ЛитМир - Электронная Библиотека

– Как ты думаешь? У меня есть к ним такое же колье.

Сара задумалась, склонив голову набок, потом медленно покачала головой.

– Мне кажется, аметистовые сережки подошли бы больше. Абби покраснела. Она не надевала эти сережки с тех пор, как обнаружила предательство отца.

– Они мне не нравятся. Лучше надену бриллианты, – ска­зала она и вдела серьги и уши.

– Не нравятся? Но они такие красивые! Раньше вы часто их надевали.

– В самом деле, Сара, мне они не нравятся. Хочешь, возьми их себе? – внезапно предложила она. Глаза Сары широко раскрылись, в то время как Абби от­крыла маленькую коробочку с украшениями, вынула сережки и протянула горничной.

– Я не могу, миледи, просто не могу. Абби сунула их Саре в руку и сжала ее пальцы в кулак. – Я дарю их тебе, – настаивала она.

– Я просто не могу, – слабым голосом пробормотала Сара, вдевая их в уши. Ее изумление сменилось счастливой улыбкой, когда она посмотрела на себя в зеркало. Сара порывисто по­вернулась к Абби и поцеловала ее: – Ох, миледи, это самый прекрасный подарок в моей жизни! Хавершемы приехали раньше, чем это принято, и сидели с Сэмом в золотой гостиной. Когда вошел Майкл, леди Хавершем вскочила и быстро присела в глубоком реверансе – таком глубо­ком, что лорду Хавершему пришлось помочь ей подняться.

– Добрый вечер, лорд Дарфилд! Это такое огромное удо­вольствие посетить ваш прекрасный дом! – выпалила Кора Хавершем. Склоняясь к ее руке, Майкл опасался, как бы она от восторга не рухнула в обморок прямо на него. Стоящий рядом тучный Уильям Хавершем поправил мо­нокль и поклонился.

– Давно не имели счастья навещать вас, лорд Дарфилд. Вас вышибли из общества, правда? – спросил он. – Майкл пожал ему руку.

– Я бы не сказал «вышибли», лорд Хавершем. Просто я был в плавании, – вежливо ответил он и взял бокал своего обычного хереса у Джоунза.

– Лорд Хавершем рассказывал мне о довольно необычной игре в дартс, свидетелем которой он стал в Пемберхете, – за­метил Сэм, стоящий у окна.

Майкл направился к камину.

– В самом деле? Надеюсь, не о той игре, в которой уча­ствовала леди Дарфилд? – сухо спросил он.

– О той самой, сэр! Она очень искусна в этой игре, просто на удивление! Могла бы запросто выиграть тот матч, но мне кажется, нарочно проиграла ради матроса, Линдси, уж очень он переживал, что ему не удается ее обыграть, – сказал Хавер­шем и занялся своим виски.

– Эти матросы очень настаивали, чтобы она дала им отыг­раться, – вступила в разговор Кора, – так настаивали, что мне даже стало не по себе, правда, Уильям? Но леди Дарфилд со­храняла полное самообладание. Я чуть не умерла от страха, потому что они выглядели такими грубиянами, если вы пони­маете, что я имею в виду. К счастью, их так потрясли ее спо­собности, что они стояли разинув рот, правда, Уильям?

Уши лорда Хавершема ярко алели. Он робко взглянул на Майкла.

– Я лично нисколько не опасался за нее, милорд. Все это было вполне невинно, – произнес он, потом откашлялся и сердито посмотрел на жену.

– Я знаю, почему они так настаивали, – невозмутимо про­изнес Сэм. – В тот вечер, когда леди Дарфилд приехала в Анг­лию, те же парни угрожали расправиться с ней, если она откажется с ними сыграть. Она держалась очень храбро, это правда, и заключила с ними сделку. Если она попадет королю в глаз, они оставят ее в покое. Я уж было решил; что мне придется драться со всей этой компанией, но она сделала идеальный бросок. Никогда не видел, чтобы в пе­реполненном зале мгновенно воцарилась такая тишина.

– Вы там были? – ахнула Абби, появившаяся в дверях. Майкл мгновенно забыл о своем желании свернуть Сэму шею за то, что тот не защитил Абби. Она была воплощением грации и красоты. В своем необычном платье Абби походила на анге­ла, но очень соблазнительного ангела, и Майкл, охваченный страстью, невольно сжал кулаки.

Сэм поднялся, продолжая смеяться.

– Я все время находился у вас за спиной, леди Дарфилд, готовый прийти на помощь, если потребуется. Но вы так легко справлялись с ситуацией, что, признаюсь, мне не хотелось вам мешать и я решил посмотреть, чем все кончится.

– Могли бы по крайней мере представиться, – проворча­ла она.

Майкл пошел ей навстречу, обвил рукой ее талию, легонь­ко поцеловал в висок и тайком вдохнул нежный аромат сире­ни, окутавший ее, словно облако.

– Значит, вы играли в дартс дважды, мадам? – прошептал он. Абби робко улыбнулась:

– И оба раза не по своей воле.

– О, дорогая, как иы прекрасно выглядите сегодня! – вос­кликнула леди Хавершем.

– Вы очень добры, леди Хавершем, – ответила Абби, скромно наклонив голову.

– Утонченное создание, вы согласны со мной, милорд? Ког­да вы намерены вывезти ее в свет? Все высшее общество просто с ума сойдет, я вам это обещаю, – авторитетно заявила она.

Майкл ни минуты в этом не сомневался, но не по той причине, которую имела в виду леди Хавершем. Он не ответил на ее вопрос и спросил у Абби, чего бы ей хотелось выпить.

Она задумалась.

– У вас есть мадера?

Майкл не удержался от улыбки.

– Полагаю, в винном погребе найдется несколько бутылок, – ответил он и кивнул лакею.

– Лорд Дарфилд, уж не собираетесь ли вы запереть это прекрасное создание в Блессинг-Парке! – продолжала леди Хавершем.

– Всему свое время, миледи. Признаться, далеко вперед я не загадываю.

– Осмелюсь заметить, лорд Дарфилд предпочитает ни с кем не делить ее общество, – вставил Сэм.

Лорд Хавершем так энергично закивал в знак согласия, что у него из глаза выскочил монокль.

– Леди Хавершем, зная, какой интерес вы проявляете к Востоку, мы приготовили египетские блюда, – сказала Абби, чтобы сменить тему разговора.

Леди Хавершем восторженно захлопала в ладоши:

– О, как это чудесно!

– Скажите, умоляю, какие именно блюда вы приготови­ли? – оживившись, спросил лорд Хавершем, Абби давно заме­тила, что лорд Хавершем ставил возможность ублажить свой желудок выше всех прочих радостей жизни.

– Наберитесь терпения, скоро узнаете, – ответила Абби. И все же леди Хавершем, сама того не желая, испортила Абби вечер. Когда после супа из чечевицы, который всем очень понравился, подали паштет из цыпленка с горошком и запе­ченные баклажаны, а по бокалам разлили мадеру, леди Хавер­шем заметила;

– Жаль, что вы не смогли приехать к леди Дарфилд в Каир, милорд.

– Не понял? – вежливо откликнулся Майкл.

– О, вы же собирались навестить леди Дарфилд в Каире, но были, как всегда, заняты делами на полуострове, – ответи­ла она, накладывая себе еще паштета.

Сидящая на противоположном конце стола Абби увидела, как потемнело лицо Майкла, и сердце ее упало. Какая же она дурочка, выболтала Хавершемам все мельчайшие подробности своей жизни.

– Знаете, леди Хавершем, – нервно заговорила она, жес­том отказываясь от предложенного паштета, – я ка­талась в Египте на верблюде. Чтобы на нем ездить, требуется большое мастерство. Нужно садиться немного поза­ди горба, знаете ли, не то животное станет строптивым.

– На верблюде, неужели? – пискнула от восторга леди Хавершем.

– На верблйде? – переспросил Майкл с недоверием. Абби улыбнулась дрожащими губами.

– Я полагала, что следует размещаться между горбами, – добавила леди Хавершем.

– У этого верблюда всего один горб, – вмешался в разго­вор лорд Хавершем.

– Откуда ты знаешь, Уильям? Извини, но ты никогда в жизни не видел такого верблюда, – заметила Кора и поверну­лась к Абби: – А как на него взбираются?

Бросив тайком взгляд на Майкла, Абби стала рассказывать об искусстве езды на верблюде. Леди Хавершем была в востор­ге. Сэм слушал внимательно, что же до лорда Хавершема, то он был занят исключительно едой, остальное его не интересо­вало. Абби показалось, что Майкл слишком пристально смот­рит в свою тарелку.

– Вы так хорошо узнали Египет, дорогая моя девочка, – сказала леди Хавершем, отпив глоток вина. – Полагаю, вам известно, лорд Дарфилд, что ваша жена свободно владеет ино­странными языками? Я уже не говорю о французском. Расска­жите ему о том случае, – настаивала леди Хавершем.

32
{"b":"18245","o":1}