ЛитМир - Электронная Библиотека

— Мистер Реджис, — нетерпеливо прервал его Кристиан, и от его тона Джейми скрипнул зубами, — разве не следовало этому… Фрейзеру… связаться с вами и попросить вас сообщить представителям лорда Ротембоу в Лондоне о том, что он пропустил первый платеж? И второй? И уж тем более третий?

Ответить на это было нечего. Мистер Реджис перестал рыться в бумагах и храбро посмотрел на несносного англичанина.

— Конечно, милорд, ясное дело, следовало. Но как только я получил сообщение из банка, я тут же послал письмо лорду Ротембоу.

Легкое недовольство отразилось на лице дурня, и Реджис подумал, что будь этот дурень здесь стряпчим, он лично посещал бы своих клиентов, чтобы увидеть, как у них идут дела, а не полагался бы на то, что они сами сообщат ему, если что-то не так. Да, черт побери, ведь Реджис не виноват, что за последние пять лет у него работы прибавилось!

— Прошу вас, мистер Реджис, запомнить, — сказал этот невыносимый тип, сложив пальцы домиком, сузив глаза и устремив их на мгновение в пространство, прежде чем продолжить. — Вы должны не откладывая отправиться к Фрейзеру и поставить его в известность, что в соответствии с принятыми положениями договора, который он заключил с лордом Ротембоу, договор этот разрывается немедленно. — Он замолчал, отхлебнул виски, а потом с любопытством взглянул на мистера Реджиса. — Полагаю, это вы записали?

Каким-то чудом мистеру Реджису удалось сдержаться и не сказать то, что вертелось у него на языке. Он наклонил голову и, сжав карандаш так крепко, что стало больно пальцам, нацарапал полученное указание.

— Записываю, милорд, — пробурчал он.

— Дальше. Вы скажете ему, что отныне он в судебном порядке лишается собственности, земли и оставшегося скота, которые в ближайшее время будут выставлены на продажу, а полученные суммы пойдут на покрытие оставшегося долга и невыплаченных налогов и, кроме того, процентов, набежавших за эти три года. — Он опять замолк, спокойно дожидаясь, пока Реджис запишет его указания. Когда Джейми, наконец, поднял голову, Кристиан подался вперед и уставился ему в глаза. — Когда вы приедете туда, сэр, — тихо произнес он, — вы должны будете с полной ясностью довести до сведения мистера Фрейзера, что я твердо намерен воспользоваться всеми правами в рамках шотландского законодательства, чтобы взыскать убытки, которые он причинил покойному Филиппу Ротембоу, и что я буду заниматься этим в качестве законного представителя интересов Ротембоу, имея на то полномочия, данные мне Британским королевством. Это понятно?

Он говорил как коммерсант, будто он только и делал, что выносил подобные вердикты. Джейми молча кивнул.

Кристиан в ответ тоже коротко кивнул.

— Прекрасно. Тем временем я отправлюсь в Данди, чтобы завершить дела в Глазго и выплатить проценты, а также просроченные налоги, дабы мы могли отделаться от этой собственности без осложнений.

Он снова замолк, поймал взгляд слуги, находившегося в противоположном конце гостиной, и небрежно кивнул на стакан с виски, стоявший у его локтя. Затем опять повернулся к Джейми.

— Я буду ждать вашего сообщения о том, когда мы сможем встретиться и покончить с этим отвратительным делом. Но прошу вас принять к сведению, что в конце месяца я твердо намерен сесть на корабль, идущий в Лондон, и не потерплю никаких отсрочек. Полагаю, это все, сэр. Благодарю за визит.

Мистер Реджис растерянно заморгал. Он был не вполне уверен — дурень говорил очень быстро и отрывисто, как присуще аристократам, — но ему показалось, что его прогоняют. Он прищурил глаза, надул щеки и начал суетливо собирать вещи, возмущенный тем, что проделал дорогу из Инвернесса, как собака, по вызову этого типа только для того, чтобы получить приказание и быть выгнанным, как провинившийся слуга. Эта мысль так возмутила его, что он резко встал, отчего какие-то бумаги свалились с его колен.

Этот наглец перегнулся через ручку кресла и подобрал их.

— Ваши бумаги, сэр.

Мистер Реджис торопливо выхватил у него бумаги.

— Весьма благодарен, милорд! — рявкнул он и повернулся, намереваясь удалиться.

— Мистер Реджис!

Джейми остановился, не зная, стоит ли ему поворачиваться, — он боялся, что взорвется. Но, наконец, он нехотя оглянулся.

— Вы забыли спросить, где меня найти. Когда вы выполните мое поручение, сообщите в контору Шербрука в Глазго — для лорда Артура Кристиана.

— Контора Шербрука, — с трудом сдерживаясь, повторил Джейми и, резко повернувшись, быстро вышел из шикарной гостиной «Кеннилворта», не дожидаясь, пока он натворит глупостей — например, съездит этому типу no-шее. У самой двери он задержался, чтобы привести в порядок себя и свои вещи, и оглянулся — лорд Артур Кристиан пил только что поданное виски и с небрежным видом читал газету.

Нет, ему совершенно не по душе этот высокомерный английский дурень. Совершенно!

Позже, в таверне рядом с дорогой, ожидая ночного дилижанса на Стерлинг, Джейми просмотрел записи, которые сделал во время этого мучительного разговора. Ясное дело, Кристиан совершенно уверен, что он отправится к этому… Фрейзеру? Как, черт побери, его зовут? Но в настоящее время поездка в северную Шотландию была попросту невозможна. Джейми вынул из портфеля тетрадь в кожаном переплете и раскрыл ее. Туда он записывал аккуратным почерком список встреч и судебных дел, которые ждали его решения. Из этого длинного списка было ясно, что времени выполнять указания этого английского наглеца у него нет. Ему необходимо отправиться в Форт-Уильям, где одного из его клиентов втянули в долгое разбирательство из-за корабля с грузом табака, затонувшего у берегов Франции.

Вообще-то письмо произведет не меньший эффект, чем его визит. Можно просто написать Фрейзеру Как-его-там, объяснить суть дела и назначить дату встречи. Надменный англичанин никогда не узнает об этом — он получит то, что ему нужно, то есть избавится от этой собственности. Да, так он и сделает — у него слишком много дел, чтобы тратить время на пустяки. Он просто напишет письмо, сообщит Фрейзеру, что ему следует прибыть через четыре недели, начиная с этого дня, чтобы «покончить с этим отвратительным делом», как выразился Кристиан, а сам отправится по своим делам в Форт-Уильям.

Правильно.

Письмо.

Так он и сделает. Как только вспомнит, черт побери, имя этого человека.

Глава 3

Северная Шотландия, Гленбейден

В день, когда юный невезучий Уилли Кейт должен был доставить очередную почту — он проделывал это регулярно каждую неделю — обитателям скромных домишек, разбросанных по Гленбейдену, эти обитатели все, сколько их еще оставалось, подходили к заборам своих домов и с нетерпением ждали. Не Уилли, конечно, а вдову Керри Маккиннон. На миссис Маккиннон лежала обязанность реально доставлять почту, потому что юный Уилли был так безнадежно в нее влюблен, что не мог правильно прочесть фамилии на конвертах, а уж тем более самостоятельно проделать путь по изрытой колеями дороге, извивающейся по горной долине.

И вот каждую среду Уилли Кейт трясся верхом на своем муле по ячменному полю их мирной маленькой долины. Он не смотрел ни налево, ни направо, но в какой-то момент исчезал за холмом, который вел к большому белому дому покойного Фрейзера Маккиннона. И каждую среду вскоре после прибытия Уилли миссис Маккиннон появлялась на холме с корзиной в руке, а бедный юный Уилли смотрел ей вслед с таким томлением на курносом веснушчатом лице, что жители начинали опасаться, что именно сегодня он и в самом деле умрет от этого томления.

Но при этом среди них не было никого, кто не ощущал бы, что это откровенное томление пробуждает нечто, глубоко скрытое в их собственных чувствительных сердцах. Случайный наблюдатель едва ли мог что-то такое заметить по их виду, но когда-то все они были такими же, как юный Малыш Уилли.

Однако в то особенно ясное и безоблачное летнее утро никто не насмехался над бедным Уилли Кейтом — все были встревожены тем, что Керри Маккиннон непривычно торопливо шла по изрытой колеями дороге, стиснув в руке корзину с письмами. Жители собрались в своих маленьких двориках, обмениваясь недоуменными взглядами. Керри достала аккуратную пачку писем. Ее рассеянность их насторожила — она забыла свою всегдашнюю веселость, забыла спросить, все ли благополучно в жизни каждого из них.

6
{"b":"18247","o":1}