ЛитМир - Электронная Библиотека

В толпе Джейкоб нашел взглядом свою дочь, удивляясь, как ему удалось породить такую красоту и ум, хотя чему он удивляется, достаточно взглянуть на мать, подумал он с грустной улыбкой. Когда Микаэла повернулась и встретилась взглядом с Харрисоном, медленный огонь обжигающего напряжения рванулся через всю комнату от его дочери к человеку, которого он уважал. Микаэла быстро отвела взгляд, ее рука слегка дрожала, когда она подняла ее, чтобы поправить гладкий блестящий узел волос на затылке. Стоя в тени, Джейкоб улыбнулся. Однако парень заставил ее задуматься, ну что ж, разумно с его стороны, а когда дело сладится… Пара из них получится неплохая, но нелегко им будет вот так же было и у самого Джейкоба, когда много лет назад он завоевывал свою невесту. Лэнгтри не были образцом мягкости и сговорчивости, но когда приходила настоящая любовь, они узнавали ее и ценили.

Галлахер не отрываясь смотрел на Микаэлу, и Джейкобу не нравилось, что этот человек находится рядом с его дочерью и даже осмеливается класть руку на ее обнаженное плечо.

– Общественные телевизионные программы и рекламные ролики его не особенно интересуют, да и интернатура будущих журналистов тоже. И мне совсем не нравится, что он глазеет на мою дочь и мою жену. В нем есть что-то странное, он напоминает охотника, который выслеживает добычу и играет с ней, прежде чем убить. Он хочет слишком много знать о нашей семье. И о твоей, Харрисон.

Рурк подкинул оливку и поймал ее зубами.

– Его люди занимаются сборкой автоматики?

Харрисон потер сломанный нос. Галлахер вел какую-то игру, но играл он грубо. Все внимание было сосредоточено на семье Лэнгтри, особенно на Микаэле. Безусловно, он будет добиваться ее и того, что ему нужно. Харрисон намеревался не допустить этого.

«Великолепно, – мысленно сказал себе Аарон, когда его лимузин, шурша шинами, плавно двинулся по неровной дороге, ведущей от ранчо Кейна. – Эту женщину нужно приручить, и надо сделать это так, чтобы ей было интересно. Она носит в качестве медальона одну из монет, и могу поспорить, что у остальных членов семьи тоже есть свои монеты. Хорошо, что эта Силки так доверчива, благодаря ей я узнал все, что мне хотелось. Она сказала, что и Джейкоб, и Рурк носят свои монеты и что она сама их видела. Итак, одну монету я купил, еще одну удалось выманить у безумной миссис Кейн, прибавим к этому монету Микаэлы, монеты ее родственников – и ситуация у меня под контролем… Этот Кейн, похоже, человек недоверчивый, но мне случалось иметь с такими дело. Он согласится взять деньги и…»

– Рикко, ты зачем тормозишь?

– Большая лошадь, босс, стоит прямо на дороге. И всадник, похоже, настроен решительно.

Аарон вышел из машины, в этот момент Кейн спрыгнул с лошади.

– Вечеринка получилась прекрасной, – сказал Аарон и подумал о том, что, возможно, он неправильно оценил этого игрока, не исключено, что этот парень делит с Микаэлой постель. Что ж, это меняет дело.

В лунном свете было хорошо видно, что рукава его рубашки закатаны до локтя, узел галстука ослаблен, а воротник расстегнут, сейчас Харрисон совсем не походил на крупного финансиста. Жестко очерченные, рельефные черты липа делали его похожим на человека, не привыкшего идти на компромиссы. Он смотрел, слегка прищурившись, словно оценивая соперника, и на мгновение кровь уличного драчуна закипела в жилах Аарона, вызвав желание доказать, что он еще хозяин положения. Но он мог и подождать. Он хотел насладиться этой игрой и проверить правдивость истории, рассказанной Джулией Кейн, – истории о похищении ребенка, сводной сестры Кейна-младшего.

– Давайте сразу к делу, – заявил Харрисон. – Вы ведь здесь не для того, чтобы заниматься благотворительностью?

Галлахср бросил свою сигару на влажную землю Вайоминга и нахмурился, когда увидел, что окурок попал в кучу лошадиного навоза. Его раздражали эта провинция и местный деревенщина, который пытался здесь править. Харрисон Кейн не был легким противником, и Аарона позабавила мысль о том, что неплохо было бы с ним сразиться. Он получил настоящее удовольствие, измолотив своего последнего платного спарринг-партнера. Кейна ожидает то же самое, если он не поостережется.

– Я сделал довольно существенный вклад.

– Вам переведут обратно всю сумму.

Взгляд Аарона моментально стал жестким – дни, когда на него могли смотреть сверху вниз, давно закончились.

– Расслабься, парень. Ты сам не понимаешь, что говоришь.

Харрисон взглянул на двух мужчин, которые приближались к нему.

– Вам пора ехать.

Аарону хотелось избить этого парня, растоптать его шик и самоуверенность и заставить просить пощады.

– А как на это посмотрит твоя подружка? Она безумно радовалась моему вкладу в общественный фонд.

Харрисон оставался невозмутимым, ничто не выдавало его чувств, но кровь в нем закипела от ярости. Люди, подобные Галлахеру, использовали женщин для достижения своих целей, для них не существовало ничего святого.

– Она разумная женщина.

– А что, в постели она так же хороша? Можешь не отвечать, я это сам проверю. Знаешь, Кейн, я мог бы тебя уничтожить. Ты ведь вложил в этот проект большие деньги. Для тебя было бы лучше играть на моей стороне, если ты понимаешь, что я имею в виду. История твоей семьи далеко не безупречна, и будет совсем не сложно рассорить тебя с твоими щепетильными инвесторами. Легче легкого.

Аарон быстро сел в машину и, закрыв дверцу, приоткрыл тонированное стекло.

– Звони в любое время, Кейн. Без обид. Ты такой же, как и я. Тебе нравится – ты берешь. Ты вытащил себя из этого дерьма не в белых перчатках. Мы с тобой играем по одним правилам.

Когда лимузин Галлахера растворился в ночи, Харрисон вскочил на своего неоседланного коня.

– Однажды я знал такого, как ты. И мне он совсем не нравился. Но я достаточно похож на него, чтобы раскусить тебя – тебе нужно нечто большее, чем списание налогов.

В доме Харрисона Микаэла прощалась с последними гостями. Она поцеловала Силки и Джона и обняла вздрогнувшего от неожиданности Дуайта. Широкая улыбка осветила ее лицо, когда Джон обнял Харрисона, который, несколько смутившись, выдавил из себя подобие улыбки. Закрыв дверь, Микаэла повернулась к Харрисону. Ее глаза сияли.

– У нас получилось, получилось!

Все еще думая об Аароне Галлахере и его истинных намерениях, Харрисон расстегнул рубашку. Ладонью растер волосатую грудь. Сегодня он достаточно наулыбался людям, которых не знал и не очень-то хотел знать. Сколько мог, он терпел все эти светские разговоры. Он наблюдал за Микаэлой, которая, как ему казалось, находилась слишком близко к этим мужчинам, размышлял, не разочаровал ли он Фейт…

Легкий поцелуй Микаэлы вывел Харрисона из раздумий. Он нахмурился:

– Гм-м…

Микаэла схватила его за руку и, словно маленькая девочка, закружилась вокруг. Потом, остановившись, сняла медвежье ожерелье и набросила Харрисону на шею.

– Отличный вечер. Нам удалось заинтересовать обозревателей, инвесторов и рекламодателей, теперь у нас больше рекламы, больше инвесторов. Такой успех на первом же этапе!

Микаэла вновь и вновь кружилась вокруг Харрисона, ошеломляя мягкими движениями груди под бирюзовой тканью платья.

– У тебя что, совсем ничего нет под платьем? – спросил Харрисон с недоумением.

– Абсолютно ничего. Ткань слишком тонкая, из-за нижнего белья могут появиться складки.

– Микаэла…

Руки Харрисона обняли женщину, которая, кружась, буквально налетела на него. И Галлахер, и студия, и корпорация – все это стало вдруг совершенно неважным. На ликующем лице Микаэлы появилось выражение легкого любопытства, и Харрисон явственно ощутил тепло и пульсацию ее тела. Лишь раз она легко провела рукой по его волосам, и Харрисон весь был окутан дразнящим запахом ее тела. Ее нежный и убаюкивающий взгляд скользнул по лицу, замерев на губах, и мир вокруг вдруг закружился, накаляясь.

Дыхание Микаэлы участилось, и она начала торопливо ласкать его, пальцы Харрисона охватили ее ягодицы, и Микаэла прильнула к нему, так что ее грудь оказалась плотно прижатой к его груди. Со стоном, отбросив в сторону всю свою сдержанность, Харрисон полностью погрузился во вкус и ощущение тела Микаэлы, он запустил пальцы в ее волосы, чтобы распустить их черные волны. Нежно погладив ее лицо, Харрисон прильнул к таким желанным губам.

28
{"b":"18248","o":1}