ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я должен еще поработать на участке, поэтому оставляю вас, — сказал мужчина, поднял свои инструменты и ушел.

Проводив мужа улыбкой, Элисон ввела графа в дом, со вкусом оформленный и уютный. Грубо отесанные стены были украшены ручными вышивками, но вся обстановка комнаты состояла из потертого дивана, маленького стола и двух старых стульев.

— Я сказала твоей прелестной жене, что ты наверняка знаешь о моем существовании, но теперь вижу, что ошиблась, — заметила тетушка, подавая ему кружку с элем.

Эдриан отпил добрую половину, вытер губы ладонью и мрачно кивнул:

— Вы застали меня врасплох, мадам. Я действительно не знал о вашем существовании. Она ласково улыбнулась ему:

— Пожалуйста, называй меня Элисон. Знаешь, ты очень на нее похож. Ее глаза, ее рот.

— Пока я вас не увидел, я лишь смутно помнил, как она выглядит.

Наклонившись, Элисон похлопала его по колену:

— Она бы очень тобой гордилась, Эдриан. Она всегда это делала, но увидеть тебя взрослым, таким красивым мужчиной… Думаю, у нее бы сердце разорвалось от гордости.

— Почему никто не говорил мне? — спросил он. — Почему вы не дали мне знать? Если вы действительно моя тетушка, почему вы живете в домике дровосека?

Она посмотрела на него с явным неодобрением.

— Уильям Флетчер любил меня еще тогда, когда никому не было до меня дела, милорд. Он хороший человек, и он мой муж.

— Умоляю, простите. Не потому ли…

— Ты удивлен? — великодушно произнесла она. — Это было так давно, Эдриан, и я много лет об этом не думала. Но твоя жена рассказала мне о твоих бедах и попросила все объяснить, чтобы ты перестал мучиться. Она очень любит тебя.

Да, теперь он начинал верить. Лилиана говорила правду, а он сказал ей…

— Расскажите мне, пожалуйста. Она вздохнула.

— Живя в Лонгбридже, где, кроме нас, детей не было, мы с Эвелин стали близкими подругами. — Нервно кашлянув, Элисон взяла маленькую подушку и сжала ее в руке. — Я была на два года старше сестры… мне исполнилось восемнадцать, когда за мной начал ухаживать твой отец. Он был очень красив и обворожителен.

Арчи обворожителен? Невероятно!

Покраснев, Элисон еще крепче сжала подушку.

— Он меня покорил, я считала его самым интересным молодым человеком на свете. Наше знакомство продолжалось, и я была крайне взволнована, когда он намекнул, что между нами возникло нечто большее.

— Но он женился на моей матери, — нахмурился Эдриан.

В глазах Элисон мелькнула тень страдания, и она быстро отвела взгляд.

— Да, он это сделал. Ты должен понять, что он был единственным молодым человеком, которого мы с Эвелин знали. Конечно, существовали и другие, но отец считал их неподходящими для дочери графа.

Эдриан мог понять, как Арчи проник в их жизнь, но почему его мать вышла за него замуж?

— Я рассказываю тебе это затем, чтобы ты представил наши мысли и чувства. Эвелин обожала твоего отца, хотя Арчибальд высоко ценил меня… настолько высоко, что просил моей руки. Мы собирались объявить о нашей помолвке на весенней ассамблее. Я думала, что умру от нетерпения, ведь до нее было целых четыре месяца. — Она подняла глаза, и Эдриан увидел в них слезы. — К несчастью, я понятия не имела, как сильно моя сестра любит Арчибальда, потому что она… она…

Эдриан проглотил комок, видя ее мучительные попытки найти слова. Он не хотел ничего слышать, но у него пропал голос, и он не смог ее остановить. Наконец Элисон глубоко вздохнула.

— Думаю, когда-то она действительно обожала его. — Нижняя губа у нее задрожала, и она прикусила ее, чтобы удержать слезы. — В общем, Эвелин… его соблазнила. От шока Эдриан открыл рот. Эта женщина лжет! Его мать презирала Арчи, она никогда бы такого не сделала, он был уверен.

— И… и забеременела, — шепотом добавила Элисон. Он вскочил со стула и направился к камину, не желая верить столь отвратительной лжи.

— Простите, мадам, но я не могу представить, зачем вы порочите мою мать таким недостойным способом…

— Лучше садись и выслушай меня до конца. Ты еще многое должен узнать… Чтобы избежать скандала, мой отец и лорд Килинг, твой дед, попытались скрыть правду. Эвелин быстро повенчали с Арчибальдом, а меня отправили в Лондон. Но все, естественно, догадывались об истинной причине, что и подтвердило твое рождение через семь месяцев после их свадьбы.

Он плод того соблазнения! Его зачали в каком-нибудь стогу! Но если это правда, значит, он законнорожденный! Пусть зачатие произошло до брака, он тем не менее сын Арчи.

— Как же… его презрение? — пробормотал Эдриан.

— Он считал, что его заставили на ней жениться, и никогда не смог ее за это простить, — грустно ответила Элисон.

— А его презрение ко мне? Ведь я же его сын!

— Конечно, ты его сын. Как ты мог думать иначе? — удивилась она.

— А что мне оставалось думать, черт побери? Мой отец презирал меня, едва я родился.

— О нет, Эдриан, ты его сын.

— Тогда скажите мне почему.

— Не могу тебе объяснить. Но он так и не простил Эвелин и никогда не переставал любить меня.

— У него есть второй сын от нее, в котором он души не чает…

— Нет, — спокойно возразила она.

— Ч-что вы имеете в виду?

— Позволь мне все сказать, потому что, боюсь, я уже никогда не заговорю об этом снова. Меня отослали в Лондон, но я пожаловалась отцу. Я считала несправедливым, что именно я наказана за… неосторожность Эвелин. Тогда отец послал меня в Венецию, где я была компаньонкой двух молоденьких девушек. Через несколько лет мне наконец до смерти надоело изгнание и я самовольно вернулась домой. Отец пришел в ярость, он боялся скандала и не хотел, чтобы я оставалась даже рядом с Лонгбриджем. Но я еще любила Арчибальда, ужасно сердилась на Эвелин, считала себя преданной… ведь у меня украли счастье, которое должно было стать моим. Не подчинившись запрету отца, я сняла маленький дом неподалеку от Килинг-Парка и сменила имя.

Вскоре Арчибальд узнал об этом и приехал ко мне. Господи, я сгораю от стыда, рассказывая тебе подобные вещи! — неожиданно воскликнула Элисон. — Через некоторое время я обнаружила, что ношу ребенка твоего отца.

Эдриан лишился дара речи. Лишился способности дышать. У него есть другой брат. Где-то живет третий ребенок Арчи.

— Он пришел в восторг, а я очень испугалась. Одно дело — запретная связь… я хотела отплатить сестре и любить человека, который должен был стать моим мужем! Но ребенок… это громадная ответственность… к тому же он родится вне брака! Арчибальд был счастлив и до безумия полюбил малыша в тот момент, когда взял его на руки.

Эдриан с такой силой вцепился в сиденье, что у него заболели пальцы.

— И где он сейчас? — Голос не подчинялся ему.

— Это Бенедикт, — прошептала Элисон.

Комната вдруг поплыла перед ним, и Эдриан закрыл лицо руками. Он слышал ее испуганный крик, чувствовал, как она гладит его по волосам.

— О, мой дорогой, поверь, меньше всего на свете я хотела бы причинить тебе боль, но ты должен все узнать, и если то, что рассказала мне твоя жена, правда…

— Что еще? — яростно выпалил он, подняв голову. — Что еще я должен знать? Элисон отдернула руку.

— Арчибальд хотел, чтобы его сын имел все лучшее, чтобы он рос в его доме. Я боролась с ним как могла, но он украл моего сына и окончательно возненавидел Эвелин. Это я узнала от одной из служанок Парка. Когда я попыталась с ним поговорить, Арчибальд пришел в ярость. Он уверял, что она погубила его жизнь и вполне заслуживает подобного обращения. Я не могла представить, что он способен на такую жестокость, и начала его презирать. Более того, я поняла всю степень его низости и жестокости, когда услышала те же оскорбления в свой адрес.

Элисон встала и подошла к окну.

— Вскоре он перестал приезжать сюда. Я писала ему, умоляя привезти Бенедикта, но он не позволил мне видеться с моим сыном. Тогда я обратилась к Эвелин, которая должна была ехать к отцу в Кембридж, и она уговорила его взять меня с собой. Я помню каждую минуту того дня. Впервые за два года я увидела сына и поняла, что Эвелин любит его как собственного ребенка. Через несколько лет она умерла, но перед смертью прислала мне короткое письмо, где все объяснила. Моя сестра умерла от разбитого сердца, потому что предала меня… Это было то, о чем Арчибальд так и не позволил ей забыть.

53
{"b":"18246","o":1}