ЛитМир - Электронная Библиотека

– Все этот канат, да? – выпалила она.

– Простите, не понял?

– Канат! Вы дали мне от ворот поворот из-за каната! Если хотите знать, я не смогла влезть по канату из-за брюк: они наполовину состоят изо льна, а наполовину – из шелка. Будь я одета по-другому, у меня бы все получилось.

– Поэтому-то я и сказал вам одеться в повседневную одежду.

Господи! Если он еще раз повторит эту фразу, она за себя не ручается.

– Но... – Марни повернулась и посмотрела на него в упор. – Вы не сказали мне надеть спортивную одежду, вы велели одеться просто и повседневно. А это совсем не одно и то же, не правда ли?

– Ну да, очевидно.

Марни снова откинулась на спинку сиденья.

– С каких это пор спортивная одежда стала называться повседневной? – раздраженно поинтересовалась она. Неужели все мужчины лишены чувства стиля?

Илай пожал плечами.

– Простите. Я не подумал, что существует разница. Спасибо, что просветили.

Через минуту «линкольн» свернул за угол и остановился. Шофер распахнул перед Марни дверь. Илай тоже вышел из машины. Марни решила встретить свое поражение стоически. Она взяла фрукты, сумку и неуклюже выбралась из машины в обнимку с глупой дыней. Илай стоял, переместив вес на одно бедро, и терпеливо дожидался ее.

– Спасибо за собеседование, – резковато сказала Марни и хотела протянуть ему руку.

Илай, поддерживая одной рукой дыню, взял ее полупротянутую руку в свою большую заскорузлую ладонь. Когда он прикоснулся к Марни, под кожей у нее словно искра вспыхнула. Эта искра пробежала вверх по ее руке и засела где-то в груди. Марни подняла взгляд – она даже не заметила, когда Илай успел снять темные очки. У него были самые восхитительные глаза, какие она когда-либо видела, – смесь синевы и золота. В уголках глаз на загорелой коже виднелась паутинка легких морщинок. Черт возьми! Нет работы – нет и босса в виде красавчика-парня.

– Я очень благодарна за предоставленную возможность, – удрученно произнесла она.

Илай кривовато ухмыльнулся.

– Да, я вам верю. Послушайте: мы намерены собрать о вас кое-какую информацию, – заявил он как ни в чем не бывало, – и если окажется, что вы нам подходите, я позвоню вам через пару деньков, и мы обговорим все условия. Я устрою вам встречу с Оливией... если, конечно, вы согласны с нами работать.

Подождите... Она не ослышалась? Марни так и застыла, разинув рот. Затем она охнула и пошатнулась. Илай вовремя подхватил дыню.

– То есть... вы хотите сказать, что берете меня на работу?

– Если проверка ничего не выявит.

– Не беспокойтесь, – кивнула она. – Мое прошлое на редкость бедно событиями.

– Нам предстоит еще несколько формальностей...

– Хорошо-хорошо, я принесу свое портфолио к вам в офис в удобное для вас время и покажу...

– Нет, я имею в виду другое. Вам нужно подписать контракт, в котором говорится, что в случае вашей гибели с нас снимается всякая ответственность.

– Ладно! – Она принялась энергично трясти его руку. – Ой, спасибо вам, Илай! Обещаю, вы об этом не пожалеете! Итак, когда мне ждать вашего звонка?

Тут Илай впервые улыбнулся во весь рот: у него были ровные белые зубы и глубокие ямочки на щеках.

– Пока отдыхайте. Мы позвоним дня через два. – Он протянул ей дыню. Снял с себя кепку и пригладил густые темно-золотые волосы с выгоревшими на солнце прядями. – До скорого. – Махнув на прощание кепкой, подошел к открытой дверце «линкольна» и сел в машину.

С улыбкой до ушей Марни смотрела вслед автомобилю, пока тот не исчез в потоке транспорта, а затем резко повернулась и направилась на стоянку, где была припаркована ее собственная машина. Дыню она гордо несла на плече. «Марни Бэнкс, организатор звездных свадеб!»

Но назавтра ей не позвонили. Не было звонка и на другой день. К пятнице Марни снова погрузилась в отчаяние и решила отправиться на пробежку, чтобы проветрить мозги. К тому же ей было интересно, получится ли у нее сделать ее по школьному стадиону.

Марни удалось пробежать и не выдохнуться. Уверенности у нее немного прибавилось. Когда она вернулась домой, мама сидела на кухне в новых вышитых капри и красных кедах и болтала по телефону.

Марни направилась прямиком к холодильнику, открыла его и достала бутылку с водой.

– Да, и во фруктовый салат их тоже добавлять можно, – говорила мама. – Просто мелко порежь их, залей сладким соусом и как следует перемешай. Получится очень хорошая летняя закуска.

Марни хотела уже было уйти из кухни, но тут мама начала отчаянно жестикулировать, указывая на телефон.

– Хочешь поговорить с Марни? Она только что пришла. – Мама умолкла и рассмеялась, глядя на Марни. – Ну да, немного. Приятно было с тобой поболтать, Илай. – С этими словами она оторвала телефонную трубку от уха и протянула ее Марни, которая чуть не выронила воду. Какой ужас! Ее мама разговаривала с Илаем о фруктовом салате!

Она чуть не взвизгнула и выхватила у мамы трубку.

– Алло?

– А, Марни! У меня для вас хорошие новости. По канату вы лазить не умеете, бегаете так себе, но проверка показала, что в вашем прошлом нет никаких темных пятен. Ну так что, беретесь за эту свадьбу?

– Да! – завопила она и обернулась к маме, но та, к сожалению, в этот момент рылась в холодильнике. – Спасибо! Я просто в восторге! Обещаю, я все устрою как надо! У меня куча идей – я вот думаю, может, нам стоит посетить торговую...

– Марни, – ненавязчиво перебил он ее, – на вашем месте я бы приберег все свои идеи для Оливии. Я в этом все равно ничего не смыслю. Послушайте: давайте завтра встретимся и обговорим кое-какие условия. А потом я отвезу вас к Оливии.

О Господи всевышний! Она встретится с Оливией Дагвуд!

– Превосходно! – прощебетала она.

Илай рассказывал ей, где и когда состоится их встреча, как ей щедро заплатят, а Марни танцевала по кухне. Она кружилась вокруг мамы, пока не врезалась в стену.

– Но запомните, – сказал в конце Илай, – это очень секретное мероприятие. Ни слова об этом подружкам, хорошо? Завтра встречаемся в «Синем бамбуке». Знаете, где это?

– Да, это совсем рядом с моим домом. Значит, увидимся завтра в районе часа! – Она отключила трубку, бросила ее на стол и, обернувшись к маме, распахнула объятия. – Меня взяли на работу! – завопила она.

– Я так и знала! – уверенно заявила мама, открывая консервы с тунцом. – Я была убеждена, что как только они тебя увидят, работа тебе обеспечена.

– Мама! Я буду заниматься свадьбой Винсента Витторио и Оливии Дагвуд!

– Знаю! И очень за тебя рада! Я сразу сказала Линде, что ты получишь это место. Улыбка Марни померкла.

– Ты сказала Линде Фаррино? Мама прищелкнула языком.

– Разумеется, я сказала Линде! Она моя лучшая подруга!

– Но, мама! Никто же не должен быть в курсе! Это страшная тайна!

– Да, Марни, конечно, – устало ответила мама. – Я еще не настолько дряхлая, чтобы не помнить, что ты мне говоришь. Я поделилась только с Линдой, но не волнуйся – она не проболтается.

Марни в этом сомневалась, но что толку теперь дергаться? Кроме того, сейчас перед ней встала более серьезная проблема: что надеть?

И правда, что обычно надевают на встречу с известной во всем мире суперзвездой? На Оливии Дагвуд наверняка будет шикарный наряд, а вот на Марни... В одном она была уверена: она ни за что не наденет юбку, купленную на распродаже в «Дилларде». Может, мама согласится одолжить ей денег на новые шмотки? Где, интересно, состоится их встреча с Оливией? У нее дома? Она представила, как они с Оливией листают модные журналы и решают, какое платье... Нет, лучше они отправятся в студию Веры Уонг, и Вера сама покажет, какие эксклюзивные платья она может предложить Оливии!

Если, конечно, у Веры Уонг есть студия в Лос-Анджелесе. Кстати! Нужно собрать информацию.

– Марни?

Марни вскинула голову. Мама кивком указала на ее руку. Марни взглянула вниз: она сама не заметила, как наклонила бутылку, и из горлышка лилась вода.

– О Боже! – вздохнула она и потянулась за бумажным полотенцем.

8
{"b":"18244","o":1}