ЛитМир - Электронная Библиотека

Поскакали

Gvela

Книга писалась для души и от души

© Gvela, 2016

© Алеся Резникова, дизайн обложки, 2016

ISBN 978-5-4483-0835-2

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Женская сказка, фантазия, о мужской любви.

А не хотите-ка Вы переместиться в другой мир, будучи подростком? Нет? Вот и меня никто не спросил. И ладно бы, просто так перекинули, так нет. В четырехногое переделали и супруга подсунули. И расхлебывай теперь, как знаешь. Поистерить, что ли?

От автора: Прошу обратить пристальное внимание. Ограничение по возрасту не ниже 18+. И помни, уважаемый читатель, книга написана в жанре СЛЭШ. Если вы не приемлете подобные отношения, не открывайте книгу.

Всем остальным храбрецам – приятного прочтения!

1 глава

Плохо. Плохо, причем очень. Тошнит-то как. Ууу! Голова… Чего же мне так хреново-то? Морщусь от боли при попытке сесть, но как последний идиот глаза открывать не тороплюсь. И сесть не получается. Странно. Так, теперь проморгаться и посмотреть… Ярко-то как! Жмурюсь снова. Медленно приоткрываю один глаз, второй распахивается сам, и я в непонятках. Это куда меня занесло?! С какого такого перепуга я в степи?! Пытаюсь ковыряться в болезной голове – трудно, но радует, что вспоминается.

Я же из школы домой кулепал, почти до подъезда добрел. Потом по башке получил. Ага, вот и шишка на затылке. Уй! Трогать, наверное, пока не стоит. Блин. Смотрю на пальцы: а хорошо приложили, даже кровь есть. Вот же уроды, я почти домой дошел. И поздно не было, подумаешь, всего-то восемь вечера. Получается, что уже и в такое время один не походишь. Ладно, я с ребятами поговорю, найдем шутников, и аргументируем по-крупному. А мать, наверное, как всегда, вся в заботах об отчиме и меня, небось, не ищет даже. Нет, все это замечательно, но почему я в степи-то?! Неужели эти уроды меня вывезли? И на кой я им сдался-то?

Надо осмотреться. Кручусь как стрелка компаса, без разницы, кругом степь. И камня указательного нет, как у трех богатырей. Солнце садится… стоп! Солнце, а где у нас садится-то оно? Вроде на западе. Угу, значит пойдем туда, где тепло, на юг.

Либо меня хорошо по кумполу огрели, либо глюки. Смотрю вниз и тихо впадаю в панику.

Это что?!!! Ноги?!! А почему четыре?! И тело как у лошади!!! И… хвост!!! Ааа!!!

– Мама!!! Я кто?!

Несколько минут в шоке скачу по кругу, пытаясь разглядеть себя, словно свой хвост поймать пытаюсь.

Подгибаю свои четыре и плюхаюсь на живот, каскад нереально выросших, длинных пепельных волос, скрывает меня от мира. Все, жизнь кончена – я конь…

Ревел как белуга, наверное, всех волков в округе перевыл, если они здесь есть.

– И что теперь делать? Я же мутант какой-то! Меня на опыты пустят. Аааа!!!

Истерю по второму кругу. И мне до звезды, что мужчины не плачут. Может, они и не плачут, а мне положено. У меня травма, как ее, психическая. Все, я точно тронулся. Раз так, лягу прямо здесь и сдохну, как скотина. Скотина?!

– Аааа!!! Я животное! Помогите!!!

С этой истерикой не заметил, как заснул, вдоволь выплакавшись. И мне совершенно не стыдно, что я, восемнадцатилетний парень, реву в два ручья. Ни капельки.

– Кто-нибудь, уберите этот фонарь. – Солнце заливает степь, даря радужное настроение всем. Но не мне. Я растерян, зол и совершенно разбит. Мимо прожужжал какой-то жук, я непроизвольно отогнал его своим длинным серебристым хвостом.

– Какой кошмар. Я как конь хвостом обмахиваюсь.

Решив двигать вперед, все равно мне без разницы, попробовал шагнуть. Вот, же! Вчера как горный козел скакал, а сейчас в ногах запутался. Так будем считать:

– Раз, два, три, четыре, – со стороны кто бы увидел, три дня с хохотом валялся бы. Ну, да, а сами бы попробовали с двух ног на четыре сразу перейти. Хорошо, что тело до талии человеческое.

– Хоть руки остались, и на том уже спасибо, – совсем скис я и медленно, старательно на первых порах передвигая ноги, поплелся вперед. И орать вроде не на кого. Или специально меня мутировали? Решил, пока людей не встречу, шагать, а там на месте разберусь, что к чему. Людям тоже надо с умом показаться, а то разберут по запчастям и имени не спросят.

Через несколько часов я бодренько бежал на своих четырех, гордо приподняв хвост и насвистывая песенку. Убедившись, что в ногах я больше не путаюсь, дурачась, стал приподнимать то передние, то задние ноги, стуча ими как в ладоши. За этим веселым занятием меня и застали. Вроде степь открытое пространство, и все видно, а я вот умудрился проворонить троих живых аборигенов разбойничьей внешности. Все, пустят на мясо или на опыты. Нашел живых, называется. Замерев настороженно, при малейшем намеке на опасность готовым пуститься вскачь, с опаской покосился на мужиков.

– Молодой совсем, – сообщил длиннобородый своим спутникам.

– Скорее всего. Видел, ногами какие фортели выделывал? – хохотнул второй из аборигенов. У меня ухо дернулось, как радар настраиваясь. По-моему, у меня слух улучшился. Или кажется только?

– Слышь, парень? – я не сразу понял, что третий обращается ко мне. – Ты чего, от табуна отбился?

Какой табун, дядя?! Ой, только не говорите мне, что таких, как я, разводят, как скотину! Я не вынесу, точно чокнусь.

– Немой, что ли? – допытывался бородач, остановившись в нескольких метрах от меня.

– Нет, – с усилием смог выдавить я. А сам на шаг назад отступил. Драпануть?

– Ты нас боишься, что ли? – с таким удивлением уставился на меня второй из троицы, что я сам поверил в беспочвенность своей настороженности. На секунду, а потом вспомнил, что таких, как я, могут и на опыты, шагнул еще на один шажок назад.

– Пошли с нами. У нас в деревне один из ваших гостит. С ним поговоришь, – предложил третий.

Ага, щаз! Только копыта почищу. Ууу! Копыта! Так, без истерик.

– Идешь? – и идут в ту же сторону, что я двигался.

– Дикий ты какой-то, – посматривает на меня из-за своего плеча бородач.

Неа, дядя, я нормальный, это условия вокруг дебильные. Мужики идут впереди, я на расстоянии трех метров от них двигаюсь следом. Разговаривать не хочется, лучше помолчу, авось больше узнаю. И что я им расскажу? Вроде как привет, я был мальчишкой, мне не так много лет, и я с выпускного не дошел до дома, по башке получил. Упал, очнулся, и я конь… и, в лучшем случае, дурка мне обеспечена.

Иду, вздыхаю. О судьбе своей горюю. А вот и деревня, домов на пятьдесят где-то. Останавливаюсь, как вкопанный, на самой окраине. Жду реакции деревенских. Вдруг кто с вилами выскочит или креститься начнет.

Стою, смотрю, впадаю в очередной ступор. Они меня рассматривают, как статую в музее, и страха никакого, словно так и надо. Может, мне повезло?

– Пошли, парень, – кличет за собой бородатый. Страшно, но куда я денусь. Вечереет. Осторожно делаю первый шаг в деревню. Нормально, вроде не нападают. Озираясь по сторонам, держусь за бородатым.

А он привел меня к богатому дому. Это мне так показалось, потому что самый большой в деревне, выше ни одного не вижу.

– Эй, хозяин! Принимай гостя. Порфирий!

– Клем, кого опять приволок? Самогона больше нет. Завтра будет, – отозвался где-то в сараях мужской голос. Прям, как и положено в деревнях, только одно «но» мешает, я-то конь. А это ни в какие рамки не вписывается.

– Порфирий, да выползи ты уже из своих закромов.

– Клем, ты меня за сегодня достал… – из сарая показался мужичок с редкими взлохмаченными волосками цвета соломы, маленькими глазками, с цепким взглядом и внушительным мозолем спереди.

– Ого! – озадачился мужичок, увидев меня.

Не, дядя, не ого, а хана, это я так подумал, когда узнал, кем я стал.

1
{"b":"182527","o":1}