ЛитМир - Электронная Библиотека

— Уолтер, все подумают, что Лилиана обманула лорда Бенедикта. Каждый в приходе знает, что он собирается делать ей предложение… И как будет выглядеть, если она выйдет замуж за его брата? Не говоря уже о злых сплетнях по поводу скоропалительного брака.

— Дорогая, если она примет предложение графа, то через две недели они уедут отсюда, — терпеливо отвечал барон. — Сплетни быстро утихнут, а мы вряд ли можем себе позволить, чтобы небольшой скандал повлиял на нашу рассудительность. Не печалься, дорогая. Граф предлагает нам выход из затруднительного положения. Пятьдесят тысяч фунтов, Элис! А Килинг хотел лишь оплатить наши долги и при этом требовал взамен Блэкфилд-Грейндж. Подумай о Томе! Подумай, что ему останется в наследство, если мы согласимся на предложение Килинга. Меньше сорока процентов!

— Я думаю о Томе, но и о Лилиане тоже, — простонала мать. — Она совсем не знает этого человека. У него ужасная репутация…

— Согласен, его считают негодяем, однако в деловых кругах он известен как честный и уважаемый человек. Ты не можешь отрицать, что он сделает ее богатой. На лучшее предложение мы никогда даже не надеялись, любовь моя.

— Он может сделать се богатой, но может и разбить ей сердце. Извини, Уолтер, но вряд ли он придет снова. Он ее не знает, и…

— Ему и не надо ее знать, Элис. От нее требуется лишь хорошее происхождение и способность родить наследника.

— О Господи, я этого не вынесу! Мы должны отказать обоим братьям!

— Придется вынести, дорогая, если это убережет нас от долговой тюрьмы. Ты знаешь, что мы должны принять одно из предложений или будем разорены. Подумай о Томе! Подумай о Лилиане — ее шансы на хорошую партию с каждым днем уменьшаются!

Лилиана слушала, качая головой. Да, они сейчас в затруднительном положении, но долговая тюрьма?.. Она похолодела от ужаса, представив, как власти уводят ее отца. Именно в тот момент, когда лорд Килинг сделал предложение! Только ведь, по словам отца, маркиз лишь намекнул, что его сын интересуется ею!

— Ах, Элис, пусть наша дочь решает сама. Если она выберет графа — прекрасно! А я в этом уверен — она смелая девочка.

Мать в ответ фыркнула.

Лилиана не желала больше ничего слушать. Ей и не надо, и так все ясно.

Выскользнув из дома, она понеслась в дальний конец лужайки. Ледяной воздух приятно холодил лицо. Намерения лорда Килинга гнусны, а предложение лорда Олбрайта подозрительно. И все же она испытывала огромное облегчение. Родители не верят, что человек вроде лорда Олбрайта может ее хотеть. Ладно, она тоже не верит, зато у нее есть разумное основание принять его предложение: нужно спасти отчий дом.

Лилиана подняла голову. Из хрустальной черноты ей подмигивали бриллианты звезд, и она вспомнила, как ребенком смотрела из окна гостиной на такое же небо. «Мама, я хочу быть звездой, когда вырасту». — «Оставь свои глупости. Лучше посмотри, что ты наделала! Ты опять пропустила стежок, Лилиана». Стежки ее совсем не волновали — она хотела подняться в небо, чтобы увидеть оттуда то, что видит Бог. Хочет до сих пор, но в Блэкфилд-Грейндже она привязана к земле, где задыхается от скуки и отчаянного желания посмотреть мир.

Она не может упустить свой единственный шанс, иначе просто умрет. Какая ей разница, что говорят о лорде Олбрайте другие, — он тот, о ком она мечтала всю жизнь, и она не собирается отвергать его из-за какой-то старомодной боязни скандала. Отец прав: если она не примет одно из двух предложений, то навсегда останется здесь, где лишь несколько мужчин знают о ее существовании. А без достойного приданого выбор у нее ограничен. К тому же она мешает счастью Каролины с этим до смешного пустым Хорэсом.

Тем не менее Лилиану ужасало ее опрометчивое решение. Но почему опрометчивое? Она выйдет замуж за самого восхитительного мужчину во всей Англии. Господь вдруг улыбнулся ей, послав человека, который может действительно сделать ее счастливой. Эдриана Спенса.

Наконец-то у нее появился шанс оторваться от земли и воспарить в небо!

Глава 5

Назавтра лорд Дэшелл приветствовал Эдриана улыбкой, и тот пришел к выводу, что это хороший знак.

Переступив порог светлой комнаты, он сразу обратил внимание на девушку с волосами медового цвета и зелеными глазами в обрамлении густых ресниц. Барон представил свою младшую дочь, и, когда Эдриан склонился к ее руке, мисс Каролина по привычке хихикнула. Затем барон указал на Лилиану, сидевшую за мольбертом, которая успела встать, пока граф шел к ней.

— Лилиана, — проговорил он, целуя ей руку немного дольше, чем позволял этикет. — Вы прекрасно выглядите.

— С вашего разрешения, милорд, я хотел бы вас покинуть, — сказал глава семьи. — Меня ждут неотложные дела.

Эдриан кивнул, и барон вышел из комнаты, оставив их с Каролиной, продолжавшей глупо ухмыляться.

— Что вы рисуете? — спросил у Лилианы граф и посмотрел на холст, где была нарисована ваза с бледно-розовыми и белыми цветами.

— Просто цветы, — пожала плечами Лилиана. — Они росли у нас в саду прошлой весной.

Каролина опять хихикнула, но под взглядом сестры тут же смолкла.

— Вы по-настоящему талантливы, — искренне восхитился Эдриан.

— Благодарю вас, милорд, хотя, думаю, вы ошибаетесь. Лилиана подошла к креслам в середине комнаты и грациозно села; Каролина мгновенно устроилась рядом с ней.

— Сегодня… довольно теплая погода, — начала Лилиана. Ее сестра опять хихикнула. — Зима мягкая, но, я полагаю, все-таки нужен дождь, а то очень сухо.

Эдриан кивнул, а Лилиана, закусив губу, украдкой посмотрела на Каролину.

Да, принцесса Блэкфилд-Грейнджа не сильна в пустой болтовне, а Каролина, эта юная простушка, не умеет себя сдерживать. Обеим сестрам не хватает искушенности, столь привычной для него, ведь они никогда не присутствовали на лондонских сезонах и далеки от всех женских ухищрений. К счастью, ему не требуется в жены светская красавица.

— Я предпочитаю теплую погоду, а то дома очень надоедает, когда слишком холодно, — пробормотала Лилиана, уставившись на свои руки.

Она выглядела такой беспомощной, что Эдриан, подавив смех, решил проявить немного милосердия и положить конец ее мучениям. Он вдруг наклонился вперед, уперся руками в колени и спросил:

— Лилиана, вы подумали над моим предложением? Сестры обменялись быстрыми взглядами.

— Ну… да. Да, я подумала.

— Может, вы поделитесь со мной своим решением? Или вы хотите, чтобы я испытывал муки ожидания? Каролина залилась краской, а Лилиана побледнела.

— Кажется, маме нужна помощь в шитье, — обратилась она к сестре, и та бросила подозрительный взгляд на Эдриана.

— Но мама говорила…

— Она говорила, что ей нужна помощь. В гостиной, — уверенно заявила Лилиана.

Помедлив, Каролина неохотно встала.

— Да, шитье, — кивнула она.

Ее сомнение было столь заметным, что граф опять подавил улыбку.

— Если я тебе понадоблюсь, я буду в гостиной. Она чуть ли не бегом припустила к выходу, осторожно выглянула в коридор, а потом тихо закрыла за собой дверь.

— Убедите вашу сестру, — улыбнулся Эдриан, — что у меня нет привычки оскорблять женщин в кабинете их отца.

Лилиана немного расслабилась.

— О, это из-за мамы. Каролина страшно боится, что я получу еще одну словесную порку, — рассеянно сказала она.

— Простите?

— Я имела в виду… я… мама беспокоится, как бы я не осталась без присмотра.

— Да? А вам нужен присмотр?

— Вряд ли! — неделикатно фыркнула Лилиана, чем весьма удивила графа. — Что может случиться в Блэкфилд-Грейндже?

Святая наивность!

— Если у кого-то возникнут такие намерения, то, думаю, все, что угодно.

— Правда? И что, например? Граф усмехнулся.

— Лилиана, а мое предложение? — напомнил он и, поскольку девушка только пожала плечами, быстро добавил: — Если ваш ответ «нет», давайте сразу покончим с неопределенностью.

— Я… вы очень добры, милорд, но я… Мне просто хотелось бы кое-что узнать, — неуверенно начала Лилиана.

8
{"b":"18246","o":1}