ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Тень ночи
Ее худший кошмар
Серафина и расколотое сердце
Борис Сичкин: Я – Буба Касторский
Планета Халка
Большие девочки тоже делают глупости
Таинственный портал
Черный кандидат
Просветленные видят в темноте. Как превратить поражение в победу
A
A

Открыв глаза. Марша сразу же погрузилась в бесконечное тепло его взора. Она забыла обо всем, потянувшись всем своим существом к Винченцо.

— Останься со мной этой ночью, — прошептал он, нежно проведя кончиками пальцев по ее мокрой от слез щеке.

— Но еще только четыре часа дня…

— Ну и что?

— Я бы предпочла немножко подождать, — рискнула заметить Марша.

— Это наша первая встреча наедине, когда мы так долго находимся в вертикальном положении, — язвительно заметил Винченцо.

— Но мы должны еще позвонить Сэмми…

— Завтра мы уже будем вместе с ним, — напомнил он, наклоняясь и привлекая ее к себе.

Марша сразу же обмякла. Он очень медленно прикоснулся губами к ее полуоткрытому рту, и у нее перехватило дыхание. Сердце застучало как отбойный молоток. Она ласково провела рукой по его волевому подбородку. Винченцо запрокинул ее назад, прямо на громко зашуршавшую под ее тяжестью газету. Он вытащил газетный лист из-под ее тела и уже хотел откинуть его в сторону, как вдруг замер. Каждая мышца его сильного тела напряглась.

— В чем дело?

Но Винченцо уже вскочил и уставился в газету.

— Матерь Божья… — выдохнул он. Марша встревожилась.

— Что случилось?

Он внимательно изучал английскую газету, которую она сегодня утром читала за завтраком. Когда Винченцо вновь поднял голову, сквозь золотистую смуглоту его лица просвечивала смертельная бледность, а рот нервно подергивался.

— Ты видела это? — жестко спросил он.

— Видела что?

Он повернул газету так, чтобы она могла видеть фотографию возле одной из статей.

— Это Хоуард.

— Кто это? — прошептала она.

— Брокер, которого ты использовала четыре года тому назад, арестован за крупное мошенничество! — объявил Винченцо.

— Хоуард-это брокер, который… — Марша тщетно пыталась собраться с мыслями.

На лице Винченцо появилось нетерпеливое и одновременно недоверчивое выражение.

— Что с тобой творится? Неужели ты не понимаешь, что все это значит? Хоуард под следствием! Полиция наложит арест на все его бумаги и начнет искать в них доказательства, чтобы обнаружить всех соучастников в его уголовных делишках!

— Но… но я же не… — лепетала Марша.

— Марша. — Винченцо больно сжал ее руку. — Время от времени нужно смотреть жестокой правде в глаза. Предлагаю тебе сделать это сейчас… хотя в первый раз в своей жизни я не уверен в том, что честность — лучшая политика, — неуверенно закончил он.

10

— Надеюсь, что нам не придется пожалеть об этом, — угрюмо заявил Винченцо, когда самолет покатился по посадочной полосе. — Боюсь, что мы приехали в Лондон совсем не вовремя.

Марша ничего не ответила. Прошлой ночью она не сомкнула глаз из-за непроходящего дикого страха. Весь вечер Винченцо в самом мрачном расположении духа обсуждал вслух все варианты развития событий. По его мнению, самым лучшим для нее выходом было затаиться и вообще забыть, что на свете существует Англия. Он по-прежнему ни на мгновение не сомневался в ее виновности!

Правда, он готов был сделать все что угодно, лишь бы спасти ее от тюрьмы. Сначала он требовал от нее чистосердечного признания суду, потом внезапно решил, что теперь, когда она стала его женой-женой очень богатого человека, — это может только повредить ей. Ему удалось так ее запугать, что она уже почти согласилась на то, чтобы он ехал за Сэмми один, но в последнюю минуту все же решила тоже лететь в Англию.

К тому времени как они добрались до лимузина, у нее так разболелась голова, что терпеть было просто невозможно. Она закрыла глаза и сжала виски руками, надеясь, что так ей хоть немного станет легче.

Винченцо обнял ее рукой за плечи.

— Я не позволю, чтобы ты прошла через все это, — неожиданно сказал он.

— Что ты задумал?..

— Мы не можем постоянно жить под этим дамокловым мечом, — заявил он, подчеркивая каждое слово. — Я решил, что лучше опередить беду, чем безвольно ждать, пока она придет сама. Надо сказать полиции, что это мошенничество организовал сам я, а ты только действовала по моим указаниям.

От удивления Марша даже забыла о своей головной боли.

— Ни… никто не поверить в эту чепуху!

— Почему? Если человек богат, то это еще не значит, что он кристально честен, — резко возразил Винченцо. — Подчиненная, влюбленная в своего шефа… вполне естественно, что я мог уговорить тебя пойти на преступление ради меня. Собственно говоря, если ты прикинешься дурочкой, то сможешь убедить полицию, что даже не подозревала о незаконном характере своих действий. Тогда они не будут заставлять тебя давать против меня показания.

Марша выпрямилась.

— Но не можешь же ты взять на себя всю вину за это!

Винченцо пристально посмотрел на нее.

— Дело в том, что я переживу, если меня посадят. А ты — нет. Сэм сможет некоторое время обойтись без меня… но не без тебя, — сказал он, криво усмехаясь. — Тем временем, чтобы еще больше укрепить наши позиции, ты забеременеешь…

— Забеременею? — машинально повторила она, не понимая, что он хочет этим сказать.

— Если ты окажешься беременной, это еще больше снизит возможность того, что тебя подвергнут судебному преследованию, — сухо объяснил он.

Слезы уже текли из ее глаз.

— Ты не должен делать этого, — взмолилась она. — Я не позволю тебе этого делать! Это мои трудности, а не твои!

— Но ты моя жена…

— Какое, черт побери, это имеет отношение к делу? — раздраженно огрызнулась она.

— Самое прямое. — Он крепко сжал ее руки и решительно привлек ее к себе.

С приглушенным стоном Марша потянулась к Винченцо. Она жаждала снова коснуться его, обнять его и таким образом хотя бы на время отогнать все более овладевающий ею ужас. Ее терзала только одна мысль-судьба вновь разлучает их. «Ты не должен», — сказала ему она и действительно подразумевала это, твердо зная, что ни за что не согласится прятаться за его спиной.

— Дорогая… красавица моя, попробуй рассудить здраво. — И он с нежным упреком провел большим пальцем по ее щеке.

Она подставила ему свои трепещущие губы, в ее теле вспыхнул огонь желания, еще более усиленного отчаянностью ее положения.

— Прошлую ночь мы могли бы провести получше, — дразня ее, пробормотал Винченцо. — Я так хочу тебя…

Внезапно он оторвался от нее и обратился по-итальянски к шоферу.

— Что ты задумал?

— При таком уличном движении мы доберемся до дома не раньше чем через час…

Несколько минут спустя он высадил ее перед входом в роскошный отель, а еще через десять минут они уже стояли в великолепной спальне.

— Это просто безумие, — неуверенно запротестовала Марша.

— Все, что связано с тобой, для меня всегда безумие, — пробормотал Винченцо, привлекая ее к себе.

Как голодный зверь, он набросился на ее рот. Захваченная бурным потоком страсти, Марша с головой бросилась в него, и ее как неопытного пловца затянуло в самый омут. Ее руки не теряли времени даром. Она сняла с него пиджак и начала расстегивать пуговицы рубашки.

Застонав от нетерпения, Винченцо оторвался от нее и быстро сбросил одежду.

— Когда-нибудь мы проделаем это медленно и нежно! — обещал он.

— Но не сейчас.

— Не сейчас, — согласился он, снова привлекая ее к себе и нетерпеливыми пальцами расстегивая молнию ее летнего платья.

Винченцо стянул его с плеч Марши, и оно упало на пол у ее ног. При виде шелка и кружев на ее трусиках в его глазах зажегся огонек.

— Бог мой… оказывается, у меня отличный вкус.

Марша вся вспыхнула.

— Ты это покупал сам?

— Это помогло мне выдержать перед свадьбой… когда я не имел больше ничего.

Он опять впился в ее рот и упал вместе с ней на кровать. Это нетерпеливое, жаркое соприкосновение двух тел разожгло в них пламя.

Чувствуя, как бешено бьется ее сердце. Марша изогнулась под тяжестью Винченцо. Ее тело требовало удовлетворения, которое мог дать ему только он. Она вцепилась в его волосы, ее ногти царапали гладкую кожу ее спины. И когда наконец Винченцо одним мощным движением вошел в нее, она зарыдала от счастья.

30
{"b":"18252","o":1}