата.

– Ничего подобного. – Марни снова отставила фужер и выпрямила ноги. – Снаружи ты суровый парень, а внутри – мягкий, как вата. Ну, ты, наверно, и сам знаешь.

– Чушь какая! – Илай покачал головой.

Марни опустилась на колени на ковер, подползла к нему и положила руки ему на бедра.

Илай с любопытством вздернул брови и поставил шампанское на столик. Взор его темных глаз блуждал по ее лицу, волосам, декольте. Он прошептал:

– Что ты делаешь, рыжая? – и прикоснулся к влажной прядке ее волос.

– Сама не знаю. – Она подалась вперед так, что лица их почти соприкасались. – Я просто хотела спросить... что с тобой такое? Баба, что тебя бросила, – последняя стерва. – Она поцеловала его в щеку. – Ты замечательный парень, Илай, и сердце у тебя золотое. Ты достоин счастья. Но ты замкнулся в себе, страшась снова испытать боль... Он отстранился и хотел что-то возразить.

58
{"b":"18244","o":1}