ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Не заинтересует ли вас этот образчик истинно народной керамики?

– Подобному чудовищу место в мусорной куче! – фыркнул Георгий, отталкивая игрушку.

– Где уж тебе понять! – вспылила Мария, внимательно рассматривая фигурку-не пострадала ли она от неосторожного обращения.

Георгий Демирис, не обращая на девушку внимания, изучал с ледяным презрением Джулио.

– Итак, картина мне ясна. Сколько я должен за то, чтобы отвлечь синьорину на время?

Джулио скрестил руки на груди. Вид у него был бы устрашающий, если бы не веселые искорки, пляшущие в голубых глазах.

– Тебе решать, приятель.

– Послушайте, что здесь происходит? – Мария, не веря своим глазам, смотрела, как Георгий достает толстое портмоне, извлекает из него пригоршню банкнот и засовывает ей в карман плаща. – На что мне его деньги?

– Если парень щедро платит за каждый чих, с ним надобно быть любезной, – заявил Джулио. – Сходи с ним в пиццерию напротив, детка.

– Никуда я с ним не пойду. Можете оба катиться отсюда куда подальше!

Она попыталась проскользнуть мимо Георгия, но сильная рука опустилась ей на плечо. – Пусти сейчас же! – завизжала девушка.

– Ей, если хоть волосок упадет с ее головы, я тебя убью, – спокойно пообещал Джулио, протягивая Демирису пластиковый пакет. – Не забудьте вашу покупку, синьор Демирис. Обращайтесь с нею осторожно. Мария обожает своих кроликов…

Жестом, полным бесконечного презрения, Георгий принял пакет и демонстративно кинул его в ближайшую урну. Раздался глухой звук, а сразу следом-сдавленный женский вскрик.

– Некоторым хоть кол на голове теши! – простонал Джулио.

Рывком высвободившись, Мария кинулась к урне и заглянула внутрь. Увидев, что произошло, она побелела. Игрушка разбилась вдребезги. Дрожа от ярости, Мария повернулась к Демирису.

– Как ты мог, скотина? Как ты мог?

– С чего это ты так раскричалась? Непонимающие черные глаза встретились с зелеными, пышущими ненавистью.

– Эгоистичный, бесчувственный, самовлюбленный боров! Да, я решилась продать этого кролика, но только в хорошие руки!

– Ты помешалась или просто любишь устраивать скандалы на улице? – ухмыльнулся Георгий.

– Я, по крайней мере, не такая злобная гадина, как ты!

– Злобная гадина? Да я умер бы со стыда, если бы мне пришлось пройти хоть пару метров с этим безвкусным уродом в руках!

Нечеловеческим усилием Мария обуздала гнев. Уж теперь-то свои денежки он нипочем не получит! Насупившись, она сунула руки в карманы и пошла прочь. Не глядя шагнула на мостовую. И тут сильная рука буквально выдернула ее из-под колес бешено мчащегося автомобиля.

– Ты забыла объявить о своем последнем желании! – язвительно заметил Демирис.

– Удивительно, как это ты не толкнул меня под машину! – огрызнулась Мария, дрожа всем телом и силясь это скрыть. – Ах, совсем забыла, ведь я имею для тебя ценность! Пока жива и сучу ножками!

Перейдя дорогу, она направилась к маленькой пиццерии, облюбованной рыночными торговцами. Однако ее спутник явно предпочитал небольшой уютный отель. Ну что ж, не стоит ему перечить… Чем скорее закончится весь этот кошмар, тем скорее исчезнет из ее жизни этот подонок. Девушка ощутила вдруг бесконечную усталость. Она дурно спала ночью, и теперь снова терзалась чувством вины перед отцом.

Алессандро огорчился бы, узнай он о вражде между своей дочерью и наследником. Оставляя столь фантастическое завещание, Алессандро наверняка полагал, что Мария откроется Георгию. Поскольку этого не произошло, она так и осталась в глазах Демириса отцовской любовницей.

Так почему бы не перестать скрывать от него правду? Губы Марии плотно сжались. Она считала Георгия Демириса врагом задолго до их знакомства, а смерть Алессандро лишь довершила дело. Ведь Георгий вырос под теплым крылышком ее отца, окруженный его любовью, – это-то ее и злит, если уж быть откровенной. Примерно в том же возрасте, что и Георгий, Мария лишилась матери… и попала в приют.

В вестибюле отеля их уже поджидали два человека в темных костюмах. Они явно были начеку и испытали облегчение, увидев Георгия. Все трое вполголоса перекинулись несколькими фразами по-гречески. Затем самый младший прошел в почти пустой бар и пододвинул к пылающему камину столик и два уютных кресла.

Скинув черное кашемировое пальто, Георгий уселся в одно из них, указав девушке на другое, и нетерпеливо щелкнул пальцами. Словно зачарованная Мария глядела, как мигом подскочивший метрдотель внимательно выслушивал его приказания. Затем словно из-под земли появилась официантка, и напитки были поданы с поистине космической скоростью.

– Это что за типы? – кивнула Мария в сторону двух таинственных мужчин.

– Тео и Никос-мои телохранители. Телохранители! Ничего себе! Пытаясь скрыть смущение, Мария сдернула с головы вязаную шапку, и по плечам ее рассыпались тугие рыжие кольца. Нервным жестом она запустила пальцы в роскошную шевелюру и откинула ее со лба. Сняв дождевик, она поймала на себе слегка раздраженный взгляд своего спутника-вернее, не на себе, а на древнем свитере с залатанными локтями.

– На что ты уставился? – с вызовом спросила она.

Изящная бровь поползла вверх. И вдруг лицо озарилось лучезарной улыбкой, смягчившей резкость черт. Мария едва не зажмурилась: ей почудилось, что ее ослепила ярчайшая вспышка. Когда она поймала взгляд черных как ночь глаз, ее обуяло смятение. Мышцы живота конвульсивно сжались, как бывает, когда лифт слишком быстро вдет вниз…

– У тебя редкий цвет волос, – усмехнувшись, пояснил Георгий.

– Обычно такие кудряшки бывают у тряпичных кукол, – ответила Мария, перебарывая все возрастающее смущение.

Руками она стиснула бокал с вином, но тот все равно слегка дрожал. После встречи в церкви она решила, что просто была шокирована неожиданностью всего произошедшего. Но вчера она в полной мере испытала на себе его сексуальный магнетизм, мгновенно пробудивший дремавшие доселе инстинкты. Такое было с ней впервые в жизни. Но она тут ни при чем! Мария твердила себе, что напрасно смущенно ерзает, стискивает колени и мучительно краснеет…

В том, что с нею творится, виноват только он. Спору нет, Георгий необычайно хорош собой, однако дело даже не в этом. Георгий Демирис обладает свойством, куда более опасным. Это мощный сексуальный шарм, сквозящий в каждом его движении. Краешком глаза Мария приметила, с каким восхищением глядит одна из посетительниц бара на орлиный профиль своего спутника, и ощутила себя полностью реабилитированной.

– Наша первая встреча произошла при весьма неблагоприятных обстоятельствах-зазвучал тягучий голос Георгия. – Но это в прошлом. Не вижу препятствий для того, чтобы не попробовать решить наши проблемы.

Мария подалась вперед, вся словно натянутая тетива.

– Я не открыла тебе правды, – начала она в смятении. – Я все еще больше запутала, но и ты был хорош… строил дикие предположения, грязно меня оскорблял…

– Что-то не понимаю тебя, – нетерпеливо прервал ее Георгий.

Она глубоко вздохнула.

– Я вовсе не та, кем ты меня считаешь. Я не была любовницей Алессандро… – Произнеся слово «любовница» вслух, девушка невольно покраснела. – Я его дочь. Незаконнорожденная, внебрачная… в общем, называй как угодно…

Георгий внимательно поглядел на Марию, и лицо его тотчас выразило крайнюю степень недоверия.

– Чего ты хочешь добиться, делая столь абсурдное заявление?

– Но это правда… Понимаю, у тебя нет повода мне верить, да ты и не хочешь… но Алессандро был моим отцом.

Губы Демириса презрительно изогнулись.

– Да ты заправская лгунья! Имей ты к Алессандро хоть какое-то отношение, его адвокаты давным-давно знали бы об этом!

Мария беспомощно уставилась на него. Она никак не ожидала, что ее признание будет встречено с откровенным неприятием.

– Но он никому не говорил…

– Где доказательства?

– Послушай, ведь Алессандро сам меня отыскал…

– Давай условимся сразу: никакие, даже самые фантастические, байки не повлияют на размер твоего вознаграждения, – холодно прищурился Георгий. – А теперь уймись и отдохни ото лжи!

7
{"b":"18251","o":1}