ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Поворачиваюсь.

– Я готов вас выслушать. – Не «слушаю вас» и прочее, именно так. Мне, в общем, все равно, кем себя считает эта леди и сколько у нее подданных.

На не особо красивом, но освещенном внутренним достоинством лице ничего не меняется.

– Вас ждут, – отвечает она, и я понимаю, что выиграл очко.

Общество собралось в гостиной – две дамы в длинных платьях с кружевными воротничками, два джентльмена в таких же пиджаках, как у меня. Когда я вхожу, они оставляют свои забавы: дамы – пасьянс, джентльмены – негромкую беседу, и внимательно смотрят на меня. Мой расстегнутый воротничок явно напрягает всех. Почтенную компанию я приветствую лишь коротким кивком. Хозяйка указывает на кресло, я сажусь, закидываю ногу на ногу.

Здесь довольно темно – просторное помещение освещается лишь камином и свечами, расположенными в настенных подсвечниках. Лишь на столике для пасьянсов стоит еще один подсвечник. Деревянный, в форме негритянки, несущей на голове блюдо. Но вместо фруктов на блюде – толстая оплывающая свеча. На полу ковер, кресла неудобные – в них можно сидеть, только выпрямив спину. Темноватые портреты неизвестных мне персоналий развешены по стенам. Старая добрая Англия или что-то в этом роде, думаю я, разглядывая интерьер.

Третья завеса, определяю я. Публика мне не знакома. Даже не пытаюсь предугадать тему разговора – предпочитаю сюрпризы. Видимо, какая-то работа, справиться с которой под силу только мне. Или не только, тут же обрываю я себя. Может быть, меня было проще найти. В любом случае – это может оказаться интересным, и я соглашусь. А может – скучным, как физиономия лысеющего джентльмена напротив меня. Тогда я пойду своим путем.

Пауза явно затянулась. Кашляю, приподнимая бровь.

– Итак, слушаю вас.

– Молодой человек… – начинает джентльмен, с чьей шевелюрой все в порядке.

– Тэри, с вашего позволения, и никак иначе. И можно на «ты».

– Простите, Тэри. Так вот. Я хотел бы представиться. Меня зовут Николас. – «Сэр Николас», добавляю я в уме, потом смеюсь про себя: «сэр» Николас, кажется, не в курсе, что вежливее было бы сначала представить дам. – Это – Алекс, наших дам зовут Элен и Мэри. А наша уважаемая хозяйка дома – Эллис.

Николай, Алексей, Елена, Мария и Алиса, перевожу я это с викторианского на городской человеческий. Разумеется, каждый может взять имя по своему вкусу – если он не тенник или не Смотритель, как я. И варьировать его на любой лад – хоть Николас, хоть Николя… Но мне все это кажется излишне высокопарным.

– Очень приятно. А теперь я хотел бы услышать, зачем понадобился вам.

Опять повисает пауза. Я смотрю на дам, отложивших пасьянс и с неодобрением созерцающих меня. Им хорошо за пятьдесят, у обеих седеющие волосы подкрашены в голубоватый цвет. Нитка жемчуга на шее одной выглядит нелепо – мне всегда казалось, что жемчуг идет молоденьким девушкам, а в этом солидном возрасте стоит носить более солидные украшения. Видимо, у них иные представления об элегантности. Ну и ладно, мне-то что. Люди развлекаются, причем с претензией на аристократичность. Все лучше, чем хулиганье с первой завесы – я вспоминаю свое недавнее мелкое приключение и понимаю, что вот эти представления о жизни мне несколько ближе.

Как говорится, чем бы люди ни тешились – лишь бы Городу не вредили.

– Видите ли, Тэри… У нас возникли некоторые проблемы с соседями. И нам хотелось бы, чтобы вы поспособствовали…

Работа посредника? Причем на третьей завесе, где проблемы могут быть только с другими людьми? Какая скука! Неужели не могли найти себе другого примирителя?

Я выразительно зеваю.

– Давайте описывайте проблемы.

– Сначала я объясню. У нас здесь маленький клуб по интересам. Мы изучаем историю Города. Ведем записи – хроники, легенды, слухи… Мы изучаем Город и всех его жителей.

Изучают они, вздыхаю я про себя. Сидят на третьей завесе, где, конечно, хватает чудес и странностей, но ничего действительно необычного не происходит, – и думают, что здесь можно изучать Город. Видимо, мой скепсис отражается на лице, потому что Николас усмехается.

– Вы не думайте, что мы ограничиваемся только нижними уровнями Города. К сожалению, я сам не могу подниматься выше, но наши леди владеют этим искусством и нередко выбираются в другие места, и есть еще другие. К тому же мы часто приглашаем к себе в гости… разную публику.

– А я-то тут при чем?

– Один из ваших коллег, такой… резковатый молодой человек, посоветовал обратиться к вам с нашей проблемой.

Интересно, кто это мог быть и что таится под вежливым «резковатый»?

– Как его звали?

– К сожалению…

– Внешность? – спрашиваю я, и Николас переводит взгляд на даму с жемчужным колье.

– У него длинные волосы такого необычного оттенка… Очень светлые, – слегка жеманясь, произносит она и поправляет и без того идеально лежащий на груди воротничок.

Я смеюсь.

– Молодого человека зовут Альдо, и он не «резковатый», а отъявленный хам, так?

Дама слегка краснеет, кивает:

– Да, я бы не назвала его манеры достойными. Он был груб…

– Да, и он не посоветовал обратиться ко мне, а таким специфическим образом послал вас, мадам, подальше. Видимо, что-то помешало ему выразиться более точно.

Дама краснеет уже сильнее, берет со стола несколько карт и обмахивает лицо. Я удивляюсь – такое впечатление, что она действительно никогда в жизни не слышала грубого слова. После общения с Альдо? Удивительно. Неужели эти прошловековые манеры и ему помешали высказаться обычным образом?

– Ладно, оставим лирику. Чего вы хотите от меня лично и в чем состоят проблемы?

– Проблемы, как уже сказал Николас, с соседями, – вступает в беседу второй, тот, что с залысинами.

Голос у него хрипловатый, и говорит он резко. Этакий военный в отставке. Это хорошо. Надеюсь, он будет конкретнее в высказываниях, и мы перейдем от трепа к обсуждению проблем.

– Что за соседи?

– Семья вампиров.

Я дергаю себя за ухо, чтобы убедиться, что не ослышался. Семья вампиров на третьей завесе – это что-то новенькое. Им положено сидеть выше, куда выше. Но чем, интересно, эта самая семейка может помешать сему историческому клубу? Периодически отлавливает на лестнице посетителей, используя в качестве обеда? Ну и что с того? Законом Города позволяется.

Вампиры – единственная разновидность тенников, способная забираться так низко. Впрочем, остальные тенники не считают их за своих и пытаются доказать, что это отдельная раса Города. Мол, и ходят не там, где остальные, и вообще – «типичное не то». Однако мало кто верит в эту теорию: все признаки принадлежности к роду тенников налицо.

Но для чего этим надо забираться сюда, когда здесь они ограничены в способностях и чувствуют себя неуютно? Странные вкусы у этой семейки, ничего не скажешь.

– И в чем именно проблема?

– Их интересуют наши архивы.

Я роняю челюсть и уже с искренним интересом смотрю на собеседника. Он несколько раз кивает, соглашаясь с моим недоумением. Что им делать с архивами этой компании, когда у них есть куда больше возможностей собрать всю информацию самостоятельно? Или это любопытные, но ленивые товарищи. Читать хотят, а вот сами искать – нет?

– Ну и что? Пусть читают, в конце концов… Ума набираются, – улыбаюсь я.

– У них какие-то странные предрассудки. Они уже дважды вламывались сюда, уничтожали записи о вампирах Города, угрожали уничтожить и остальное, – поясняет Николас. – Они запрещают нам интересоваться этой темой.

– Ну так воспользуйтесь обычными средствами защиты. – Я пожимаю плечами, продолжая недоумевать, зачем я им понадобился. – Освященное серебро, святая вода… наложите на свои апартаменты парочку защитных заклинаний. Обычное дело…

– Мы уже сделали это, дорогой друг Тэри, – мрачно произносит отставной военный.

– И что же?

– Тогда они похитили одну из наших исследовательниц. Это молоденькая девушка, она не умеет драться…

– Я так понимаю, вы хотите, чтобы я забрал девушку, вразумил безобразящее семейство и настоятельно порекомендовал им больше так не делать? – уточняю я.

2
{"b":"1825","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Сладкое зло
Дао СЕО. Как создать свою историю успеха
Сандэр. Ночной Охотник
Красные искры света
Тайна тринадцати апостолов
Один из нас лжет
64
Преследуемый. Hounded
Превыше Империи