ЛитМир - Электронная Библиотека

— Не желаю ничего слушать. Забирай вещи. Карета ждет, чтобы отвезти тебя в Лонгбридж, — процедил сквозь зубы Эдриан.

Он в такой ярости, поняла Лилиана, что едва держит себя в руках и не способен ничего воспринимать. Но она не двинется с места, пока не расскажет ему все, что узнала.

— Я приехала в Килинг по единственной причине. Тут есть нечто, связанное с твоим рождением, о чем ты и не подозревал…

— Что? — Он уставился на нее с таким выражением, будто она потеряла рассудок. — Ты не поняла? Я поймал вас на подлом обмане, мадам. У меня есть все права и все основания расстаться с вами… даже развестись. Я не знаю, что вы двое планировали, но давайте не будем усложнять это нелепыми выдумками…

— Это не выдумки…

— Ты встречалась с Бенедиктом? Ответь, Лилиана, ты его видела? — Она уже открыла рот, но Эдриан протестующе махнул рукой. — Прежде чем ты снова попытаешься мне солгать, учти следующее. Ты отвернулась от меня, когда я обрел зрение. Ты даже сказала… черт побери, не стоит это повторять, ты сама все знаешь. Потом ты солгала, что уезжаешь повидаться с семьей, а отправилась в Килинг… — Эдриан на миг закрыл глаза. Открыв их, он поймал ее подозрительный взгляд. — Несмотря на все твои возражения, я задаю себе вопрос: что происходило в действительности, пока я был слепым? Когда я обрел зрение, то увидел вас двоих! Ответь мне честно, Лилиана, ты встречалась с Бенедиктом?

Обвинение задело ее и привело в ярость; она не сразу нашлась, что ответить на подобный вздор. Застонав, Эдриан отвернулся. У нее выступил пот на лбу от нового приступа тошноты, и она упала в кресло.

— Говорю тебе последний раз, Эдриан, ты ошибаешься. Хотя какая разница — ведь ты веришь лишь тому, чему хочешь верить. А почему бы и нет? Я тоже задаю себе вопрос: что происходило в действительности, пока я считала тебя слепым? Сколько раз ты сидел и наблюдал за мной? — Лилиана глубоко вздохнула.

Еще минуту назад она готова была все ему простить, но теперь ее снова охватили сомнения.

— Может, ты обвиняешь меня во лжи потому, что сам не без греха? Должна ли я напомнить тебе о Лондоне?

— Прекрати! — рявкнул Эдриан. Забыв о собственном вероломстве, она вела себя так, словно единственным ее прегрешением была накидка из его шейных платков. — Я ни разу не посмотрел на другую женщину с того момента, как сделал тебе предложение. Ни разу. Не пытайся использовать это в свою защиту. А теперь собирай вещи. Я хочу, чтобы до конца недели ты ушла из моего дома. — «И из моего сердца тоже», — подумал он.

Покачав головой, Лилиана отвела со щеки прядь волос.

— Это же нелепо! Я приехала сюда не ради Бенедикта. Если ты хоть ненадолго отбросишь свои подозрения, я попытаюсь тебе рассказать, что узнала о твоем прошлом. Мне известен человек, который может все объяснить. Если ты выслушаешь меня… нет, лучше поедем вместе…

— Лилиана! — Кажется, она не сознает, что наделала. — Ты меня слышала? В данных обстоятельствах у тебя нет оснований просить, чтобы я совершал подобные глупости. Ты немедленно едешь в Лонгбридж.

— Ты не понял — я старалась тебе помочь.

— Своей ложью? Изменяя мне? — скептически произнес он.

Ее зеленые глаза вдруг потемнели, свет в них погас.

— Не больше, чем ты изменял мне, дорогой супруг, — хрипло проговорила она.

— Собирай вещи.

Она не шелохнулась. Посмотрев на жену, Эдриан впервые заметил круги у нее под глазами и усталый вид. Нет, сострадание абсолютно неуместно, ведь она предала его, нисколько не заботясь о последствиях.

— Если ты не сделаешь этого сама, я пошлю за Бертрамом, — сказал он и направился к двери.

— Хорошо, Эдриан, ты победил. Я больше не могу с тобой бороться. У меня просто нет больше сил. — Голос у нее прервался.

— Тогда не борись.

Он решил уехать в Лондон, чтобы не видеть ее. Но в таком случае он не узнает, покинула ли она Лонгбридж. А Бенедикт знал? Может, он ее ждет? Два дня Эдриан скрывался в Килинге, потом велел конюху оседлать Грома и теперь дожидался во внутреннем дворе гостиницы, когда ему приведут коня.

— Лорд Олбрайт! — услышал он знакомый голос. — Добрый день, милорд.

К нему торопился мистер Перл. Нахмурившись, Эдриан последовал в сторону конюшни. Господи, почему они так копаются?

— Сегодня очень теплая погода. — Адвокат вытер лицо платком.

— Добрый день, мистер Перл, — буркнул граф.

— Извините, милорд, я просто хотел поблагодарить вас за то, что вы позволили леди Олбрайт приехать в Килинг с такой благородной миссией. Естественно, я был очень рад ее увидеть. Какое восхитительное солнце! Так вот, я говорю, что, если вы желаете навести справки…

— Мистер Перл, я могу вам чем-нибудь помочь? — осведомился Эдриан. Надо же, «благородная миссия»! Адвокат нервно откашлялся.

— В общем… Я хотел узнать, встретилась ли леди Олбрайт с вашей тетушкой. Прошло много времени с тех пор, как я в последний раз видел леди Элисон, и мне хотелось бы справиться о ее здоровье. Очаровательная женщина.

Его тетушка? Что за вздор! Эдриан изумленно уставился на него:

— Простите, сэр?

— Я говорю про леди Элисон. У вашей прелестной жены очень доброе сердце, и она подумала о фамильных сувенирах для вашей тетушки. — Адвокат лучезарно улыбнулся Эдриану.

Какая тетушка? «О, я знаю, кто может все объяснить», — подумал граф.

— Леди Элисон? — тупо повторил он.

— Ну да. Вы столько лет ее не видели, а она проживает к северу от Фарлингтона. Вы же знаете, где она живет, милорд? — спросил мистер Перл, задумчиво склонив голову набок.

Эдриан вдруг почувствовал головокружение, сердце глухо билось о ребра, но ему каким-то образом все же удалось подойти к Грому.

— Конечно, знаю, — бросил он через плечо, вскочил на жеребца и посмотрел на сияющего адвоката. — До свидания, сэр.

Он даже не слышал, как мистер Перл окликнул его, прося засвидетельствовать леди Элисон свое глубочайшее почтение.

Эдриан стоял перед коттеджем с тростниковой крышей и с интересом разглядывал его, когда из-за угла вдруг появился мужчина в грубых сапогах и хлопчатобумажной рубашке, побуревшей от пота. Какое отношение имеет к этой странной истории дровосек? Тот прикоснулся к полям шляпы.

— Простите, сэр, я ищу леди Элисон, — сказал граф. Лицо дровосека почему-то помрачнело, и он изучающе посмотрел на Эдриана.

— Вам нужна миссис Флетчер, — сказал он.

В этот момент из двери коттеджа вышла женщина, и Эдриан едва устоял на ногах. Его мать воскресла! Господи, помоги, это же его мать! Правда, лицо у нее чуть шире, да и волосы, хотя уже тронутые сединой, почти такого же цвета, как у него. А у его матери волосы должны быть светлыми.

Женщина медленно подошла к ним.

— О Боже! — прошептала она. — Эдриан?!

Граф невольно отступил, не в силах вымолвить ни слова. Его мозг лихорадочно работал, пытаясь найти ответ, как смогла его мать восстать из могилы.

— Ты меня не помнишь, да? — Боясь, что голос ему изменит, Эдриан кивнул. — Мы виделись только раз, много лет назад. — Женщина улыбнулась. Он помнил эту улыбку — так улыбалась его мать. — В Кембридже. По-моему, тебе было тогда лет шесть или семь.

Кембридж. Восьмилетним мальчиком он ездил туда с матерью и Бенедиктом. Там он увидел своего деда, но запомнил только внушительную мужскую фигуру.

Женщина коснулась его руки.

— Эвелин гордилась бы тобой, — пробормотала она. — Я сестра твоей матери, Эдриан. Меня зовут Элисон.

Он молчал, его разум не мог воспринять услышанное. Старый лорд Олбрайт произвел на свет единственного ребенка, и если бы у матери была сестра, он бы наверняка знал об этом. Почему женщина его обманывает? Но поразительное сходство! Эдриан недоверчиво смотрел на нее. Женщина снова улыбнулась, и на миг он даже испугался, что может броситься в ее объятия.

— Почему бы тебе не войти в дом? У Уильяма есть отличный эль. По-моему, ты сейчас готов выпить целую пинту.

Эдриан кивнул.

— Простите, но, мне кажется, одной я не ограничусь, — хрипло произнес он.

52
{"b":"18246","o":1}