ЛитМир - Электронная Библиотека

Она резко повернулась и пошла к двери. Майкл вскочил и поймал ее раньше, чем она добралась до нее.

– Отпусти меня! – закричала Абби.

Майкл обхватил ее и крепко держал. Абби попыталась вы­рваться, но он сжал ее еще крепче. Знакомый аромат сирени дурманил Майклу голову.

– Я знаю, ты сердишься…

– А чего ты ожидал?

– Мне очень жаль, дорогая, я был не прав. Я только хочу вернуть все обратно. Хочу любить тебя, Абби. И хочу, чтобы ты тоже любила меня.

Абби не слушала, ее взгляд метался, из стороны в сторону, мысли стремительно проносились в голове. – А когда я в следующий раз засмеюсь, Майкл, ты тоже подумаешь, что я тебя предала? Когда снова посмотришь смерти в глаза, попросишь меня дать моему ребенку твое имя и сой­дешь в могилу, гадая, твой ли он?! – воскликнула она.

Майкл ахнул, осознав, что она неверно истолковала его слова в утро дуэли.

– Я хотел, чтобы наш ребенок носил мое имя в случае, если я погибну и ты снова выйдешь замуж! Господи, Абби, ты же мне лгала! Ты его защищала! – взревел он.

Абби захлебнулась рыданиями.

– Господи Боже мой, да я могу всем сердцем любить тебя, и у меня еще хватит любви для других людей. Вопрос так не стоит – все или ничего! Но этого ты понять не в состоянии! Ты выбираешь между женой и любовницей – все или ничего!

– Абби…

– Ты знал, что твои подозрения разрывают мне сердце? – спросила она, и глаза ее наполнились слезами. Она сердито стукнула его кулаком в грудь. – Ничего не осталось, все вдребезги разбито.

Майкл шагнул к ней.

– Нет – в гневе закричала Абби – Никогда больше не при­ближайся ко мне! Ты осел, Майкл Ингрэм, и я тебя ненавижу! – с горечью воскликнула она и выбежала из комнаты.

Ошеломленный, Майкл некоторое время стоял неподвижно, потом вернулся к столу и взял бокал с портпейном. Он потерял ее. И она права. Он действительно осел. Было три часа утра, но Абби еще не ложилась. Голова нестерпимо болела. Она мерила шагами спальню. Разговор с Майклом разбил ей сердце. Подумать только! Она еще чувствовала себя перед ним виноватой, жалела его, считала жертвой! Она смирилась с тем фактом, что он изменял ей, что не задумываясь бросил ее. Но то, что она сегодня услышала, потрясло ее. И зачем только он сказал ей, что любит ее. Ведь она так давно жаждала услышать эти слова! Она смотрела на дверь, соединяющую их спалььи, и думала, что, возможно, он уже крепко спит, а она тут страдает. Он сделал ей признание, и теперь она несла его признание, его ревность, как крест. Сама мысль об этом привела ее в ярость. Она должна прямо сейчас сказать ему, какой он бездушный негодяй. Увидеть в его глазах отчаяние. Преодолевая головную боль, Абби подошла к двери и распахнула ее, потом прошла через туалетную комнату и с силой толкнула следующую дверь. В его спальне было темно, ее освещали лишь красные угольки угасающего камина. Но Майкл сидел на вышитом покрыва­ле своей постели, вытянув одну ногу и облокотившись на колено другой. Он был в одной сорочке. Когда Абби вошла, он обер­нулся. Гнев захлестнул Абби. Она пересекла комнату и броси­лась к нему, чтобы ударить. Но его сильные руки обхватили ее и опрокинули на кровать. Абби опомниться не успела, как он навалился на нее всей своей тяжестью. Абби буквально поте­ряла дар речи и не сводила глаз с его смуглого лица.

– Я люблю тебя, Абби, Богом клянусь. Я жизни не пожа­лею, чтобы ты меня простила.

У Абби захватило дух: взгляд его серых глаз лишал ее воли, она жаждала его ласк, и это привело ее в еще большую ярость.. Она попыталась вырваться, но он зажал ее словно тисками, она даже шевельнуться не могла. – Я люблю тебя, – шептал он щекоча дыханием.ее щеку.

– А я тебя ненавижу! – Не верю.

– Ненавижу! – повторила она. – Как ты мог, Майкл? Как ты мог? Это несправедливо! Почему ты не верил в мою любовь? – всхлипывала Абби. Голова буквально раскалыва­лась, и она прикрыла глаза.

– Надеюсь, у тебя хватит великодушия, чтобы простить меня, дорогая. Я буду ждать столько, сколько понадобится, – Прошептал он.

. Его губы почти касались ее губ, и она жаждала поцелуя, Сердце ее взволнованно билось. Господи, она ни за что не уступит ему. Ни за что!

Его губы нежно коснулись ее лба, и Абби вздрогнула. Она закрыла глаза, у нее не было сил сопротивляться ему, хотя она понимала, что это безумие. Она не сможет жить без его объя­тий, без его ласк, без его любви. В этот момент его губы косну­лись ее губ. Абби замерла. Сколько нежности в его поцелуе! И сколько страсти! Ее тело предательски отвечало на каждое его движение. Желание нахлынуло на нее, словно гигантские волны на берег, Сегодня его поцелуй имел какой-то особый вкус, и Абби снова парила в заоблачных далях, забыв о реальности. Майкл застонал, и тотчас же из груди Абби вырвался ответный стон. Руки Манк-ла скользили по ее телу, гладили ее груди, щекотали шею, она почувствовала, как он хочет ее, ощущая на своем животе его напряженное естество. Не в силах совладать с собой, Абби просунула руки под его сорочку и неистово ласкала его грудь с мягкими шелковисты­ми волосами и твердыми сосками. Майкл все настойчивее це­ловал ее и отрывал губы от ее губ для того лишь, чтобы сказать, как сильно любит ее, как тосковал по ней все это время. Его слова были как бальзам на ее душевные раны. В его объятиях она вновь обретала себя. Когда Майкл коснулся пальцами пу­шистого треугольника между ее ног, Абби снова застонала и выгнула спину. Майкл осторожно вошел в ее лоно, не переставая шептать слова любви. Из глаз Абби неудержимым потеком лились слезы. Господи! Как же сильно она его любят! Почувствовав, что Абби близка к завершению, Майкл стал двигаться энергичнее, и они пришли к финишу вместе. Какое-то время Абби лежала не двигаясь, лицо ее было мокро от слез. Майкл нежно коснулся губами ее щеки.

– Пожалуйста, не надо, – прошептала она сквозь слезы.

– Прости, – шептал Майкл снова и снова. – Мне так жаль, что я причинил тебе боль. Я бы жизни не пожалел, что­бы повернуть время вспять, чтобы все у нас было, как раньше, чтобы мы не покидали Блессинг-Парка, – тихо произнес он, покрывая легкими поцелуями ее лицо. Поднес к губам ее ла­донь и, нежно поцеловав, прижал к своей щеке. Глаза Абби затуманили слезы. Он говорил так искренне, словно тоже ис­пытывал боль.

Абби была в замешательстве. Зачем она это сделала?

– Позволь мне подняться, пожалуйста, – попросила она. Он неохотно повиновался. Абби соскользнула с кровати, подо­брала свое платье и вышла, не сказав ни слова, не оглянувшись. Майкл упал на спину и уставился в потолок. Черт побери, когда он держал ее в объятиях и она нежно и робко отвечала на его ласки, он готов был умереть от счастья. Ведь она при­шла, чтобы причинить ему боль, но не устояла перед его на­тиском, потому что любила его. Он был единственным, кто мог успокоить и утешить ее, залечить ее душевные раны. К такому повороту событий Майкл не был готов. Он любил Абби, но одними заверениями в любви ее не заставишь в это пове­рить после всего, что произошло. Он глубоко ранил ее душу, а такое скоро не забывается. Майкл застонал и закрыл руками лицо. Он вымолит у нее прощение, если бы даже на это ему пришлось потратить всю свою жизнь. Он не отпустит ее от себя, чего бы это ему ни стоило. Будет бороться за нее. За все годы знакомства с Майклом Сэм ни разу не видел его в таком отчаянии. Даже когда была погублена репутация его сестры, когда умерла его мать и когда отец опозо­рил доброе имя семьи. Майкл метался по библиотеке, как зверь в клетке, бросая свирепые взгляды на Гелена Керри, спокойно стоящего в дальнем конце комнаты. Сэм знал, что рискует, когда привез сюда Керри – Но ведь Гэлен рйскаялся, предупредил Майкла об опасности, исходящей от Рутье, и в итоге убил негодяя. Какое-то время Сэм и Алекс прятали Керри, пока тому не представилась возможность поки­нуть Англию, и Сэм уже не питал неприязни к Керри. Этот мо­лодой глупец легко поддался влиянию Рутье и позволил ему сбить себя с пути истинного. Сэм опасался, что теперь Гэлен до конца жизни будет расплачиваться за содеянное. Даже прошение Абби, на что Керри очень надеялся, не принесет ему облегчения.

64
{"b":"18245","o":1}