ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 5

Теперь Илай знал, от кого Марни унаследовала способность тараторить без умолку. Когда он спросил, как Марни добралась домой со своими фруктами, ее мать пустилась в бесконечные рассуждения по поводу апельсинов и фруктовых салатов.

Вот на дорожке показалась дочь королевы фруктов – она направлялась к нему. В руках у нее была здоровенная папка. Илай был приятно удивлен, заметив, что сегодня Марни одета не как школьная учительница. На ней были белые брючки в обтяжку, которые сидели как влитые, и синяя рубашка по пояс, подчеркивавшая все особенности ее тела. Из-под рубашки виднелся краешек живота.

Фигура этой женщины отличалась изгибами. И какими! Раньше он этого как-то не замечал – вернее, не желал замечать.

Она поздоровалась с ним с очаровательной улыбкой и, жонглируя огромной папкой, уселась напротив за столик. Сегодня ее темно-рыжие волосы были распущены: они рассыпались по плечам и красиво обрамляли лицо.

Ну хорошо! Она чертовски привлекательна! Илай это еще во время собеседования заметил. Он все-таки мужчина, черт возьми, хотя Триш приложила все усилия, чтобы сделать его бесполым существом.

Но в прошлый раз от него почему-то ускользнула природная красота Марни. Может, потому, что она сильно вспотела? Но теперь она выглядела так, словно сошла с обложки календаря, рекламирующего висконсинский сыр. Он представил ее с вилами в руках – или какое там приспособление используют для приготовления сыра? – в отрезном комбинезоне на голое тело. Одна лямка расстегнута, и одежда едва прикрывает сосок идеальной груди...

Черт! Этого еще не хватало! Он попытался сосредоточиться на том, что она говорит, – с тех пор как Марни пришла, она не переставала болтать. Сначала она говорила что-то о месте встречи и совала ему под нос розовый блокнот. Потом начала вещать об организации праздников, положила порт-фолио на крошечный столик и раскрыла его.

– Вот свадьба, которую я помогала организовывать. Свадьба на пляже, – говорила она, гордо разглаживая страницу. – Я хотела вам ее показать, потому что она была на открытом воздухе, и эта свадьба тоже будет на природе. Кстати, у вас есть офис? Мне, возможно, понадобится адрес. Вот посмотрите, как мы все устроили: белые стулья, алтарь и красный ковер, чтобы с платьем невесты ничего не случилось. – Она проказливо улыбнулась. – Правда, платье все же пострадало – самый кончик шлейфа. По-моему, невеста по сей день ни о чем не догадывается. – Марни рассмеялась. – Праздничная часть проходила тут же, – продолжила она, перевернув страницу, – практически на том же месте. Мы соорудили танцплощадку и наняли небольшой ансамбль из шести музыкантов. Под конец все поскидывали туфли и пустились в пляс на пляже под зажигательные ритмы. И еще мы устроили восхитительную подсветку.

Марни взглянула на Илая – очевидно, ждала его реакции. Но он промолчал, так как не знал, что сказать.

Ее лоб пересекла еле заметная морщинка, и она снова склонилась над портфолио.

– Вот еще одна свадьба на открытом воздухе. На озере Тахо. Вы когда-нибудь бывали на этом озере? Там так здорово! Ну так вот: празднество проводилось в частных владениях, и мы решили устроить катание на лыжах, несмотря на то что стояло лето. Знаете, подвезли на грузовиках искусственный снег и соорудили эти маленькие холмы...

– У меня вопрос, – подал голос Илай. Он откинулся на спинку стула и вытянул длинные ноги под столом.

– Задавайте!

– Ты всегда... так много говоришь?

– Да, – ответила она, глазом не моргнув. – А ты вообще когда-нибудь говоришь?

Илай усмехнулся:

– Иногда. Когда удается вставить слово в поток чужой речи. Кончики губ Марни тронула улыбка.

– И еще одна свадьба, – сказала она, перевернув страницу.

Илай остановил ее, положив руку на открытое портфолио.

– Оставь это для Оливии. Она будет без ума от этих картинок.

Марни слегка прищурила свои блестящие глаза.

– Ладно! – прощебетала она и решительно захлопнула портфолио, несмотря на то что он не успел убрать руку. – Когда мы с ней встретимся?

Он улыбнулся и осторожно извлек руку из портфолио. Марни убрала с глаз волосы, откинулась назад, закинула ногу на ногу, скрестила руки, как и Илай, и уставилась на него. Глаза ее блестели. Если он не ошибался, это был самодовольный блеск. Умную из себя строит!

Мысленно отметив это, он вытащил из кармана маленькую записную книжку. Открыл ее.

– После того как мы обговорим некоторые условия.

– Великолепно, – отозвалась она и принялась раскачивать ногой. Она не стала доставать ни бумагу, ни ручку.

– Может, запишешь самое основное?

Она вздохнула, нагнулась, порылась в сумке, достала ядовито-оранжевую ручку и ярко-зеленый блокнот на пружине. Затем выпрямилась, открыла блокнот, прижала кончик оранжевой ручки к бумаге и наградила Илая презрительной улыбочкой.

– Правило номер один – самое важное. – Илай улыбнулся. – Настолько важное, что, если не будешь его соблюдать, сразу же получишь от меня ботинком под одно место. Оно заключается в следующем: «Никто не должен знать». Никто. Ни лучшие подруги, ни мамочка, ни священник, у которого ты исповедуешься. Вообще никто. «АИП» пользуется такой популярностью потому, что мы гарантируем клиентам полную тайну. То есть ты не должна произносить вслух имена клиентов, говорить, куда едешь. Должна молчать даже о том, что работаешь над организацией свадьбы. Ты не представляешь, насколько хитры и изобретательны местные папарацци. Пока не будет заключен брак, это тайна за семью печатями. Вопросы есть?

– Нет. – Она опустила глаза и что-то записала в блокноте.

Он нагнулся и увидел слова: «Любит командовать». Просто великолепно! Тут он заметил, что она снова разинула рот. Он легонько похлопал ее по руке ручкой. Марни отвела руку. Илай нахмурился:

– В чем дело, Марни? Проблемы? Ты уже кому-то проболталась?

Она отвела глаза и пробормотала:

– Маме.

– О Боже...

– Но она ни одной живой душе не скажет! – Она сверкнула на него карими глазами испуганной лани. – Я заставила ее поклясться, что она будет хранить тайну!

– А еще кому ты проболталась? – строго спросил он.

– Никому, клянусь!

– Никому? Уверена? Может, делала вчера с подружками маникюр и молола языком о том, какую превосходную работу получила? И что в твои обязанности входят встречи с двумя знаменитейшими звездами Голливуда?

Умоляющее выражение ее лица сменилось раздраженным.

– Делала маникюр? – повторила она. – Ты что, шутишь? Думаешь, мне сейчас до этого? Что, мне в свободное время нечем заняться, кроме как маникюром?

– Так говорила или нет, Марни? Я заметил, что, получив эту работу, ты пребываешь в состоянии эйфории. А поболтать ты любишь.

– Ну и что же, что я много говорю, – огрызнулась она. – По крайней мере я не сижу, бросая на мир недовольные взгляды, как некоторые. Да, я действительно в восторге от того, что получила эту работу. Но я же профессионал! К вашему сведению, мистер-который-переходит-на-личности, я очень занята! У меня нет времени на то, чтобы делать маникюр и сплетничать с подругами.

Она раздраженно закинула волосы за плечи.

– Ладно, болтушка. – Он поднял руку. – Я ведь только спросил. Извини, что завел разговор о маникюре. Я не думал тебя обидеть, – сдался он. – Хотел только удостовериться, что ты не проболталась подругам.

– У меня нет возможности поговорить с подругами. Если хотите знать, мне пришлось переехать к родителям, потому что... короче, так сложились обстоятельства. До моих ближайших подруг ехать четыре часа. Я ни с кем не беседую, кроме мамы и папы.

– Да? И какие же это обстоятельства? Страсть бегать по магазинам? И почему женщины так любят делать покупки, тратя каждый заработанный цент на туфли, шмотки и искусственный загар?

Марни охнула.

– Откуда ты об этом узнал?

– Мы как следует проверили твою кандидатуру. Не хотим, чтобы в нашу команду просочился ненадежный человек.

9
{"b":"18244","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Астрологический суд
Сердце предательства
Перебежчик
Гвардиола против Моуринью: больше, чем тренеры
Помолвка с чужой судьбой
Уроки обольщения
Заботливая мама VS Успешная женщина. Правила мам нового поколения
Фельдмаршал. Отстоять Маньчжурию!