ЛитМир - Электронная Библиотека

Харрисон заставил себя не смотреть на Микаэлу, когда она направилась к нему, чтобы взять пластиковую планшетку с зажимом, на которой лежал листок с примерным расписанием передач. Он напрягся, когда она отходила, ее стройные бедра слегка покачивались. Усилием воли он сумел перебороть себя и восстановить над собой контроль, чтобы сосредоточиться на бумагах Микаэлы. Ее идеи оказались оригинальными и, несомненно, вызывали интерес.

– Итак, ты предлагаешь в июле, когда река не столь опасна, организовать гонки на каноэ по реке Каттер? Мне нравится эта идея. М-м. Местные повара готовят прямо в студии. Интервью с Джоном Старбуком, восьмидесятилетним погонщиком собачьих упряжек. Материалы о соревнованиях колясочников-инвалидов, танцы в стиле кантри… Мне нравятся идея проведения студенческого дискуссионного часа и основные образовательные программы. Тебе необходимо будет связаться с университетом по этому вопросу, уточнить список участников.

Микаэла кивнула, и Харрисон, сосредоточившись на ясных и лаконичных предложениях, бегло просмотрел остальные страницы.

– Ты действительно считаешь, что со всем этим мы сможем выйти в эфир через месяц?

– Ты говорил, что у тебя есть друг, имеющий опыт в проталкивании подобных проектов. С его помощью, я думаю, нам это удастся.

Микаэла, сидевшая перед камином, подняла голову от бумаг, которые она изучала. Она зевнула и потянулась, повертев головой, словно ее мускулы были сведены судорогой от долгой работы над проектом.

– Кое-что еще не мешало бы подчистить, но в целом, я думаю, это возможно. Один из моих инвесторов имеет опыт в данной области. Я сделала все, что могла, чтобы сократить время, которое ты хотел заполнить Джоном Уэйном.

– Джон Уэйн – это неотъемлемая часть Америки. Джбйкоб и Рурк со мной согласятся.

– Не сомневаюсь. Я пропустила столько интересных программ, когда показывали фильмы с его участием, ведь вы, парни, всегда брали верх. Разбуди меня, если у тебя возникнут вопросы, – полусонно пробормотала Микаэла и, соскользнув на пол, прилегла перед камином, подоткнув вокруг себя одеяло.

Харрисон заставил себя не смотреть на линии тела под толстой тканью. Ему хотелось положить ладонь на плавные изгибы ее ягодиц, на длинную ровную линию бедра. Он перевернул еще одну страницу, не отводя от Микаэлы взгляда.

Рурк стоял, опираясь одной ногой на ограждение загона, вглядываясь в горы, окутанные ночной темнотой. Из его небольшого дома доносился запах дыма, кобыла слегка подталкивала его сзади, требуя внимания. Он потер уши и вновь вернулся к своим мыслям.

Сестра пыталась забыть о недавнем поражении и боролась за свое будущее. Земля Лэнгтри была для этого самым подходящим местом. Сейчас Микаэла находилась в доме у Харрисона, возможно, опять стараясь пробить его логику. Они представляют собой хорошую пару, одна – творческая, широко открытая и энергичная, другой – игрок со стратегическим мышлением, умеющий добиваться своей цели. Когда Харрисон оказывался рядом с Микаэлой, сразу становилось заметно, что он хотел ее.

«Неж-но и не-спеш-но…» Начиная с той ночи, Микаэле трудно было ощущать себя в безопасности. Иногда она поднимала голову и всматривалась в горы – в направлении каньона Каттер, словно что-то манило ее. Рурк помнил, что ее всегда тянуло туда, даже когда она была ребенком и подростком.

Рурк вдохнул ночной воздух и как опытный охотник прислушался к шуршанию сухой травы – недалеко во мраке двигался олень, спускаясь в долину. Рурк предпочел жить в старом доме Захарии, переделав его. На земле Лэнгтри, где он мог быть ближе к горам, хорошо протоптанная тропинка, ведущая в лес, давала ему возможность ненадолго отвлечься от реальности. Желание освободиться, убежать по этой тропинке от всего возникло в нем и сейчас.

По привычке Рурк просунул палец через золотое обручальное кольцо, висевшее на цепочке вместе с монетой Лэнгтри. Он не мог расстаться с этим кольцом, находя небольшое утешение в воспоминаниях о том времени, которое никогда уже больше не вернется. Он потер монету. Жена отказалась ее носить, говоря, что она предназначается ему одному.

Сердце Рурка вновь пронзила боль при мысли об Анжелике, умершей при родах. Поначалу он возненавидел ребенка, с трудом цепляющегося за жизнь, ребенка, который стал причиной смерти жены. Но потом, когда Рурк только-только начал ценить этот дар, который оставила ему Анжелика, крошечную часть самой себя, его сын перестал дышать…В тридцать лет все, что могла дать ему любовь к женщине, для Рурка осталось в прошлом.

Монета стала теплой в его руке, и он подумал о Клеопатре и о записях в дневнике Захарии, сделанных ее рукой. Они не смогли оставить своим наследникам кольцо с рубином, принадлежавшее Клеопатре, и ее дневник.

Ветер трепал волосы Рурка, и он подумал: почему его все время преследует мысль об этих двух вещах, интимных, женских? Ворон, вечно высматривающий что-нибудь блестящее, утащил это кольцо через открытое окно хижины. Он улетел в направлении выступающих черных горных вершин. Захария и Клеопатра пытались выследить его, и во время этой поездки она потеряла свой дневник. Она хранила его в розовой банке из-под конфет. Банка выскользнула у Клеопатры из рюкзака, когда она прыгала через ручей, и вода унесла ее. Захария сказал, что жена горевала о потере дневника так, словно это была часть ее души, но они так и не смогли отыскать его. Очарованная возможностями письма, которому обучил ее Захария, Клеопатра хотела передать частичку себя своим детям. Она хотела, чтобы они поняли глубину ее чувств, то, как сильно пленил ее этот дикарь с тягучим южным говором и очаровательными манерами.

Рурк понимал эту потерю. Он сам не мог найти свое сердце, в котором давно уже не было жизни. Клеопатра дорожила своим обручальным кольцом и своим дневником, они были где-то там, в горах, и ждали. Если она сумела объединить все шесть монет, Рурк мог сделать не меньшее – найти ее кольцо и дневник. Они предназначались женщинам Лэнгтри, и он намеревался их вернуть.

Внутренний голос Рурка подсказывал, что ему удастся отыскать утраченные сокровища. Может, эту твердую уверенность давала ему кровь Лэнгтри, что текла в его жилах? Может, то, что манило Микаэлу в горы, притягивало и его? Может, надежда не была разрушена? Пока Рурк пытался отыскать кольцо и дневник, у него была цель и мечта. А мечты сейчас давались не легко.

Рурк закрыл глаза, пытаясь воссоздать в памяти облик жены, его первую и последнюю любовь. После пяти лет этот образ стал немного расплывчатым, но сладкая боль не уходила. Он не надеялся встретить другую любовь в своей жизни – да он и не хотел этого – и довольствовался одной целью – найти сокровища Клеопатры. Клеопатра нуждалась в том, чтобы поставить точку, точно так же, как в этом нуждалась его мать, скорбящая о потерянном ребенке.

Рурк погладил монету под рубашкой, затем повернулся и крепко обнял лошадь. У него не будет другой любви и скорее всего не будет детей. Еще одной потери ему не перенести, и старая колыбельная Захарии «нежно и неспешно» никогда не прозвучит из его уст. Рурк проглотил комок в горле, вспомнив слова Захарии: «Для мужчины это не простое дело держать в руках своего ребенка и петь ему колыбельную. Невозможно выразить словами то, что наполняет мое сердце…»

Но Рурк знал, что его сердце никогда не наполнится вновь.

Харрисон оставил попытку сосредоточиться на концепции работы телестудии и пересек комнату. Он тихо склонился, глядя на спящую перед камином женщину. За все эти годы он ни разу не видел ее спящей. Сейчас Микаэла выглядела беззащитной как никогда. Отблески света на ее щеке, эти поразительно красивые высокие скулы, эти густые ресницы – все очаровывало его.

Нежность не входила в сферу жизненного опыта Харрисона, эта мягкая тревожащая потребность была ему не знакома… Его рука отдернулась от волос Микаэлы, от этой шелковистой массы, переливающейся в свете каминного огня.

Кошка, комочком свернувшаяся рядом с животом Микаэлы, вызывала зависть Харрисона. Он хотел оказаться на ее месте. Медленное дыхание Микаэлы заставляло трепетать завиток волос рядом с ее губами. Ее полные мягкие губы, не напряженные от гнева или решимости, сейчас были полураскрыты… Они манили, звали…

19
{"b":"18248","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Хлеб великанов
Ледяная Принцесса. Путь власти
Дао СЕО. Как создать свою историю успеха
Любить Пабло, ненавидеть Эскобара
Привычки на всю жизнь. Научный подход к формированию устойчивых привычек
Путь к характеру
На струне
Книга звука. Научная одиссея в страну акустических чудес
Предложение, от которого не отказываются…