ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Какая прелесть! — ахнула Дженнифер. — Откуда он взялся?

— Ну, поскольку я не романтик, я его загодя припрятал под подушкой.

Дженнифер вытянула руку, любуясь благородным блеском камня, а Никос, устроившись поудобнее, смотрел на нее с чрезвычайно довольным видом.

— Ну что ты теперь скажешь?

— Спасибо… Очень красивое кольцо. — Дженнифер вздохнула, внезапно почувствовав, как она устала. Зря она затеяла весь этот дурацкий разговор про романтику, да еще в первую брачную ночь!.. И вообще, вела себя как круглая дура. Могла бы догадаться, что Никос переиграет ее в любом случае. — Извини, если я тебя обидела.

— Есть немного… — проворчал он. — Представила меня этаким тираном. Ну, скажи на милость, кому это понравится?

Дженнифер опустила глаза и, подавив зевок, виновато улыбнулась. А потом подвинулась к нему и сонно пробормотала:

— Так спать хочется! Глаза сами слипаются… Не хочу завтра плохо выглядеть. А то еще не понравлюсь твоим родным.

— Этого не может быть, — успокоил ее Никос и, притянув к себе, добавил: — Спи.

Интересно, а будь на его месте Роберт, она бы тоже заснула? Не то чтобы он ревновал, а тем паче пытался соперничать с этим подонком, просто… Пусть Дженнифер теперь его жена и, как бы его к ней ни тянуло, дурачить себя он не позволит.

Дженнифер уже спала, а Никос лежал, прислушиваясь к ее ровному дыханию, и глазел в потолок. А какого черта он в десять часов вечера лежит в постели и прижимает Дженнифер к себе, словно боится, что она убежит? Никуда она не убежит. А если вдруг вздумает, он тут же вернет ее обратно. Теперь она его жена.

И вообще, что это он так распсиховался из-за какого-то дурацкого звонка? Ведь Дженнифер не стала делать из этого тайну. Значит, ей скрывать нечего. Никос расслабился, прислушался к своим ощущениям и пришел к выводу, что чувствует себя отлично. Глядя на Дженнифер, он принялся перебирать в уме все то, что ему в ней особенно нравится.

Ему нравится запах ее нежной кожи, блеск ее волос, влажная глубина ее зеленых глаз… Нравилось, как доверчиво она к нему прижимается… Хотя довериться ей сам он не рискнул бы. Ведь не сказал же, что купил этот перстень еще три года назад…

— Пора вставать, соня! — разбудил утром Дженнифер насмешливый голос Никоса. — Через два часа мы должны быть в аэропорту.

Она распахнула глаза и сладко потянулась. Никос, уже побритый и одетый, стоял над ней и улыбался.

— Вставай, а то я не выдержу и залезу в кровать. — Он стремительно наклонился, поцеловал ее в губы, и Дженнифер окончательно проснулась. Потянулась к нему, но в дверь постучали. Никос оторвался от нее и пробормотал: — Тебе принесли завтрак.

— А ты? — удивилась Дженнифер.

— А я уже давным-давно позавтракал, — улыбнулся он, подошел к двери и, открыв, взял у горничной столик с завтраком. — Дженнифер, даю тебе на завтрак и сборы полчаса. Идет?

Дженнифер молча кивнула. Ее не оставляло ощущение, будто сон все еще продолжается. Никос принес завтрак в кровать, чмокнул ее в нос и уже у двери бросил через плечо:

— Пойду в кабинет, просмотрю почту. А ты, радость моя, поторопись.

Она позавтракала, быстро привела себя в порядок и, просмотрев свой небогатый гардероб, выбрала сиреневую юбку и шелковую блузку в тон — достаточно нарядно, но и не слишком броско. Выйдя из спальни, она направилась в кабинет, но по дороге ее перехватила экономка Елени и горничная. Горничная на английском объяснила Дженнифер, что Елени хочет показать ей дом. Не желая обидеть прислугу, Дженнифер улыбнулась, решив, что за это Никос на нее вряд ли рассердится.

Они ходили из комнаты в комнату, и постепенно Дженнифер входила в роль хозяйки. Ей нравился старинный просторный дом, где время словно остановилось, и она уже успела его полюбить — ведь именно здесь, вдали от постороннего мира, они с Никосом нашли друг друга.

Когда в смежную с гостиной комнату вошел Никос, Дженнифер чуть ли не с благоговением взирала на ровные стопки белоснежных накрахмаленных скатертей и салфеток в объемистом бельевом шкафу. Он чуть нахмурился и ворчливо заметил:

— Ну вот, через час нам улетать, а ты тут стоишь себе и любуешься столовым бельем. С чего это вдруг?

— Не могла же я обидеть Елени, — ответила Дженнифер. — И потом я уже готова. Вот только заберу сумку из спальни.

— Ну тогда пошли! — Никос обхватил ее за талию, и они вышли в коридор.

Проходя мимо кабинета, он остановился, заглянул внутрь и, увидев, что из факса ползет лента, вошел и дождался конца связи. Схватил бумагу, наскоро сложил и, не глядя, запихнул в портфель.

— Просмотрю по дороге, — объяснил он Дженнифер, закрывая дверь. — Надеюсь, ты не обидишься?

— Ну что ты! — лучезарно улыбаясь, ответила она. — Я же понимаю, что муж у меня чрезвычайно занятой мужчина.

Когда они вошли в салон самолета компании, Дженнифер восхищенно ахнула:

— Вот это да! — Она обвела глазами стильный интерьер и уютные просторные кресла, обтянутые кожей бежевого цвета. — Вот как путешествуют белые люди!..

Никос устроился у маленького рабочего столика, открыл свой лэптоп, вставил дискету и углубился в работу. Дженнифер не стала ему мешать, а принялась листать журнал.

Никос не сразу вспомнил про факс. Он извлек ленту из портфеля и бегло пробежал глазами. Там было несколько сообщений, в том числе ответ на его запрос в банк. Увидев имя Дженнифер, он поначалу решил, что тут какая-то ошибка. А когда увидел рядом имя Роберта Добсона, похолодел от ужаса. Нет, этого не может быть! Он читал снова и снова, отказываясь верить глазам. Увы! Никакой ошибки. Все так и есть.

Никос покосился на Дженнифер. Заметив его взгляд, она безмятежно улыбнулась. Нет, это уму непостижимо! Ну просто сама невинность!..

— Дженнифер… — произнес он чужим голосом и, опустив глаза на факс, машинально прочел вслух: — Дженнифер Кросби.

— Что с тобой? — удивилась она, и улыбка ее погасла. — Никос, тебе нехорошо?

Он вскочил и, подойдя к Дженнифер вплотную, возвышался над ней, буравя взглядом.

— Так ты с самого начала обо всем знала? — спросил он бесстрастным голосом. — Поэтому и вышла за меня замуж?

— О чем это ты? — нахмурилась Дженнифер. — Я тебя не понимаю…

— Не понимаешь? — повторил Никос, повысив голос, и без сил опустился в кресло. — Ну что ж, придется объяснить. На вот, почитай! — И он сунул ей в руки факс. — Думаю, тебе это будет интересно.

Нет, какой же он все-таки кретин! И с какой легкостью Дженнифер обвела его вокруг пальца! А он-то еще возомнил, будто бы у него все под контролем! Ха-ха-ха! За какие-то четыре дня она окрутила его, и теперь, когда она стала госпожой Костеас, ей ничто не угрожает. Ловко придумано! Ведь не станет же он на самом деле подавать в суд на свою собственную жену.

Так он женился на воровке… На жадной расчетливой воровке, которая на пару с Робертом Добсоном выудила у него из кармана полмиллиона фунтов стерлингов.

Взглянув на факс, Дженнифер удивленно вскинула брови и пробормотала:

— Никос, но ведь тут все на греческом… А я за эти три года все перезабыла…

— Радость моя, тебе перевести? — оскалив зубы в улыбке, предложил он. — Впрочем, твоих познаний в греческом языке вполне хватит, чтобы узнать свое имя и имя Роберта. — И он указал на нужную строку с такой яростью, что проткнул бумагу. — Ну что, видишь? И что ты теперь скажешь?

— Ничего не понимаю… При чем тут я и Роберт? — Дженнифер недоуменно покачала головой и подняла на него испуганные глаза. — Никос, объясни наконец толком, что это такое.

— Хорошо, непонятливая ты моя, сейчас объясню. Это ответ на мой запрос в банк. Представь себе, радость моя, как выяснилось, это ты… — Он запнулся и, чуть не задыхаясь от гнева, тихо продолжил: — Это вы с Добсоном открыли тот самый счет. А потом, ты не поверишь, Дженнифер, ну-ка догадайся, что случилось потом?

— А что случилось потом? — машинально спросила она, вытаращив на него глаза.

23
{"b":"18249","o":1}