ЛитМир - Электронная Библиотека

Абби шла вслед за Рутье по террасе, наслаждаясь прохлад ным ветерком. Ее спутник был необычно молчалив.

– Воздух освежает, вы не находите?

– Наверное, – холодно ответил он. Абби искоса взглянула на него.

– Вам, кажется, не по себе, мистер Рутье.

– Возможно, – отозвался он. В мозгу Абби прозвенел тре­вожный сигнал, настолько слабый, что она не обратила на него внимания. Вдруг Рутье взглянул на нее и улыбнулся: – А мо­жет быть, и нет. Вы уже были в лабиринте леди Уилмингтон? Это самый большой лабиринт в Лондоне.

– Нет, не была.

– Тогда пойдемте; не пожалеете, – сказал он и повел ее вниз по каменной лестнице.

– Но, мистер Рутье, уже стемнело! – рассмеялась Абби.

– Уверяю вас, там очень светло. Внутри расставлены фа­келы на тот случай, если кто-нибудь заблудится.

По мере приближения к входу дурные предчувствия Абби все усиливались.

– Мне кажется, нам не следует заходить внутрь. Это не очень прилично. – И она нервно рассмеялась.

– Прилично? С каких это пор вас волнуют приличия, леди Дарфилд? – Он так странно улыбнулся, что по телу у Абби побежали мурашки.

Она нахмурилась, не совсем понимая смысл его слов.

– Полагаю, этот лабиринт предназначен для влюбленных, мистер Рутье. А не для тех; кто просто отправился погулять, как мы с вами.

– По-моему, он нам вполне подходит, – заметил Рутье. – Не поняла.

– Я совершенно уверен в обратном, – произнес Рутье;

Когда они подошли ко входу, он схватил ее за локоть и потащил к живой изгороди. Абби на мгновение растерялась, но тут в ее голове ударили колокола, предупреждающие об опас­ности. К несчастью, было уже слишком поздно. Она попыта­лась вырваться, но он толкнул ее в узкий проход и сошел вслед за ней, отрезав дорогу обратно. Затем толкнул ее вперед.

Абби споткнулась, повернулась к Рутье лицом и попяти­лась, глядя на него с изумлением.

– Мистер Рутье, что на вас нашло? Мне вовсе не хочется осматривать лабиринт!

– А мне хочется, – небрежно ответил он, надвигаясь на нее. Абби охватила паника. Лицо Рутье казалось вырезанным из кам­ня, а желтые глаза стали такими жестокими, что Абби подавила невольную дрожь. Заметив ее испуг, он злорадно улыбнулся.

– Если я дала повод подумать, что мое дружеское отноше­ние к вам нечто большее, мне искренне жаль. Я замужняя жен­щина, сэр, и меня не интересуют связи на стороне. – Абби отступила назад и наткнулась на изгородь.

– Вы – несравненная красавица, вам это известно? – тихо спросил Рутье, оглядев ее е ног-до головы, и облизнул губы.

Абби вытянула вперед руки в тщетной попытке удержать его в рамках приличий.

– Не надо, сэр. Ваши ухаживания мне неприятны, – ска­зала она.

Губы Рутье искривила похотливая усмешка.

– Сопротивление. Мне это нравится, красавица моя. Господи, она считала его другом, а у него, оказывается, совсем другие намерения.

– Я не хочу. Думаю, вы понимаете меня, – настаивала Абби.

– Зато вы меня не понимаете. – Он издевательски рас­смеялся. – Да бросьте, леди Дарфилд. Вы наверняка не прочь поразвлечься с кем-нибудь. Вам следовало убедить этого него­дяя отдать вам ваше приданое, а потом бросить. Он вас недостоин, неужели вы этого не видите? Он совершенно не уважает вас. Он не умеет любить женщину, как умею я.

Эти слова вызвали у Абби бурю отрицательных эмоций. Никого более отвратительного она не могла себе представить. На какое-то мгновение Абби зажмурилась, чтобы побороть при­ступ страха и ненависти, а когда открыла глаза, Рутье набро­сился на нее, Абби изо всех сил толкнула его в грудь.

– Можешь притворяться, если тебе так нравится, ангел мой, но я знаю, что такая женщина, как ты, любит почувствовать между бедрами кое-что твердое, – проговорил он, тяжело дышать.

Абби с размаху опустила каблук на его ногу в туфле из мягкий кожи, Рутье замер, его глаза превратились в две узенькие, злобные щелочки. Абби отшатнулась и еще сильнее вжа­лась в живую изгородь, тем самым загнав себя в ловушку. Господи помилуй, что происходит? Неужели все население Англии обезумело? Она пыталась побороть страх, охвативший ее и грозящий лишить последних сил, Рутье холодно всматри­вался в ее лицо. Абби не шевелилась, почти не дышала и горя-, чо молилась про себя. По губам Рутье скользнула усмешка, при виде которой Абби вздрогнула. На нее никогда никто так не смотрел, но она поняла смысл этого взгляда. Она ни за что не позволит ему прикоснуться к себе.

– Дарфилд не захочет тебя, если ты будешь обесчещена, правда? Не это ли треножит твою хорошенькую головку? Он не стал ждать ответа. Обхватил ее одной рукой за талию, а другой зажал рот. Потом подхватил, словно перышко, и понес в глубину лабиринта. Абби яростно сопротивлялась, но Рутье лишь смеялся над ее усилиями. – Твои опасения не напрасны, дорогая. Дарфилд никогда больше к тебе не прикоснется, если узнает, что я овладел то­бой. А я это сделаю, каждый дюйм твоего восхитительного тела будет моим. – Он остановился на маленькой поляне, с похот­ливой улыбкой посмотрел на нее сверху вниз и облизнулся. Он не отнимал ладони от ее рта, и ей трудно было дышать. – Какая чудесная дилемма для маркиза. Его хорошенькая же­нушка скомпромегирована Малкольмом Рутье. И вряд ли он поверит, что это произошло без твоего согласия. Мне кажется, он тебе не слишком доверяет. – Рутье хи­хикнул.

Абби начала яростно вырываться; ладонь Рутье соскольз­нула с ее губ.

– Не делайте этого, пожалуйста, – проговорила она. В ответ Рутье схватил ее за волосы и дернул голову назад. Абби каким-то чудом удалось вырваться из его рук, и она побежала. Но Рутье поймал ее и с такой силой прижал к себе, что в ее легких не осталось воздуха.

– Не надо сопротивляться, дорогая. А то не получишь удо­вольствия, – прошептал он ей на ухо.

Абби закричала. Рутье снова зажал ей рот потной ладонью и заставил повернуться к нему лицом.

– Посмей только еще раз крикнуть, сука, – злобно сказал он, убрал ладонь с ее рта и впился в него губами.

Это был жестокий поцелуй. Абби не разжимала губ, он ее укусил. Она невольно ахнула, и его язык проник в ее рот, вы­звав новый приступ тошноты. Абби отталкивала Рутье, пыта­ясь нашарить ногами его ступни, чтобы ударить в лодыжку. Рутье только рассмеялся, не отрываясь от ее губ, и еще сильнее впился в них. Она попыталась повернуть голову, но он был гораздо сильнее. Держа ее одной рукой за талию, он не давал ей высвободиться, навалившись на нее. Потом сунул руку ей за корсаж и грубо стиснул грудь. Абби продолжала сопротивляться, но понимала, что это бессмысленно, и чувствовала себя совершенно беспомощной. Когда он попытался задрать ей платье, Абби умудрилась за­кричать даже с зажатым ртом. Ему удалось бы ее изнасиловать, если бы в этот момент кто-то не вмешался. Она не знала, как это произошло, только почувствовала, что ее оттолкнули в сторону. Абби зацепилась каблуком за подол и упала навзничь. Ошеломленная, она не сразу разглядела катавшиеся по траве фигуры. Кто-то резко схватил ее за плечи и поднял на ноги.

– Господи, с вами все в порядке? – Лорд Сазерленд смот­рел на нее с мрачной тревогой. Она тупо кивнула, поднесла руку к лицу и потрогала укушенную Рутье губу.

На лице герцога промелькнуло отвращение, и он посмотрел в ту сторону, где дрались двое мужчин. Абби перевела шгляд на дерущихся, и сердце у нее замер­ло. Майкл с потемневшим от ярости лицом дрался с Рутье. Она подавила готовый вырваться крик, когда Рутье нанес Майк­лу молниеносный удар в челюсть, от которого его голова резко дернулась назад. Майкл пошатнулся, и Рутье бросился на него, готовясь нанести удар. Но Майклу удалось уклониться, и ку­лак Рутье врезался в изгородь. Майкл прыгнул на Рутье, сбил его с ног, и тот, упав на спину, с глухим стуком ударился о землю. Кулак Маикла вре­зался ему в лицо, за первым ударом последовал второй, Рутье попытался поднять руки, но Майкл был полон решимости при­кончить его. Однако помешал просочившийся в сознание крик Абби. Он упустил какую-то долю секунды, и этого оказалось достаточно. Рутье нанес ему почти смертельный удар и сбро­сил его с себя.

57
{"b":"18245","o":1}