ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Рожденный бежать
Брачная игра
Среди овец и козлищ
45 татуировок менеджера. Правила российского руководителя
Величие мастера
Чертоги разума. Убей в себе идиота!
Не благодари за любовь
Манюня
Необыкновенные приключения Карика и Вали
A
A

Марша с облегчением опустилась на свободное место рядом с ней. Заметив ее бледность, Патти нахмурилась.

— Ты, случайно, не подцепила грипп от своего шефа?

— Нет, просто немного устала.

Винченцо сидел за главным столом. И Марша изо всех сил старалась не смотреть туда, но ее взгляд точно что-то притягивало. Сердце билось медленно и глухо. «Он просто великолепен», — сказала о нем Патти, но, по иронии судьбы, во время первой встречи с ним она совершенно не обратила внимания на его чувственную красоту. Тогда он засыпал ее градом сложных вопросов, теперь она не помнит практически ничего из того, о чем он ее спрашивал. В памяти остался только взгляд этих темных глаз, которые, казалось, только и ждали того, когда она попадается в ловушку и уступит их настойчивому призыву.

С трудом отогнав от себя воспоминания, Марша заметила, что все еще не может оторвать от него глаз. Ее взор скользил по его повернутому в профиль смуглому, волевому, такому знакомому лицу. И вновь ее желудок неприятно сжался. Теперь для Марши Лайонс все стало ясно, и она удивилась тому, как долго могла не замечать очевидного.

Конечно, черты этого лица были ей хорошо знакомы… только это были черты не взрослого мужчины, а трехлетнего мальчика. Разве она вот уже более трех лет не видит каждый день эти высокие скулы, черные брови дугой и темно-карие глаза? Ее сын Сэмми был копией своего отца.

— Ты, наверное, переживаешь из-за завтрашнего совета директоров, — решила Патти, заметив, что Марша ничего не ест. — На твоем месте я бы так не волновалась. Повышение у тебя уже в кармане.

Марша тоже надеялась на это, но промолчала. Ее уверенность в себе сильно поуменьшилась четыре года назад после долгого стояния в очередях за пособием по безработице. Все время своего двухнедельного отпуска, который она, как и всегда, провела в доме своей сестры, Марша молилась, чтобы получить это повышение и вовсе не из-за врожденного властолюбия или жадности к деньгам и почестям. Конечно, деньги тоже играли свою роль — ведь Марше нужно было думать не только о себе, но и о будущем Сэмми.

Эдди поднялся из-за стола и пригласил важного гостя на подиум. В свете ламп иссиня-черные волосы Винченцо блестели словно лакированные. Внезапно на Маршу нахлынуло мучительное воспоминание: ее пальцы снова скользили между этих густых, жестких завитков… Покраснев до ушей, она наклонила голову и неуверенной рукой подняла свой бокал. Полностью погрузившись в прошлое и отчаянно пытаясь восстановить контроль над собой, она не расслышала ни одного слова из выступления Винченцо.

Но, должно быть, его речь была дельной и остроумной — несколько раз то внимательное молчание, с которым публика обычно внимает ораторам, знающим, как привлечь ее внимание, прерывалось взрывами смеха. Но она слышала только низкий, звучный голос Винченцо; его легкий акцент только подчеркивал чувственность этого голоса. Больше она ничего не слышала и не понимала.

Все поднялись со своих мест. Эдди сделал знак Марше. Она всей душой пожалела о том, что не может сделать вид, будто ничего не заметила, и встала, с облегчением обнаружив, что толпа совершенно закрыла от нее Винченцо. Неудивительно, язвительно подумала она. Упустить шанс, пусть и мимолетный, повертеться рядом с Винченцо Моничелли, принадлежащим к высшей элите общества, никто не желал.

— Замечательная речь, вам не кажется? — заметил Эдди, слегка приобняв Маршу за плечи, к ее глубокому удивлению, и с нескрываемым удовольствием наблюдая за толпой, поглотившей Винченцо.

— Да, очень впечатляет.

— А где вас носило? — проворчал старик недовольным тоном. — Я хотел, чтобы вы сели с нами за главный стол.

— Я не знала… очень жаль.

Но ей было нелегко сделать вид, что она действительно сожалеет об этом. Как только Марша поняла, какой опасности избежала, то почувствовала огромное облегчение. Еще немного везения — и вскоре она сможет сбежать домой, а там собраться с мыслями и решить, как ей себя вести, когда ее будут представлять Винченцо. Все равно ведь рано или поздно это должно будет случиться.

Скажи все сейчас, твердил внутренний голос. Скажи Эдди, что когда-то работала на Винченцо. Старый Шульц будет, конечно, удивлен, но вряд ли потом станет возвращаться к этому вопросу.

— Думаю, что это моя вина. — И он с улыбкой взглянул сверху вниз на Маршу. Ее маленькая, стройная фигурка всякий раз напоминала ему покойную жену.

— Мистер Шульц? — Кто-то внезапно вмешался в их разговор. Рука старика с видимой неохотой оторвалась от ее хрупкого плеча. Марша покраснела, почувствовав смущение и беспокойство. Ей всегда казалось, что Эдди Шульц уважает в ней знающего и трудолюбивого работника, но она никогда не думала, что может ему нравиться как женщина.

— Где это ты пряталась весь вечер, дорогая?

Марша резко обернулась на голос, но, встретившись со знакомыми темно-карими глазами, побледнела и попятилась.

— Винченцо… — прошептала она побелевшими губами, изо всех сил пытаясь взять себя в руки, твердя себе, что у нее была масса времени для того, чтобы приготовиться к этой встрече. Но эти доводы никак не действовали на нее.

— Да, Винченцо… Винченцо, который отлично тебя помнит, — пробормотал он. От его сухого тона Маршу бросило в дрожь. — Предупредить, что ли, этого старого козла, что он вот-вот попадет в пасть к крокодилице? Или держать рот на замке?

— Что ты хочешь этим сказать? — обескураженно пролепетала Марша.

— Конечно, со стороны ты выглядишь как добропорядочная молодая женщина, но думаю, что это совсем не так. Ты хитрая маленькая сучка, — продолжил он непринужденным светским тоном, от которого его слова звучали еще более дерзко. — Но я тебя насквозь вижу. Ты не изменила своей традиции и по-прежнему спишь с боссом.

Совершенно не готовая к столь неожиданному нападению. Марша изумленно поглядела на него.

— Да как ты смеешь?..

— За столом старый дурак Шульц вел себя как мартовский кот в поисках кошки. Сначала я не понял, что это с ним творится, но теперь мне все ясно, — насмешливо продолжал Винченцо. — Должна же быть какая-то очень веская причина, по которой ты торчишь в этой дыре за паршивые гроши.

Марше показалось, что Винченцо тронулся умом. Задыхаясь от гнева и негодования, она прошипела:

— Как вы… ты смеешь говорить мне такое?

Винченцо тихо рассмеялся.

— Великолепно, дорогая! Ты отлично изобразила оскорбленную невинность! Однако ты забыла, что я не старый дурень, гоняющийся за вниманием молодой и сексуальной женщины. Я Винченцо Моничелли… И если бы ты тогда, четыре года назад, не испарилась, то я бы тебе пообрывал руки и ноги за все, что ты натворила!

Не в силах отвести от него изумленного взгляда, Марша инстинктивно отступила назад. Она была так поражена, что почти ничего не соображала.

— Но тебе-то я что сделала? — Ее голос срывался от страха и обиды.

— Ты, похоже, не знаешь о том, что сицилийцы никогда не забывают зла и предательства и платят за него сполна, даже если и приходится подождать пару лет… И не надейся, сучонка, что тебе и на сей раз удастся улизнуть!

Наступившая напряженная тишина зазвенела в ушах молодой женщины. Она почувствовала, что вот-вот потеряет сознание.

— Я вижу, что вы уже познакомились с мисс Лайонс, синьор Моничелли, — раздался голос Эдди, с опозданием напомнивший ей, что вокруг находятся люди. Подобно внезапно разбуженному лунатику, Марша ошеломленно осмотрелась, пытаясь сориентироваться и собраться с мыслями. Безнадежная попытка!

— Мы с Маршей не нуждаемся во взаимных представлениях, — издевательски растягивая слова, произнес Винченцо, со злобным удовольствием сверля глазами побледневшее лицо женщины. — Разве она не говорила вам, что мы с ней старые знакомые?

Бог знает откуда, но у Марши нашлись силы, чтобы ответить.

— Собственно говоря, мне просто не представилось такой возможности…

— Постарайся быть хоть немного искренней, дорогая, — вкрадчивым голосом перебил ее Винченцо. — Она, по всей видимости, не сообщила вам о том, что когда-то, до того как я ее выгнал, работала на меня.

3
{"b":"18252","o":1}