ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Это чувство усилилось, когда Саймон предложил ей выйти за него замуж, хотя знал, что она беременна от другого. Она отказала ему и поэтому не могла принять работу, которую он предложил ей. Эта работа могла стать для нее спасением, но Марша знала, что Саймон до сих пор втайне надеется на то, что когда-нибудь они с ней поладят. Именно Саймон стал одной из главных причин, по которой она решила уехать с ребенком в Лондон.

Но времена меняются. Теперь у Саймона была постоянная подружка. А с Маршей он сохранял тон старого друга, без каких-либо недоговоренностей или тайных надежд.

— Сэмми! Немедленно вылезай оттуда!

Услышав неожиданный окрик Саймона, Марша вздрогнула.

Повернувшись, она увидела гигантскую терракотовую вазу, которая неожиданно угрожающе закачалась. Но тут же над краем горловины вазы показались черные вихры и пара плутоватых темно-карих глаз. Они внезапно сощурились, и малыш выпалил:

— Пошел ты на…

Марша была сражена на месте. Да и какая мать не потряслась бы, услышав такое из уст трехлетнего мальчугана.

— Не обращай на него внимания. — Увидев ужас на лице Марши, Саймон сумел сдержать рвущийся наружу смех. — Если верить твоей сестре, он сразу забудет об этом, если только ты не будешь устраивать шум. Кстати, Ричарду было бы неплохо попридержать свой язык при детях. По-моему, он и обучил Сэма таким выражениям.

Саймон повел ее по саду, с гордостью показывая недавние усовершенствования, и закончил экскурсию в своем немаленьком кабинете.

— Хочешь кофе?

— Я бы с удовольствием, но сегодня днем моя очередь следить за детьми.

— Слава Богу, что твоя, а не моя. За глаза хватило бы и одного Сэмми. Скажи, откуда у этого клопа такой бешеный нрав? — усмехнулся Саймон, наблюдая в окно за малышом. Тот чуть ли не с головой зарылся в кучу песка, хотя отлично знал, что это запрещено.

— Ты опять был нехорошим мальчиком, — начала было Марша, когда они возвращались в Твейт-Мэнор короткой дорогой через поля.

— Я хороший мальчик! — покраснев от гнева, крикнул Сэмми и унесся вперед, мелькая тоненькими, загорелыми ножками под грязными белыми штанишками и размахивая черными от грязи ручонками.

Он сын Винченцо и до боли похож на своего отца, отметила Марша. От нее мальчик унаследовал лишь некрупное телосложение. Маленький для своих лет, он тем не менее никому не давал спуску и ничего не боялся. Шумный, упрямый и уже властный, Сэм постоянно норовил командовать детьми и не слушался старших. Да, этот ребенок — совсем не ангел, вздохнула про себя Марша.

Несмотря на это, Ричард и Айрис не делали различия между Сэмми и своими двумя детьми. Но Джекки и Лиззи были флегматиками — спокойными, вяловатыми и послушными. Сэм совсем не такой, кукушонок в чужом гнезде, неукротимый и страстный. Ему нужна твердость, жесткая рука. А кто в этом виноват? Хватит об этом, приказала себе Марша.

— Ну как? — нетерпеливо спросила Айрис, когда Марша появилась в большой кухне ее особняка.

— Начинаю в понедельник.

На лице ее сестры-близняшки засияла довольная улыбка, Марша еще раз присмотрелась к лицу Айрис. Они не были однояйцевыми близнецами, но в детстве люди часто думали, что дело обстоит именно так. С возрастом их сходство становилось все слабее и слабее. Это тревожило Айрис. Она до сих пор подкрашивала свои волосы под цвет волос Марши и носила ту же прическу.

— Слава Богу, что ты наконец-то взялась за ум! Мы все вчетвером должны съездить куда-нибудь и отпраздновать это событие!

— Вернее, впятером. Подружка Сая, наверное, тоже захочет присутствовать. — Марша старалась говорить как можно более легко и беззаботно.

Айрис нахмурилась.

— Юнис сейчас занята. Кроме того, она-то здесь при чем? Они с Саймоном знакомы без году неделя… Я закажу столик в «Карете»…

— Нет, — сухо отрезала Марша.

— А почему нет? — В руках у сестры уже была телефонная трубка.

Марша тяжело вздохнула. Айрис была из рук вон плохим конспиратором. Все ее тайны сразу же становились известны всему миру. А сейчас она не смогла скрыть намерения опять свести Маршу с Саем. Бедная Айрис до сих пор считала их расставание трагической ошибкой своей сестры!

— Мне эта идея не кажется особенно удачной.

— Что у тебя там опять произошло с этим подонком Моничелли? — неожиданно спросила Айрис.

Удивленное лицо Марши залилось ярким румянцем. Застигнутая врасплох, она не успела принять нужное выражение и скрыть от сестры царящий в ее душе сумбур.

— Я…

Пораженная сестра выронила трубку.

— Но ты же… Я хочу сказать, не опять же?

Марша молча разглядывала поверхность стола, внезапно почувствовав гнетущее беспокойство. Она не хотела ничего рассказывать сестре, но не могла солгать, когда ее спросили прямо.

— На этот раз я этого так не оставлю! — поклялась Айрис дрожащим от ярости голосом. — Возьму из стола Джеральда пистолет, поеду в Лондон и пристрелю этого ублюдка!

— Айрис!..

— Заткнись! — яростно прошипела сестра. Это была единственная тема, которая всегда выводила ее из себя. — Ты защищаешь его, ты все еще защищаешь его! Ведь мы с Ричардом так хотели дать тебе денег, чтобы ты подала на него в суд, но ты не позволила нам…

— Я защищаю не его, а Сэмми, — прошептала Марша. — Ты же сама знаешь, какое внимание привлечет к себе подобный процесс. Каждый в округе знает, что я мать-одиночка. Не могу же я тащить в суд отца моего сына!

— Ты спала с ним? Ты опять спала с ним, дура этакая? — продолжала свой допрос Айрис. Марша побледнела.

— Я не хочу говорить об этом…

— Ты что же, до сих пор любишь его? — пробормотала ошарашенная Айрис. Марша выпрямилась во весь рост.

— Не болтай глупостей!

— Хотя ты и моя сестра, я никак не могу тебя понять, — заметила Айрис упавшим голосом. — Ведь Сай тебя обожает. Он даже не возражал, когда ты уехала учиться в колледж! Он красив, заботлив и хорошо обеспечен, — в который уже раз перечисляла сестра. — Почему ты так яростно сопротивляешься отношениям с ним? Он, по крайней мере, хочет на тебе жениться!

В кухне воцарилось тяжелое молчание.

— Ну, ладно, мне пора, я опаздываю, — виновато пробормотала Айрис и заторопилась вверх по лестнице.

Двумя часами позднее, вымыв посуду после обеда, Марша присела возле Джеральда, отдыхавшего на старой деревянной скамье, установленной на лужайке перед домом.

— Снова получила нагоняй? — спросил он.

— Откуда вы взяли?

— Слышал из холла, как орала Айрис. — Он вздохнул. — Тебе станет легче, когда ты осенью переедешь в коттедж Демпен. Вам с Сэмми нужен свой угол.

— Да. — Она покраснела, не зная, какую часть их разговора мог слышать Джеральд.

Дети были в дальнем конце сада, играя в шалаше, который построил для них Ричард. День был прекрасный, но даже яркое солнце не могло поднять настроение Марши. Прошло уже две недели, с тех пор как она покинула Лондон. Она потеряла аппетит и стала плохо спать.

— Мне нравится твоя сестра, но у нее была слишком легкая жизнь, — опять вздохнул Джеральд. — Вышла замуж за друга детства в восемнадцать лет. Ей никогда не приходилось зарабатывать себе на жизнь. Что бы она ни захотела, ей тут же подносили на тарелочке — мужа, дом, детей. В следующий раз, когда она опять начнет приставать к тебе, напомни ей об этом.

— Айрис всегда была очень добра ко мне…

— Но не тогда, когда пыталась подсунуть тебе моего бестолкового сынка! Тебе еще шестнадцати не было, а я уже твердо мог сказать, что ты никогда не выйдешь замуж за Сая! Он тебе просто не нравился.

У Марши перехватило горло. Временами Джеральд пугал ее. Он всегда смотрел в самый корень.

— Это было яснее ясного. Но поскольку Саймон похож на Ричарда, Айрис никак не может понять, почему ты, ее сестра-близнец, в этом не захотела стать ее подобием!

— Я сделала ему больно, — виновато прошептала Марша.

— Ты сделала бы ему гораздо больнее, если бы позволила принудить себя к браку с ним… Что это там за звук, не машина ли?

12
{"b":"18252","o":1}