ЛитМир - Электронная Библиотека

Но все же в этих словах ему почудился проблеск надежды, и он повернулся к ней. Это из-за чувства вины она держалась на расстоянии от него; из-за этого чувства вины у всего, что она видела в Лондоне, появлялся горький привкус.

— Тогда я найду способ освободить Томаса и привезти его сюда, и вы сможете успокоиться, Керри. А когда вы успокоитесь, вы, конечно же, согласитесь выйти за меня замуж.

Господи, какое в этих словах прозвучало отчаяние! Хаос, в котором они оказались, вспучивался, лишая их разума. Артур затаил дыхание в ожидании ее ответа, в ожидании, что она бросится в его объятия и станет умолять простить ее за то, что она была с ним так жестока.

Но Керри молча покачала головой.

— Вы что, действительно не понимаете, какие мы с вами разные, да?

Эти слова ошеломили его. Пришлось приказать себе дышать, двигаться. Он никогда не поверил бы, даже через тысячу лет, что Керри может причинить ему такую боль.

— Тогда чего же вы хотите? — сдержанно спросил он, обнаружив, что какая-то крошечная часть его не убита насмерть ее отказом.

Ее бледно-синие глаза наполнились слезами.

— Я хочу вернуться домой.

Он закрыл глаза, чтобы прогнать боль из груди.

— Пожалуйста, Артур, не заставляйте меня оставаться здесь, — проговорила она тихим умоляющим голосом.

Этот удар окончательно сразил его. Он не хотел верить тому, что услышал. Он спас эту женщину от виселицы, привез ее в свой дом, одел в прекрасные платья, украсил драгоценностями, обманул ради ее благополучия своих друзей — и теперь она хочет вернуться домой? Господи, да какая же женщина отбросила бы одним взмахом возможность войти в высший круг британской аристократии? Какая женщина взяла бы любовь, которую он предложил ей под освещенным луной небосводом, и небрежно отказалась от нее? Что же это за женщина? Может быть, Керри права? Может быть, они и в самом деле разные?

— Я подумаю об этом, — только и сказал он и повернулся к ней спиной, не желая показывать, как глубоко она его ранила. — Полагаю, если вы нашли дорогу сюда, вы найдете также дорогу и отсюда?

Молчание. Потом он услышал очень тихое:

— Да.

Ее нижние юбки шуршали, пока она шла к двери. Он стоял и смотрел на письменный стол; казалось, прошла вечность, прежде чем он повернулся и оглядел свой кабинет.

Она забыла перчатки.

Как сомнамбула Артур подошел к столику с картой и взял одну из этих маленьких лайковых перчаток. Он положил ее на ладонь, и на него нахлынули воспоминания о том, как он держал ее руку в своей руке. Он бросил перчатку на стол и вышел.

Кончено. Его необыкновенное путешествие закончилось, и женское вероломство опять, уже не в первый раз, необратимо изменило всю его жизнь.

Вечером Джулиан выразил некоторое удивление тем, что Артур не появился к ужину. Керри пожала плечами, сделав вид, что внимательно рассматривает картину, и промямлила что-то насчет приглашения в другое место. Но от внимания ее не ускользнул взгляд, которым обменялись Клодия и Джулиан, и ее сердце бешено забилось.

После ужина она сослалась на головную боль и рано ушла к себе. Убедившись, что Дейны расположились в Малой гостиной, она крадучись вышла из своей комнаты и спустилась в кухню по лестнице для слуг.

И этим она ужасно напугала кухарку.

— Мисс? Могу я что-нибудь сделать для вас? — Керри, вспыхнув, затеребила локон.

— Мне бы хотелось, если можно, поговорить с Брайаном, лакеем. Будьте добры, скажите, где его найти? — Кухарка даже рот разинула.

— Ох, нет, мисс. Неохота мне участвовать в таких…

— Он из Шотландии, — быстро прервала ее Керри. — Как и я. Мне… мне нужно передать ему весточку, вот и все. — Кухарка перестала трясти головой.

— От брата, что ли? — Керри кивнула. Кухарка заулыбалась.

— Ах, он так ждал весточки от брата, бедный малый.

— Ну, так, где его найти?

— Давайте я передам ему, мэм…

— Нет, нет… — «Господи, да думай же ты побыстрее!» — рассердилась она на себя. — Оно… понимаете, оно написано на гэльском языке, а он, этот парень, не умеет читать по-гэльски. Мне придется ему прочесть.

Кухарка нахмурилась, явно что-то заподозрив. Потом пожала плечами.

— Он на сегодня закончил работу. Наверное, он сейчас в своей комнате на верхнем этаже. Третья дверь слева.

Керри поблагодарила ее и вышла, прежде чем кухарка успела еще что-нибудь сказать. Она опять поднялась по лестнице для прислуги, молча, радуясь тому, что не встретила никого, кто мог бы поинтересоваться, что она здесь делает. Дойдя до четвертого этажа, она бросилась к третьей двери и, постучав, стала ждать с сильно бьющимся сердцем. Она уже собралась еще раз постучать, когда услышала шаркающие шаги. Дверь со скрипом приоткрылась.

— Брайан!

Дверь захлопнулась. Керри снова услышала звук шагов — она была уверена, что не одной пары ног, — а потом приглушенные голоса. Прошла минута, может, две, и вот, наконец, дверь опять приоткрылась.

— Да?

— Брайан?

Дверь открылась шире, и на пороге возник Брайан. Он был в одних панталонах. Его рыжие волосы были взлохмачены, губы вспухли. Длинная, тонкая красная царапина протянулась от его плеча до груди, — след ногтя. Лакей уставился на Керри, и она снова покраснела.

— А, девушка, чего вам понадобилось?

Она пошарила в кармане юбки и, выудив оттуда голубой бриллиант, протянула его Брайану. Его зеленые глаза округлились; он, вопросительно взглянув на Керри, перевел взгляд на бриллиант, качающийся перед его лицом.

— Мне нужно как можно скорее добраться до Шотландии.

Глава 23

Если что-то и могло привести в ужас Джулиана Дейна, так это необходимость разбираться в чужих любовных делах. Обычно он перекладывал эти проблемы на Артура — тот прекрасно с этим справлялся. Но когда настало время кому-то вмешаться в роман самого Артура, Джулиан понял, что заниматься этим придется ему, и теперь посылал проклятия на голову Олбрайтов за то, что те остались в Лонгбридже на всю осень!

Джулиан вручил поводья своей лошади веснушчатому малому у дома Артура на Маунт-стрит и вприпрыжку взбежал по ступенькам к парадной двери, размышляя о том, как поделикатнее расспросить Артура о его отношениях с миссис Маккиннон. Какие слова употребить, чтобы выяснить, когда уедет гостящая в его доме женщина, которую привел Артур? Нет, он ничего не имел против пребывания у них Керри — она была действительно очень мила, а Клодия прямо-таки ее обожает. И естественно, он радовался тому, что именно он внушил Кристиану мысль отправиться в Шотландию. Но эта женщина не выходила из своей комнаты со вчерашнего вечера, а Артур не появлялся у них вот уже целых три дня. Когда Клодия заволновалась, Джулиан, наконец, пришел к неизбежному выводу, что он должен, к несчастью, выяснить, что же именно произошло между влюбленными и отчего Артур перестал бывать в их доме.

Барнаби провел его в кабинет, где Артур разбирал какие-то бумаги.

— Кеттеринг, — проговорил он, едва подняв глаза на друга, — я уже давно тебя поджидаю.

Джулиан улыбнулся и направился к нему.

— Я не привык вмешиваться в чужие дела, как ты знаешь. Поэтому проинструктируй меня, с чего мне следует начать.

— Вообще-то все довольно просто. — Артур отодвинул от себя бумаги и откинулся на спинку стула. — Во-первых, нужно убедиться, что существует некое затруднение, — улыбнулся он. — Потом человек наносит визит и выясняет, в чем именно состоит это затруднение. Если повезет, то объект сам расскажет ему обо всем без всякого понукания с его стороны. Но бывают случаи, когда приходится, к сожалению, задавать нескромные вопросы. И, наконец, этот человек, осознав, что разобрался в ситуации, предлагает наилучший план действий и дает глубокомысленные советы, как этот план осуществить. Как видишь, мой друг, все действительно очень просто.

— Ясно. Стало быть, для начала я должен спросить, не произошла ли ссора между тобой и женщиной, которую ты притащил сюда из Шотландии?

62
{"b":"18247","o":1}