ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я думала, ты готовился отплыть в Америку, – заметила Абби, вспомнив его письмо. Гэлен слегка покраснел.

– Ну, так и было в некотором смысле. Сначала в Вест-Индию, потом в Америку. Я планировал совершить большое путешествие и повидать всех родственников, – объяснил он с небрежной улибкой, – Но пришло известие о его смерти, и вскоре компания, на которую я работал, разорилась.

– Какой ужас! – воскликнул;! Абби, не заметив, как вдруг он поменял тему. – И что ты сделал?

– К счастью, у меня была отложена небольшая сумма. Ее хватило, чтобы прожить некоторое время, и я уже плани­ровал поступить на другие судно, когда услышал, что ты в Англии – Он с чарующей улыбкой посмотрел на нее, – Я просто обязан был приехать повидать мою маленькую сестренку.

– Ох, Гэлен, ты не должен был тратить свои сбережения, чтобы навестить меня!

Абби всегда испытывала сочувствие к людям, связанным с морем, – большинство из них едва сводили концы с концами. И она тут же встревожилась.

– У тебя достаточно средств? Я хочу сказать, в настоящее время, – без обиняков спросила Абби.

Гэлен пожал плечами и уставился на исцарапанный стол, лицо его помрачнело.

– Недостаточно, я это вижу по твоему лицу! – воскликну­ла она.

– Не беспокойся обо мне, малышка. Как-нибудь прожи­ву. Не стану, конечно, снимать номера в шикарных отелях и катать тебя на двуколке.

Абби покачала головой и потянулась за своим ридикюлем.

– Я не хочу кататься на двуколке, Гэлен. Мне невыноси­мо думать, что ты ночуешь на каком-нибудь сеновале! Ты при­едешь ко мне в Блессинг-Парк…

– Нет-нет, пока что мне очень хорошо в Пемберхете. Со мной все в порядке, – как-то неуверенно заявил он. – Завтра уеду на несколько дней, у меня дела в Портсмуте.

Не задумываясь, Абби достала из ридикюля деньги, кото­рые собиралась заплатить за место на корабле.

– Возьми, – сказала она и, поскольку Гэлен отрицатель­но покачал головой, схватила его за руку. – Пожалуйста, Гэ­лен. Я хочу, чтобы у тебя было приличное жилье.

Гэлен нервно рассмеялся и сжал в кулаке купюры.

– Не так все плохо, малышка. Будем считать, что ты мне их одолжила, На очень короткое время, Я жду важных сообще­ний, которые должны в корне изменить мое положение. – Правда? Что же это за сообщения?

– В сное время я тебе все расскажу. Не удивлюсь, если эти новости окажутся полезными и для моей маленькой кузины. А пока мне бы очень хотелось провести с тобой некоторое вре­мя, если позволят обстоятельства.

Время. Абби хотела спросить, какое отношение могут иметь к ней сообщения, о которых он говорит, но тут ее взгляд упал н? часы в противоположном конце ком­наты. Ее ждет карета!

– О Господи! Я просила кучера заехать за мной ровно в четыре часа! – воскликнула она и бросилась собирать свои свертки. – Теперь все будут волноваться, подумают, что со мной что-то случилось.

Гэлен почему-то смутился. – Нет, мы не станем их волновать, – пробормотал он. Взяв у нее из рук свертки, он вывел ее из чайной и повел по направлению к главной улице.

– Значит, ты все это время жила в Америке, да? – спро­сил он, пока они шагали по переулку. Абби кивнула.

– Я приехала сюда чуть больше месяца назад, а до тех пор жила в Америке.

Они подошли к тому месту, где переулок выходил на глав­ную улицу. Чуть дальше перекрестка ее ждала карета Дарфил-да, и Абби помахала рукой, чтобы привлечь внимание кучера.

Гэлен задумчиво посмотрел на нарядную карету.

– У нас не хватило времени поговорить о тебе! Значит, моя маленькая кузина выходит замуж за маркиза Дарфилда? Полагаю, это счастливое событие произойдет весной?

Абби заколебалась. Ей не хотелось говорить Гэлену, что ее брак не состоялся и что она собирается вернуться в Америку. Она еще не готова была признаться в своем унижении. Абби улыбнулась кучеру, не заметив подозрительного взгляда, бро­шенного им на Гэлена. Лакей соскочил с запяток, с явным вызовом взглянул на Гэлена и забрал у него покупки.

– Тебе следует нанять этих двоих, чтобы отвезли тебя в церковь, – поддразнил он шепотом Абби.

– Собственно говоря, мы уже обвенчались с маркизом, – сказала Абби небрежным тоном.

Гэлен изумленно уставился на нее.

– Обвенчались? Пораженная его реакцией, Абби спросила: – Тебя это удивляет? Лакей демонстративно распахнул дверцу кареты.

Гэлен тут же пришел в себя и улыбнудся самой очарова­тельной улыбкой.

– Ты застала меня врасплох, Я подумал, что слишком мало времени прошло после помолвки. Вот и все.

– Примерно пятнадцать лет! – с грустной улыбкой отве­тила Абби. – Уверяю тебя, все приличия соблюдены!

– Мне бы хотелось познакомиться с твоим маркизом, ма­лышка. Возможно, я заеду через несколько дней. Нам с тобой обязательно надо поговорить. – Он шагнул к ней. – Обни­мешь своего кузена?

Абби крепко обняла Гэлена. Тот поцеловал ее в щеку, не­охотно отпустил, подмигнул и отступил назад, когда лакей втис­нулся между ними с явным намерением оттеснить его.

– Так ты приедешь в Блессинг-Парк? Очень скоро? – спросила Абби, пока лакей помогал ей сесть в карету.

– Приеду, как только вернусь из Портсмута, – заверил ее Гэлен.

Лакей захлопнул дверцу. Абби улыбнулась и помахала ку­зену в окошко. Карета тронулась, и тут она задала себе вопрос: как она вернется в Америку, если отдала все имевшиеся у нее деньги Гэлену?

Майкл завязывал шейный платок перед зеркалом, не об­ращая внимания на нескончаемую тираду Ребекки по поводу нарушенных обещаний. Было ошибкой приехать сюда, огром­ной ошибкой. Мимо него пролетела статуэтка и разбилась о стену, Майкл равнодушно взглянул на осколки. В последний раз проверив узел, он обернулся и посмотрел на хорошенькую блондинку, скользя взглядом по прозрачному неглиже и пыш­ным формам под ним.

– Я никогда тебе ничего не обещал, Ребекка, – невозму­тимо произнес он. – Наши отношения какое-то время устра­ивали нас обоих, а теперь перестали меня встраивать.

– Бессердечный кретин! Как ты посмел явиться сюда и овладеть мною, словно похотливый жеребец, а, – потом объя­вить, что все кончено! взвизгнула она.

– Это было не слишком удачно, правда? – Майкл вздохнул и сунул руки в карманы. Он не считал себя таким уж бессердечным, но в данный момент не чувствовал никаких угрызений совести. Это был ко­нец очередной сделки, только не деловой, а любовной. Собы­тие вполне обычное.

– Ребекка, дорогая…

– Не называй меня так! – яростно крикнула она.

– Перестань, ты же не ребенок, милая. Ведь нас мало что связывало. Разве что постель.

– Неправда! – Она зарыдала. Майкл нахмурился.

– Неправда? Ты не любишь сельскую жизнь, я не люблю город. Тебе не нравится, что я занимаюсь морскими перевоз­ками, а мне не нравится вертеться в гостиных. Признайся, ми­лочка, ты же знала, что когда-нибудь все кончится.

Ребекка схватила шелковую подушку и прижала к груди в приступе неподдельного горя.

Майкл почувствовал слабый укол жалости. Он подошелк кровати и положил руку на ее атласное плечо.

– Ребекка! Мы оба знали, что это кончится. Вопрос был только в том, кто первый порвет отношения, – мягко произ­нес он.

– Нет, – настаивала она, качая головой. – Я не знала. Я никогда…

– Мне очень жаль, дорогая, – перебил Майкл. – Но луч­ше покончить с этим раньше, чем позже.

При этих словах боль исказила лицо Ребекки, и она на­крыла его ладонь рукой.

– Ты ее любишь? – спросила она.

Майкл помедлил с ответом. Он рассказал Ребекке о своей женитьбе, но ни словом не обмолвился о том, что именно же­нитьба стала причиной разрыва их отношений. Потому что это было не так. Его просто не влекло больше к Ребекке.

– Любишь? – снова шепнула она. Майкл взглянул на Ребекку и задумался. Он не любил Абби. Но что-то тут было, что-то такое, что притягивало его к Абби даже тогда, когда Ребекка пускала в ход все женские уловки, чтобы возбудить его. Что-то такое, что вызывало в нем слабое, но явственное чувство вины за свое пребы­вание здесь.

23
{"b":"18245","o":1}