ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Озил. Автобиография
Зона Посещения. Расплата за мир
111 новых советов по PR + 7 заданий для самостоятельных экспериментов
Финская система обучения: Как устроены лучшие школы в мире
Город. Сборник рассказов и повестей
SuperBetter (Суперлучше)
Представьте 6 девочек
О лебединых крыльях, котах и чудесах
Ветер над сопками

– Я не красивая. Майкл, не слушая возражений, поцеловал ее в глаза. Сна­чала в один, потом в другой.

– Позвольте с вами не согласиться, мадам. – Он нежно поцеловал ее в губы. Абби теснее прижалась к нему. Он ласко­во провел пальцем по ее щеке, потом опять прильнул губами к ее губам. На этот раз. его язык беспрепятственно проник в ее рот. Абби, забыв о приличиях, плыла по волнам страсти, Она не чувствовала своего тела. Это было удивительное, ни с чем не сравнимое блаженство. В конце концов Майкл отстранился и посмотрел на нее... – Ты великолепна, дорогая, – прошептал он. Сердце Абби учащенно забилось, и из груди вырвался вздох. Этот тихий, счастливый вздох зажег в Майкле пожар. Он поцеловал ее страстно и в то же время нежно. Так, что у Абби закружилась голова – Она бы упала, не держи ее Майкл в объятиях. Абби запрокинула голову, когда он прижался теп­лыми губами к ее шее. Его ладонь скользнула по ее груди и стала опускаться ниже.

– Я хочу тебя, Абби, – шепнул он, целуя ее. Абби не ответила. Он взглянул на нее, погладил ее щеку тыльной сто­роной ладони. Страсть бушевала в нем с такой силой, что он боялся потерять над собой контроль. – Я хочу… любить тебя.

– Я… не знаю, – прошептала она.

Майкл обольстительно улыбнулся и коснулся губами ее лба.

– Ты боишься?

У Абби не было сил сопротивляться...

– Кажется, нет. А ты? – Она не заметила, как-тоже пере­шла с ним на ты.

Он.рассмеялся низким грудным смехом и подхватил ее на руки.

– Нет, – ответил он и понес ее к себе в спальню, к мас­сивной кровати под балдахином. Там он поставил ее на ноги, страстно поцеловал и начал ей расстегивать платье.

– Что ты делаешь?

– Расстегиваю пуговки.

– Но… твой камердинер! – испуганно прошептала она. Майкл усмехнулся.

– Ты предпочла бы, чтобы это сделал Деймон? – поддраз­нил он ее.

Абби залилась краской.

– Ты говорил…

– Забудь о том, что я говорил, забудь обо всем. Он медленно снял с нее платье. Оно упало на пол лилово-золотистым облаком, и Абби осталась в тонкой сорочке.

– Господи Боже мой – выдохнул Майкл с ис­кренним восхищением. Глаза Абби широко раскрылись от изумления. Она не была похожа ни на одну из тех женщин, которых он знал; в ней не было притворной наивно­сти. Она даже не зналл, какой потрясающей красотой наделил ее Бог. Когда Майкл хоюл развязать тонкую ленточку, поддер­живающую сорочку, ону нервно схватила его за руку.

– Майкл, я ведь ничего не знаю! – взмолилась она. Он остановился, осознав, что она действительно невинна, и ласково обнял ее.

– Совсем ничего? – спокойно спросил он.

– Совсем! Знаю только, что должна лежать, пока ты бу­дешь делать… это.

– Это, – терпеливо объяснил он, – самое приятное, чем могут заниматься мужчина и женщина, вопреки всему, что тебе наговорили. – Заметив на ее лице сомнение, он продолжал; – Когда мужчина занимается любовью со своей женой, он осы­пает ее нежными поцелуями. – Он развязал ленточку, обна­жив ее полные груди. Они были совершенны. Он тронул ладонью сосок, и тот восстал от его прикосновения.

– Это все? – разочарованно шепнула Абби. Майкл тихо рассмеялся и легонько сжал ее грудь.

– Может восстать еще что-нибудь, но я думаю, лучше я тебе покажу, как это делается. – И, не дав ей возразить, прильнул губами к ее губам и спустил с ее плеч сорочку, которая тоже упала на пол. Абби вся дрожала, не то от жела­ния, не то от страха, и Майкл осторожно положил ее на постель. Он быстро снял рубашку, не отрывая глаз от Абби. Она лежала так, как он это себе представлял, роскошные черные волосы окутали ее полное сладострастия тело. Господи, в ней все совершенно. И пышная грудь, и тонкая талия, и узкие бед­ра, и длинные, изящные ноги. В слабом свете луны ее кожа излучала сияние. Ее фиалковые глаза скользнули по его телу, и когда она увидела его восставший орган, то содрогнулась.

– Господь милостивый, – тихо шепнула Абби. Майкл за всю свою жизнь имел дело только с одной девственницей, но тогда он сам еще был мальчишкой. Все прошло болезненно для обоих, но из этого первого своего опыта он извлек урок. И сейчас всем телом опустился на Абби, впившись в ее губы поцелуем. Когда же она обвила его шею руками, Майкл посмотрел на нее.

– Лежи так, как сейчас, а я буду тебя целовать.

Майкл улыбнулся и поцеловал ее в кончик носа. Взгляд Абби остановился на его губах. На шее у него яростно билась жилка, когда он снова опустился на нее. Ее груди терлись о волосы на его груди, все больше и больше возбуждая его. Он начал медленно, дразняще скользить ладонями по ее телу, не отрываясь от губ. Снова погладил ее грудь, потом живот. Когда же его пальцы неторопливо заскользили по внутренней сторо­не бедра, Абби тихо вздохнула, и Майкл заскрипел зубами, пытаясь сохранить самообладание. Абби вся была во власти ощущений, доставлявших ей ни с чем не сравнимое наслаждение. Он стал гладить ее между бе­дер, и они сами раздвинулись, готовые принять его. Он что-то пробормотал, в то время как пальцы его проникли в ее лоно. Так не должно быть. Она не ожидала, что это будет проис­ходить вот так.. Но ей это нравилось; более того, она была на вершине блаженства. Волна удовольствия и зарождающегося предвкушения захлестнула ее. Она хотела, чтобы он сделал… она сама не знала – что.

– Ты уже готова принять меня, дорогая? – спросил он. – Подожди немного.

Она не поняла, что он имел в виду, но ей быдр все равно. Ее тело настойчиво требовало освобождения от чувственной тяжести. Она начала извиваться, когда он раздвинул ей ноги и приподнялся над ней. Дыхание его стало неровным. Он взял ее руку и опустил вниз, чтобы дать ей почувствовать всю силу своей страсти. Абби отдернула руку, когда ощутила бархатную кожу головки. Тогда Майкл положил ее ладонь у нее между ног, поглаживая ее восставшей плотью.

– Что-то происходит! – ахнула она. Майкл только и ждал этого сигнала.

– Все в порядке, дорогая, – нежно прошептал он и осто­рожно вошел в нее, проникая все глубже и глубже. Руки Абби теснее обвились вокруг него, она молча умоляла его привести ее к завершению, к какому, сама не знала. Майкл сдерживался из последних сил. Абби отвечала на каждое его движение, то и дело приподнимаясь, неистово лас­кала его в ожидании чего-то большего, еще неведомого ей. Майкл же, ощутив препятствие в глубине ее лона, остано­вился. Веки Абби были опущены, пухлые губы слегка приот­крылись. Подумать только! Он, дарфилдский дьявол, опытный мужчина, желал эту милую девственницу так, как никогда не желал ни одну искушенную в амурных делах красотку. Прильнув губами к ее губам, Майкл мощным толчком вошел в нее. Абби вскрикнула и вся напряглась от пронзившей ее резкой боли.

– Извини, дорогая, больше больно не будет, – прошептал Майкл. Абби не шевелилась, не произнесла ни слова. Майкл не переставал целовать ее. Когда же Абби немного расслаби­лась, он продолжил движение, медленно, осторожно, чтобы не прийти к финишу первым. Абби поначалу всхлипывала, но, когда боль утихла, стала двигаться в одном ритме с ним, полу­чая от этого удовольствие, в ожидании чето-то большего. Ее волосы рассыпались, окутав ее, прядь упала ей на лицо. Майкл с надеждой подумал, что его героические усилия сдержать бу­шующую в нем страсть будут сейчас вознаграждены, и молил Бога, чтобы она скорее пришла к финишу. Абби хотелось того же самого, но по неопытности она не отдавала себе в этом отчета. Весь мир для нее сосредоточился сейчас в Майкле.

– Пора, дорогая, пора, – торопил он Абби, глядя ей в глаза.

– Майкл! – вдруг прошептала Абби, вцепившись пальца­ми в его плечи и царапая их. Потом выгнула спину и запроки­нула голову. – Майкл! – сорвалась она на крик.

Наконец-то свершилось. Наслаждение волной захлестну­ло Абби, унося ее из реального мира. Она снова выгнула спи­ну, каждой клеточкой тела ощущая освобождение, и, облегченно вздохнув, рухнула на постель.

– Ох, Майкл! – выдохнула она. Теперь настала очередь Майкла испытать облегчение – Он застонал и одним мощным, завершающим толчком заполнил ее всю. Его семя излилось в ее лоно, в то время как сам он с благогове­нием едва слышно повторял ее имя. То, что между ними про­изошло, было для Майкла не просто удовлетворением плоти. Это была любовь. Возвышенная, вдохновенная. Ему и в голову не могло прийти, что женщина способна внушить ему столь глубокое чувство.

34
{"b":"18245","o":1}