ЛитМир - Электронная Библиотека

Что-то, тихо проворчав, Артур пошел к ней, бросив на быкоподобных близнецов взгляд, явственно выразивший презрение. Он помог Керри сойти в лодку, шагнул вслед за ней, и там ему предложили усесться среди корзин. Наконец братья оттолкнулись от берега и медленно поплыли к северу. К великому раздражению Артура, Керри примостилась на корзине и болтала с близнецами так, словно они были давно потерявшими друг друга знакомцами. Он не мог объяснить, почему именно его это раздражало. Вообще-то ему не нравилось, как мистер Ричи и мистер Ричи — он, наконец, узнал их имена — смотрят на нее. И еще ему не нравилось, как она им улыбается. И как ее веселый смех наполняет все вокруг.

Спустя час или более того ему стала противна ее легкомысленная болтовня, которой хватило бы, чтобы наполнить корабельный парус, и он, подняв голову, начал рассматривать все более темнеющее небо. Он взглянул на примитивный ящик, стоящий на конце лодки, и подавил очередной вздох. Когда упала первая крупная капля дождя, мистер Ричи Номер Один предложил Керри спрятаться в этом домике. Керри потребовала, чтобы Артуру тоже позволили сделать это. Требование вызвало спор, но, в конце концов, братья пошли на уступки.

— Как это любезно, — неискренне проговорил Артур и встал, ожидая Керри, которая искала свою сумку.

Тут-то и начался ливень, без всякого предупреждения. Артур инстинктивно протянул ей руку, но она, неверно поняв его намерения, сунула ему сумку.

— Пошли! — крикнул он, потому что ливень уже стоял стеной, и Керри кивнула, медленно пробираясь по узкому проходу.

За раскатом грома, раздавшимся у них над головами, последовала яркая вспышка молнии, ударившей так близко, что Артуру показалось, будто она попала ему в сердце. Он задохнулся, ошеломленный этим впечатлением, и повернулся посмотреть на Керри.

Ее нигде не было.

Он бросился к борту лодки, и его опасения подтвердились, когда он оглянулся на братьев Ричи и один из них указал вниз.

Проклятие! Тяжело вздохнув, Артур швырнул сумку на берег, бросил свирепый взгляд на близнецов и бултыхнулся в темные воды притока реки Тей.

Глава 7

Чем больше она сопротивлялась, тем сильнее река тащила ее вниз. Керри почувствовала, что идет ко дну, и в панике подумала: неужели это все? Неужели она должна умереть так рано?

Ноги ее ударились о песчаное дно — как быстро она утонула! «Нет!» — мысленно закричала она и снова принялась сражаться — бешено, но бесполезно — с тяжелыми юбками. Она тянула руки вверх в отчаянном стремлении поднять голову над водой. Легкие у нее горели, казалось, они вот-вот разорвутся. Все кончено! Ей суждено умереть в одиночестве, утонуть в реке в своем лучшем черном бомбазине.

Странное ощущение покоя уже окутывало ее, когда по плечу ее хлопнула рука Господа. Это Бог — он тащил ее куда-то, а ноги его яростно боролись с водой, чтобы поднять их обоих; удары были мощные, они вытягивали их наверх, наверх, пока лицо ее не показалось на поверхности. С прерывистым всхлипом Керри заглотнула воздух, она глотала его снова и снова и никак не могла надышаться. Не замечая ни дождя, ни того, что ее пытаются вытащить на берег, она глотала воздух, давилась, отплевывалась и снова глотала.

Прошло некоторое время, и вот в голове у нее прояснилось, и она поняла, что лежит на твердой земле и дождь барабанит по ее лицу.

— Все в порядке, Керри, вы спасены.

Господь спас ее — Он послал Артура спасти ей жизнь! Она вдруг осознала это и разразилась слепящими слезами, припала к нему и спрятала лицо у него на груди, содрогаясь от неудержимых рыданий.

— Ну, ну, милая. Ведь все в порядке, — говорил он, успокаивая ее и гладя по голове. Нет, нет, он не понял!

— Я почти уже умерла, Артур. Почти умерла! Вы спасли мне жизнь, — хрипло запричитала она и опять захлебнулась от рыданий, бессильно опустив голову на песок.

Артур посмотрел ей в глаза и очень серьезно произнес:

— Я бы не дал вам погибнуть, Керри. Впрочем, вы бы и так не утонули. Здесь вообще мелко.

Он не понял, не мог понять, как близко она подошла к тому, чтобы ускользнуть от ужасов этого мира — но не от него.

— Я решила, что это Бог, а не вы, — призналась она.

Ответом ей было изумленное молчание и взгляд, пронзивший ее сердце, прежде чем, потрясенный, он смог прошептать:

— Я не Бог. Просто человек. — И он медленно склонился к ее губам.

Неожиданное мягкое прикосновение его губ парализовало ее, потом взорвалось у нее в сердце, разом вернув ее к жизни. Ощущение это было таким удивительным, таким нежным, что ее тело прореагировало само, растворилось в нем, и она припала к теплу его губ.

Стон прозвучал где-то глубоко в груди Артура, и внезапно его руки обхватили ее, прижали к себе, и он впился в ее губы. Керри забыла про дождь, забыла про реку, забыла обо всем — она приоткрыла рот и почувствовала, как его язык смело вторгся внутрь, сплелся с ее языком, прошелся по ее зубам, вызвав в ней неведомые прежде эмоции.

— О Боже… Керри, — шептал он ей в ухо.

А потом внезапно все кончилось, словно ее грубо пробудили от сна. Его руки скользнули вверх по ее рукам, он нашел ее запястья, оторвал ее руки от своей шеи и крепко прижал их к ее груди.

— Хватит, — хрипло сказал он и, закрыв глаза, прижался лбом к ее лбу, задыхаясь так же, как задыхалась она. Потом он поднял голову и нежно погладил ее по щеке. — Нам нужно где-то укрыться, иначе вы простудитесь насмерть.

Потрясенная близким соприкосновением со смертью, ошеломленная грубой реальностью его поцелуев, Керри ничего не ответила, опасаясь, что если она заговорит, то он догадается о ее тайном желании. Артур поднял ее с земли, крепко взял за руку, и Керри пошла рядом с ним, спотыкаясь, не думая ни об отдаленных раскатах грома, ни о реке, с ревом бегущей рядом, равнодушная ко всему, кроме тепла его руки, утешения и безопасности, исходящей от нее, и желания ощутить эту руку на своем теле.

Артур отыскал некое подобие навеса, где река прорыла под берегом промоину, а ветки деревьев почти не пропускали дождя. Там как раз хватало места, чтобы спрятаться двоим. Он помог ей снять такое количество мокрой одежды, которое позволяло не выходить за рамки приличий, потом разделся сам.

Керри молча опустилась на землю, в смятении от поцелуя, который пробудил в ней какие-то давно спящие чувства. Это пробуждение казалось последней соломинкой — вся тяжесть ее жизни, отчаяние и страхи, надежды и беды обрушились на нее, и она опять не сумела сдержать слезы. Она попыталась удержать их остатками воли, но внезапно ее поглотило и захлестнуло смертельное отчаяние.

— Прошу прощения, — жалобно пролепетала она, смущенная тем, что не могла остановиться.

Артур ничего не ответил; он опустился рядом с ней на землю, молча обнял ее за плечи, положил ее голову себе на грудь и принялся поглаживать по спине долгими успокаивающими движениями. Керри плакала, пока не выплакалась до конца. Последнее, что она слышала, перед тем как уснуть, — ровное биение его сердца у себя под щекой.

Господи, да что же он такое делает?

Что за безумие охватило его, какая чудовищная глупость втемяшилась ему в голову? Артур смотрел на спящую рядом с ним женщину, на блестящую путаницу локонов, темными спиральными лентами обвившихся вокруг ее лица. Ее ресницы, густые и черные, были мокры от слез, кожа на щеках цветом напоминала опал. Хорошенькая вдовушка…

Но ведь она вдова бедного фермера, который легкомысленно обосновался в крохотной долине на краю дикого шотландского нагорья!

Артур отвел глаза и уставился в черное небо, нависшее над такими же черными горами.

Что же, Господи, что он такое делает? Какие силы вмешались в его жизнь, заставив оказаться здесь, в безлюдном краю, в неожиданном качестве защитника хорошенькой молодой вдовы, потерявшей дорогу к дому? Защитник. Но разве он может вывести ее из этой пустыни? И как он умудрился угодить в эту пустыню вместе с ней? Проклятие, ведь он понятия не имеет, что им теперь делать!

20
{"b":"18247","o":1}