ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ешьте. — Он подвинул к ней деревянную тарелку с хлебом и сыро»м.

Да, она должна что-нибудь съесть. Но сначала Лилиана медленно допила вино, которое наконец согрело ее. Эдриан смотрел на нее из-под длинных густых ресниц, жуя толстый ломоть хлеба. Когда бокал опустел, он снова наполнил его и протянул жене.

— Не знал, что вы любите вино.

— Я тоже, — хрипло пробормотала она.

— Возможно, это особое вино. — Мимолетный намек на улыбку. — И если я не ошибаюсь насчет Макса, оно двухнедельной выдержки.

Лилиана через силу улыбнулась и рискнула поднять глаза. В открытом вороте халата она мельком увидела кудрявые волосы на его груди. Потом, делая новый глоток, посмотрела на его руки, такие сильные, и вдруг представила их в действии. На дуэли. За карточным столом. С женщиной. Скольких женщин они ласкали? Почувствовав, как у нее запылали щеки, Лилиана снова отпила вина.

— Вы даже не притронулись к еде, — удивился Эдриан.

— Я не голодна.

— Ну что ж. Тогда будем ложиться спать.

О Господи, уже? Она совсем не так представляла себе этот момент. Думала, будут поцелуи, ухаживания, а что произойдет дальше, Лилиана не представляла… Об этом ей мать ничего не говорила. Всю последнюю неделю она муштровала ее, но так и не объяснила главного: как должна вести себя женщина в первую брачную ночь.

Лилиана еще больше напряглась, когда он вдруг обошел столик, встал у нее за спиной, положил ей руки на плечи и начал легонько их массировать. Господи, зачем?

— Вы дрожите, Лилиана. Не бойтесь, — прошептал он, прикасаясь к ее шее.

Она подскочила, словно испуганный кролик, и ударила его головой в подбородок.

— Ой! Извините, — смущенно пробормотала она.

— Все в порядке. Расслабьтесь, иначе мы никогда с этим не справимся.

Да, они никогда с этим не справятся, подумала Лилиана, пока он ласкал губами ее шею и нежно гладил руки. Но потом что-то произошло, и все ее тело, казалось, начало вибрировать под его пальцами. Эдриан поднял ее со стула, обнял за талию, прижал к себе и чуть заметно улыбнулся.

— Красивые волосы.

Она стояла как истукан, пока его губы медленно скользили по ее губам, а руки нежно ласкали спину. Она не предполагала ничего подобного! У нее возникло ощущение, что она уплывает куда-то под нежным натиском этих губ и этих рук…

Наконец Эдриан поднял голову, слегка нахмурился, взял ее руки и положил себе на талию.

— Так намного лучше, — сказал он. Да, лучше, так она по крайней мере не рухнет на пол. — А теперь откройте рот.

— Что? — испугалась Лилиана.

Комната вдруг покачнулась, когда его язык проник внутрь, наполнив ее страхом и неописуемым желанием. Она почувствовала странное покалывание, которое началось в животе и распространилось по всему телу. Не сознавая, что делает, Лилиана стала гладить мужа по плечам и спине. Когда его рука легла ей на грудь, она попыталась оттолкнуть ее, но рука продолжала восхитительный танец.

— Обними меня. — Он легонько ухватил зубами мочку ее уха.

Дрожа словно лист на ветру, она неуверенно положила руки ему на плечи, и Эдриан крепко прижал ее к своим бедрам. О Господи, что-то твердое упирается ей в живот — что это?

Он начал двигаться. Боже, помоги, она сейчас умрет от стыда или желания… или от того и другого! Сначала движение было почти неощутимым, он осторожно терся о нее. Лилиана напряглась, не зная, как это понимать, что ей делать в ответ.

Эдриан нащупал завязки пеньюара, и она, побледнев от ужаса, схватила его за руку.

— Не надо так пугаться. Все будет хорошо, — улыбнулся он, развязывая очень надежный узел.

Лилиана уже не пыталась остановить мужа, когда его руки скользнули ей под груди и нежно приподняли их. Она откинула голову, отдавшись во власть теплым губам, которые прокладывали дорожку от ее плеч к ямке на шее. Ноги у нее подкосились. Тогда Эдриан, продолжая целовать, отнес ее на постель. Краска стыда бросилась ей в лицо, когда он стянул с ее плеч ночную рубашку, и она судорожно вцепилась в тонкий шелк, не давая ему соскользнуть. Но Эдриан, казалось, ничего не заметил, его глаза были прикованы к ее груди.

— Боже мой! — восхищенно выдохнул он.

Пальцы легонько погладили соски, и Лилиана вздрогнула то ли от страха, то ли от ожидания неизвестного.

Его язык ласкал грудь Лилианы, а ладонь легла на самое интимное место. О Господи, она сейчас задохнется! Остановившись, Эдриан сбросил халат, и она почувствовала, как невероятной длины твердость скользнула по ее голым бедрам.

— Потрогай, — шепнул он, направляя ее руку, и Лилиана пришла в ужас, когда ощутила налитую кровью плоть. — Все будет хорошо, доверься мне, Лили.

Он бесстыдно гладил ее, принуждая раздвинуть ноги, и вот уже один палец медленно проник внутрь, за ним последовал и второй. Тело ее опять сковал страх, и она попыталась сжать бедра.

— Расслабься, — произнес Эдриан, осторожно входя в нее, потом проник глубже, еще глубже и начал едва заметно двигаться.

Он нежно целовал ее, покусывая нижнюю губу, а язык продолжал свою игру. Ее тело вдруг открылось ему так естественно, что Лилиану поразило это физическое и чувственное соединение мужчины с женщиной.

Помедлив, он чуть приподнялся и с тихим стоном неожиданно сделал толчок вперед. Резкая боль застала ее врасплох. Она невольно вскрикнула, а тело напряглось в ожидании дальнейших мучений. Эдриан замер.

— Прости, Лили, мне очень жаль. — Он погладил ее по щеке. — Отдохни немного. Только не двигайся, хорошо?

Лилиана почти не слышала его. Хотя боль начала утихать, страх не исчез, и она совершенно не представляла, чего ей ждать от Эдриана в следующую минуту.

— Пожалуйста, не делайте мне больно, — попросила она.

— Нет, обещаю тебе. — Он поцеловал ее глаза и рот. — Мы остановимся, когда ты захочешь. Только скажи — и мы остановимся. Не бойся, Лили, самое страшное уже позади.

Эдриан осторожно приподнял ей бедра, затем снова вошел в нее, и Лилиана выгнулась, ища облегчения, которого так жаждало ее тело.

— Спокойно, спокойно, — бормотал он ей в ухо, а сам продолжал натиск, подталкивая ее к экстазу.

Она сейчас наверняка умрет. Но какая это восхитительная гибель! Когда его рука скользнула между их соединенными телами и начала гладить ее, Лилиана с трудом подавила крик удовольствия. Толчки становились все яростнее.

— Обними меня, — прохрипел Эдриан.

Сгорая от нетерпения, она положила руки ему на плечи, страстно притянула к себе, а ноги сами обхватили мускулистые бедра, заставляя его еще глубже погрузиться в нее.

Потом это произошло. Без всякого предупреждения ее вдруг подняли в воздух накатывающие одна за другой волны наслаждения. Но яростный натиск продолжался, и, хотя Лилиана думала, что не сможет больше его вынести, по ее телу опять прокатилась судорога страсти. Как будто издалека она услышала глухой стон, которым Эдриан сопроводил последний толчок.

Некоторое время они лежали, не меняя позы. Это оказалось намного прекраснее, чем она представляла себе по описанию матери. Почти сверхъестественно. Наконец Эдриан поднял голову:

— Ты в порядке? Или еще больно?

В порядке? Не то слово! Она боялась, потому что до сих пор не подозревала, насколько это может быть восхитительно.

— Я безумно счастлива, — улыбнулась Лилиана.

Он молча смотрел на нее, словно запоминая ее лицо, потом легонько поцеловал и лег рядом. Прижавшись к его боку, она уткнулась ему в шею.

— Теперь постарайся заснуть. — Он поцеловал ее в плечо и встал с кровати.

— Ты уходишь? — Она не могла скрыть удивления.

— Уже поздно.

Эдриан подошел к камину, подбросил дров в огонь и начал одеваться, а Лилиана без стеснения разглядывала мужа, любуясь его наготой.

— Эдриан, тебе действительно надо идти? Он с улыбкой повернулся к ней:

— Ты устала. День выдался напряженным, и я не хочу слишком переутомлять тебя. Поспи немного. — Поцеловав ее на прощание в макушку, Эдриан направился к двери.

12
{"b":"18246","o":1}