ЛитМир - Электронная Библиотека

Лорд Олбрайт кивнул и откинулся на подушки с таким незаинтересованным выражением, что крайне удивил бы мистера Перла, не знай тот о выходке маркиза.

— Ладно, нет худа без добра. Молодому человеку важно иметь собственный капитал, раз он собирается жениться. Лорд Бенедикт влюблен в мисс Дэшелл… Не в Каролину, как считают некоторые, а в Лилиану. Полагаю, барон Дэшелл обрадуется предложению лорда Бенедикта. Это и есть ваше «добро».

— Предложение? Что-то я не слышал о таком… счастливом обороте дела, сэр.

— Неужели? — Мистер Перл чувствовал себя крайне неловко. — Я думал, лорд Бенедикт, возможно, упоминал об этом.

— Не упоминал. Не будете ли вы столь добры просветить меня?

— Да. Я знаю обо всем лишь потому, что лорду Килингу пришлось обратиться ко мне за… кое-какими сведениями относительно барона. Понимаете, тот весьма неосторожно распоряжается своими денежными средствами.

— Карточные долги? — спросил граф.

— О нет! — Адвокат энергично покачал головой. — Не только. У лорда Дэшелла три года был скверный урожай, грядущий тоже не сулит улучшений, и он хотел возместить ущерб за игорным столом, но проигрался в пух и прах. Теперь его задача — удержать на плаву Блэкфилд-Грейндж.

— Понимаю. Следовательно, предложение Бенедикта подоспело вовремя — в нем Дэшелл видит единственное спасение, — заметил граф, внимательно изучая свои руки.

Мистер Перл слегка расслабился, поскольку был хорошо осведомлен о предмете обсуждения.

— В некотором смысле — да. Мисс Дэшелл не имеет приданого, и барон рассчитывает погасить долги в обмен на ее руку.

— Для моего отца весьма непривычно оплачивать чужие долги, не так ли? — усмехнулся Олбрайт. — Полагаю, отказа от приданого достаточно, чтобы завоевать благосклонность молодой леди.

— Возможно. Но боюсь, кредиторы лорда Дэшелла проявят настойчивость, ибо лорд Килинг намерен оплатить его долги в обмен на руку девушки и на основную долю прибыли от Блэкфилд-Грейнджа. Ваш отец чрезвычайно ловок, — улыбнулся адвокат.

— Да уж, — презрительно буркнул граф. — Только не понятно, зачем он требует основную долю прибыли от поместья, которое ничего не производит?

— О, все просто! Блэкфилд-Грейндж стоит на плодороднейшей земле. Но лорд Дэшелл не способен даже грамотно вынуть носовой платок из кармана, если вы понимаете, что я имею в виду. Он совершенно не разбирается в сельском хозяйстве.

— Понимаю, — задумчиво кивнул граф, — и должен согласиться с вашим мнением, сэр. Но в этом случае именно мой брат заработает себе то самое пресловутое «добро».

Адвокат просиял от удовольствия, ибо лорд Олбрайт наконец признал его способности к дедуктивному мышлению. Он еще продолжал улыбаться, когда дверца кареты открылась.

— Простите, милорд, — сказал человек графа, — мы готовы.

Лорд Олбрайт наклонился к адвокату:

— Благодарю за беседу, мистер Перл. Она весьма меня развлекла.

Адвокат понял, что его время истекло, и поднялся с сиденья.

— Спасибо вам, милорд. Рад, что мне представился удобный случай дать вам ободряющие разъяснения акта о наследстве. Полагаю, вы теперь едете в Лонгбридж? Или в Лондон? — спросил он, спускаясь с узкой подножки.

— До свидания, мистер Перл, — ответил граф.

Когда адвокат сделал несколько шагов и оглянулся, лорд Олбрайт уже снова читал газету. Кивнув человеку на козлах, адвокат зашагал к пекарне.

Эдриан мрачно смотрел ему вслед. Значит, Бенедикт женится, а Арчи намерен прибрать к рукам поместье барона в качестве выкупа.

Граф сжал зубы, чтобы подавить растущее негодование. По глупости он решил, что может держать Арчи в страхе до конца его дней. И оказался достаточно тупым, чтобы упорствовать в своем заблуждении, даже после того как убил Филиппа.

Знакомая боль ножом полоснула Эдриана по сердцу. Разве он не знал, что брат в конце концов станет хозяином Килинг-Парка? Бенедикт никогда и пальцем не пошевелил, чтобы заработать себе на жизнь. А теперь этот трус получил выгоду от того злополучного происшествия и будет иметь все.

Задохнувшись от гнева, Эдриан вдруг понял, что может расстроить планы Арчи и Бенедикта. Он давно потерял уважение отца, а теперь распрощался и с законным наследством. Ему не вернуть ни того ни другого. Правда, в данный момент он к этому не стремился, но и не желал, чтобы все это досталось Бенедикту.

— Арло, останови карету! — рявкнул Эдриан. Когда экипаж, дернувшись, остановился и в узкую дверцу заглянул грум, он коротко приказал:

— Разворачивайся, едем на постоялый двор.

Удивленный Арло молча кивнул, захлопнул дверцу, и карета снова тронулась.

Граф смотрел в окно, тщательно обдумывая появившуюся идею и не находя в ней явных изъянов.

С вершины холма Эдриан изучал долину, где возвышался Блэкфилд-Грейндж.

Изящное поместье в георгианском стиле с двумя современными пристройками к господскому дому, вокруг усадьбы поля, усеянные точками стогов, и пастбища. От восточного крыла простирались сады, а перед западным раскинулась зеленая лужайка для игры в шары. Вдалеке два всадника мчались к лесу, подступавшему к усадьбе с западной стороны.

Эдриан весьма смутно представлял себе лорда и леди Дэшелл, но, как ни напрягал память, не мог вспомнить, сколько у них детей, какого они пола и возраста. Перл говорил о Томе Дэшелле, наследнике, а также о двух сестрах: Лилиане, старшей, и Каролине, признанной красавице. Обе девушки были невестами и, как деликатно выразился адвокат, Лилиана малость затянула со вступлением в брак.

По словам адвоката, девушки были «образцом здоровья женщин, с телосложением для произведения на свет многочисленных наследников». До сих пор мысль о наследнике не приходила Эдриану в голову, и он был рад, что Перл завел об этом разговор. Нельзя допустить, чтобы хоть фут Лонгбриджа или другого его владения достался Бенедикту.

Ему нужен наследник.

Он не позволит Бенедикту и Арчи прибрать к рукам Блэкфилд-Грейндж. На его счастье, Килинг с Дэшеллом пока не заключили сделку, да и мисс Дэшелл, по сведениям Перла, еще не знает о предложении.

Эдриан криво усмехнулся. Зато о его предложении мисс Дэшелл узнает сразу, как только он встретится с ее отцом. Без сомнения, барону оно покажется счастливым подарком судьбы. Вместо того чтобы взять себе основную долю прибыли, он даст ему двадцать пять тысяч фунтов, а в обмен на столь громадную сумму потребует лишь одного: бракосочетание должно состояться как можно скорее. И не имеет значения, что он ни разу не видел мисс Дэшелл, — когда придет время, они поладят. А теперь главное для него — месть. Он жаждет отомстить Арчи за все оскорбления, за свои многочисленные старания понравиться ему, за мать, за потерю Килинг-Парка. Да, он хочет мести, но чем дольше он будет стоять здесь, тем дольше ее придется ждать.

Эдриан пришпорил жеребца.

Джейсон, грум Блэкфилд-Грейнджа, увидел мчавшуюся среди деревьев Лилиану и начал сокращать разрыв, но она была отличной наездницей. Когда он почти догнал ее, Лилиана резко свернула вправо, и оба, пригнувшись к шеям лошадей, одновременно вылетели на луг, тянувшийся за лесом. Увидев маячившую впереди каменную насыпь, куда сломя голову скакала Лилиана, Джейсон даже перестал дышать, однако девушка, не сдерживая лошадь, птицей перелетела через препятствие. Они голова в голову обогнули дуб, стоявший на другом конце луга, и понеслись обратно. Вдруг Лилиана резко остановилась и что-то крикнула, когда Джейсон проскочил мимо. Его охватила паника, он тут же натянул поводья, разворачивая чалую, а Лилиана тем временем бессовестно обогнала его.

— Проклятие! — выругался Джейсон. Но было слишком поздно. Когда он минуту спустя появился из леса, она уже стояла за линией финиша.

— Вы смошенничали! — крикнул он сердито.

— Да, — с готовностью признала Лилиана смеясь. Джейсон не смог удержаться от улыбки.

— Интересно, что скажет миледи по поводу вашей скачки и обмана?

— Сдерет с меня шкуру живьем, — радостно заявила Лилиана.

4
{"b":"18246","o":1}