ЛитМир - Электронная Библиотека

Леди Олбрайт кивнула, и он препроводил ее по лестнице в маленький альков, где усадил в самое удобное кресло, а сам опустился на стул, который протестующе застонал под его весом. Она снова улыбнулась, но мистер Перл заметил, как ее руки теребят перчатки.

— Должна признаться, сэр, я не знаю, с чего начать.

— Обычное дело в подобных случаях, — улыбнулся он ободряюще. — Предлагаю начать с самого начала. По-моему, это лучшая отправная точка.

— Великолепное предложение. Итак. Вы помните, что несколько месяцев назад я вышла замуж и мы с мужем живем в Лонгбридже?

— Да, конечно. После того несчастного обстоятельства… вы понимаете, это не мое дело, но я осведомлен, что графу требовалась… резиденция, которую он мог бы назвать собственной.

Она слегка покраснела.

— Да, мы поселились в Лонгбридже, поместье Олбрайта…

— Которое он унаследовал от деда с материнской стороны в 1829 году, — изложил по памяти мистер Перл.

— Думаю, вы правы, — осторожно проговорила она. — Это поместье Олбрайтов, но мой муж бывал там всего несколько раз, с тех пор как ушел из жизни его дед…

— К несчастью. — Адвокат сочувственно улыбнулся.

— Э-э… да… Итак, сэр, вы догадываетесь, что лорд Олбрайт и его дед были не слишком близки.

— Я бы сказал — не общались. Разумеется, это не вина графа, поскольку его дед не общался и со своей дочерью, матерью вашего мужа, — быстро добавил мистер Перл.

Естественно, детали запечатлелись в его мозгу, так как были внесены в журнал номер шесть. Леди Олбрайт не могла знать этот маленький факт, и ее красивые глаза округлились от удивления.

— О да, — пробормотала она. — Поэтому вещи, оставленные прежним графом… личные вещи, как вы понимаете… не вызывают у моего мужа теплых чувств.

— Разумеется, — кивнул мистер Перл. — Особенно ружья, как я слышал. Представляю, насколько ужасным был для вас тот инцидент.

Леди Олбрайт внимательно посмотрела на него.

— Так вот. Осталось много вещей. Может, вы посоветуете мне, что с ними делать? — Она замолчала, и адвокат в ожидании наклонился к ней. — Я подумала, нет ли кого-нибудь… возможно, других членов семьи, которые хотели бы взять их на память.

О, она весьма умная молодая женщина!

— Как вы проницательны, леди Олбрайт! И как добры…

Она вдруг так наклонилась вперед, что ее лицо оказалось в нескольких дюймах от его лица.

— Вы мне поможете, мистер Перл? Я даже не представляю, где найти членов семьи, ибо, к несчастью, у моего мужа с его отцом сложные отношения, — серьезно сказала она.

Адвокат вздохнул. Семья Спенс всегда была сложной.

— Я слышала, что была еще одна дочь. Если это правда, то я должна попытаться ее найти, как вы думаете?

Его не слишком удивило, что она прибегла к такому способу навести справки о родственниках. Каролина Дэшелл была красавицей, зато ее сестра Лилиана нехватку миловидности восполняла умом и энергией. Конечно, мистер Перл счастлив помочь молодой графине.

— Хорошо. У меня наверняка сохранились кое-какие записи. — Подойдя к книжному шкафу, он стал перебирать тетради в кожаных переплетах. — Давайте посмотрим, давайте посмотрим, — бормотал он. — Полагаю, это должен быть примерно 1800 год. Ага, я был прав. Год 1802-й.

— Год 1802-й? — повторила леди Олбрайт.

— Да, — рассеянно ответил адвокат, не отрываясь от тетрадей. — Господи, так я и думал!

— Там… что-то есть? Я имею в виду — вы знаете, где ее можно найти?

— Печальная история, — вздохнул он. — Леди Эвелин Килинг была в то время очень молода, лет шестнадцати, ее сестра года на два старше…

— Печальная история, мистер Перл? — нахмурилась графиня.

— Ну, охлаждение, разрыв и все такое. У вас тоже есть сестра, миледи, и, уверен, вы можете представить, насколько вам было бы неприятно, если бы она вышла замуж раньше вас.

Миледи помолчала, потом медленно проговорила:

— Я… не понимаю.

Боже мой, конечно, она не понимает! Скандальные истории, досаждающие семье Спенс, не происходят в хороших семьях.

— Я постараюсь вам объяснить, если смогу. О помолвке официально не сообщалось, хотя лорд Килинг целый год ухаживал за леди Элисон. — Адвокат наклонился к графине и понизил голос. — Все ждали извещения, и представьте себе, как все были ошарашены, когда лорд Килинг назвал своей невестой леди Эвелин, а не леди Элисон. — Он покачал головой. — Между сестрами, естественно, возник разрыв. Старый лорд Олбрайт посылает одну дочь в Килинг-Парк, другую в Лондон и пытается замять дело.

— А… леди Элисон? Что случилось с ней? — спросила графиня, уставившись на книжный шкаф с дюжиной подобных тетрадей.

— Уехала в Лондон. Отец выпроводил ее из дома, чтобы не вызывать новых сплетен после свадьбы, которая произошла через две недели, — уточнил адвокат. Хотя в тетради он не упомянул причину такой спешки, она была очевидна. — Теперь вся история давно уже забыта, вот почему мои записи настолько ценны. Два дня назад я уже объяснил миссис Расуорт, что мои записи отличаются от записей мистера Фернсуорта из Ньюхолла. Мои-то клиенты знают, что могут рассчитывать на их точность…

— Она сейчас в Лондоне? — перебила его леди Олбрайт.

— Бедная девушка никогда не интересовалась Лондоном, — покачал головой мистер Перл. — Я думаю, именно поэтому она и вернулась.

— Так она здесь? — изумленно воскликнула графиня. Адвокат кивнул.

— Неподалеку от Фарлингтона, буквально в трех милях отсюда, — спокойно заявил он.

К великому своему удивлению и досаде, Джулиан вдруг обнаружил, что находится в Килинге. Видимо, арендатор, с которым он рано утром немного выпил, показал ему неверную дорогу. Черт побери, значит, он дальше от своего места назначения, чем рассчитывал? Медленно двигаясь по оживленной улице, Джулиан обдумывал, как ему поскорее отсюда выбраться. Он в двух часах езды от Лондона и не успеет туда до темноты, а кто знает, какие бандиты могут ждать на дороге одинокого всадника.

Не вернуться ли ему в Лонгбридж? Мысль не из приятных, зато он будет в полной безопасности, а рано утром отправится в Лондон. Конечно, можно снять комнату здесь, только еще не известно, с кем он столкнется в Килинге — не дай Бог, с гнусным лордом Бенедиктом. Да и чем заняться в этой проклятой деревне?

Значит, Лонгбридж.

Приняв решение, Джулиан спешился, отряхнул плащ и направился к ближайшему магазину, чтобы купить для лошади фунт сахару, и в сотый раз напомнил себе, что должен поблагодарить сестру Юджинию за этого обжору чалого. Он уже взялся за ручку двери — и застыл в изумлении.

Черт побери, это же леди Олбрайт, и она разговаривает с мужчиной — видимо, хозяином магазина! Джулиан быстро спрятался за угол и оглядел улицу, предполагая увидеть карету Эдриана. Не обнаружив ее, он надел пенсне и снова заглянул в магазин, чтобы удостовериться, что не ошибся. Но в этот момент леди Олбрайт вышла, и ему пришлось вжаться в стену. Не зная, почему он ее избегает, Джулиан тем не менее прятался в тени и наблюдал, как она, перейдя на другую сторону улицы, вошла в гостиницу.

Довольно странно, что Эдриан отпустил жену без провожатых, и если он тоже в гостинице, значит, в Лонгбридже никого нет. Следовательно, он может спокойно там переночевать, оставив другу записку. Джулиан купил у очаровательной жены хозяина фунт сахару и отправился в путь.

Измученная Лилиана отказалась от еды, предложенной горничной, и сразу поднялась в свою комнату. Последние два дня были посвящены путешествию в прошлое Эдриана, части головоломки постепенно занимали свои места, но ей пока не хватало последнего кусочка, без которого она не могла вернуться домой. Лилиана окунула перо в чернильницу и быстро набросала записку. Когда чернила высохли, она сложила лист и сверху написала: «Лорду Бенедикту Спенсу, Килинг-Парк».

Господи, сколько Эдриану пришлось вынести в детстве! Ложь, унижения…

Немудрено, что он такой замкнутый и осторожный. Лилиана подумала о своей матери, вспомнила ее нравоучения и то, как хотела, чтобы у нее была другая мать, которая бы разделяла ее взгляды на жизнь. Теперь, узнав о семье Эдриана, она благодарила Господа за любовь ее матери. За ее доброту. За нежность отца, за Каролину и Тома, двух людей, которые никогда ее не обижали. Какой пустой оказалась бы ее жизнь без родных, без их любви и привязанности, а ведь она считала это само собой разумеющимся.

49
{"b":"18246","o":1}