ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Что? – воскликнула Пенни, уже и без того ошеломленная предстоящим приемом и тем очевидным фактом, что Ник знает намного больше о муже Лиз, чем она.

– У тебя никогда не было свадьбы, о которой ты мечтала. Поскольку это моя вина, я договорился о церковном благословении, и на этот раз тебе придется надеть подвенечное платье.

– Я не могу… Я просто не могу!

Ник приблизил к ней лицо. Сверкающие гневом глаза неотрывно смотрели на нее.

– О, ты сможешь! – прорычал он. – Ты не опозоришь меня перед тремя сотнями человек. Так что ступай переодевайся и присоединяйся к взрослым. Плохое настроение не извиняет твоего сегодняшнего поведения!

– А, Джордан?

Ник уставился на нее, между бровями появилась глубокая морщинка.

– Не вижу никакой связи.

– Я покажу тебе… подожди минутку.

Пенни поспешила к своему креслу и, подняв сумку, выудила обложку найденного утром журнала. Ее руки тряслись. Ей уже совсем не хотелось ссориться с Ником. Он готовил ей сюрприз! У них будет венчание, она наденет подвенечное платье, и он наконец представит ее куче своих родственников и друзей, как жену! И если бы не обложка, которую сжимала в руках, Пенни была бы сейчас безумно счастлива.

Ник сидел на том же месте, с тем же ледяным выражением на лице и смотрел, как она приближается. Давно уже она не видела этой холодной отчужденной мины. У Пенни мурашки побежали по спине. Он виноват, он должен быть виноват! Ник просто хочет посмотреть, как много она знает. Пенни молча протянула ему обложку.

– Телесценарии, – презрительно фыркнул он. – Я не читаю подобного вздора.

– Ты кое-что написал на обложке.

Ник взглянул на запись.

– И что же?

Это, несомненно, агрессивное требование дальнейших объяснений было совсем не той реакцией, на которую рассчитывала Пенни.

– Ну… это очевидно, не так ли? – нервно спросила она.

– На основании имени и даты, которые я нацарапал в последний уик-энд, проведенный на вилле, ты решила, что я…

Необходимость докончить фразу делала ситуацию еще более унизительной. Негодование и боль, которые терзали Пенни с утра, выплеснулись наружу.

– Что ты все еще спишь с ней! Что ты ни когда не избавишься от нее! Что все то время, пока мы женаты, она оставалась твоей любовницей! – выкрикивала Пенни.

– Закончила? – Темные глаза, холодные и опасные, как первый тонкий лед, остановились на ней. – Мои отношения с Джордан умерли естественной смертью за несколько недель до того, как я женился на тебе. В прошлом году она вышла замуж.

– Замуж?

Пенни была потрясена.

– Во время медового месяца ее муж, Рекс, получил серьезную травму в автомобильной аварии. Его только недавно выписали из больницы. Когда наш общий друг рассказал мне об этом и о том, что Рексу требуется длительный восстановительный отдых, я предложил им пожить на вилле.

Ошеломленная услышанным Пенни быстро заморгала.

– Но…

– Я не встречался с Джордан с тех пор, как она переехала в Вашингтон в прошлом году. Она пригласила меня на свадьбу, но я был занят и не смог приехать.

Ник с ледяным спокойствием смотрел на Пенни, которая чувствовала себя ужасно. – Ник, я…

– В течение двух лет мы с Джордан были любовниками. Это устраивало обоих. Никто из нас не хотел ничем себя связывать, и мы расстались так же легко, – сообщил ей Ник. – Я не могу понять, почему она до сих пор не дает тебе покоя?

Лицо Пенни пылало.

– Я очень сожалею, – прошептала она.

– А я очень зол на тебя, – сообщил Ник с вновь обретенной прямотой, которая в этот момент была совсем некстати. – Две недели я устраивал все это за твоей спиной… Венчание… платье… прием… – Он горько рассмеялся. – А ты все сегодняшнее утро вынашивала планы, как бы опять сбежать от меня! Послушай, может, ты просто ищешь предлога расстаться со мной?

Побледнев как смерть, Пенни опять подняла взгляд на Ника, от страха у нее засосало под ложечкой.

– Это совсем не так. Я просто боялась, что ты все еще увлечен Джордан. Но это, наверное, потому, что я по-прежнему не чувствую себя в безопасности с тобой… Прости меня, Ник.

Он стиснул ее узкие плечи руками.

– Ты больше не оставишь меня. Даже если придется для этого приковать тебя цепями к стене. Больше ты от меня не уйдешь! – с силой проговорил он.

Джилиан встречала их в аэропорту. Словно громом пораженная она молча смотрела на Пенни в сказочном подвенечном платье и Алана в костюмчике пажа.

– Платье действительно удивительное, – сказала Пенни Нику в лимузине, который вез их в церковь. – Где ты его нашел?

– Просто описал тебя дизайнеру и подчеркнул, что платье должно быть белоснежным. Прочти-ка это… – Достав из кармана газетную вырезку, Ник вложил ее в руку Пенни. – Вот откуда идет информация о муже твоей матери.

Все еще чувствуя некоторую отчужденность Ника, но понимая, что это заслужила, Пенни взглянула на нечеткую фотографию Лиз и мужчины рядом с ней. Чарлза Уэдерби, которому было пятьдесят три года, описывали как известного предпринимателя и завзятого холостяка. О ее матери было сказано только, что она – его «старая привязанность». Ник крепко сжал ее руку. Его напряжение было физически ощутимым.

– Подозреваю, что Чарлз Уэдерби – твой отец. В прошлом году я встречался с ним на какой-то деловой конференции и отметил, что его глаза, как и твои, очень интенсивного и редкого цвета, но я даже и представить не мог ничего подобного. А теперь думаю…

– Ник, в чем дело?

– Ни в чем! – почти враждебно заявил он.

– Даже если он мой отец, в чем я сильно сомневаюсь, – ласково сказала Пенни, – это ничего не изменит. Единственное, что меня заботит, это благополучие мамы. И ничто не испортит мне этот чудесный день, поскольку ты все еще рядом со мной, – твердо проговорила она, успокаивающе поглаживая его напряженные пальцы. – Ты – единственный и неповторимый для меня. Теперь я знаю, что хочу остаться с тобой навсегда.

Ник сидел не шевелясь, а затем с шумом выдохнул. Обхватив руками тонкую талию, он притянул Пенни к себе и поцеловал с отчаянной страстью. Пенни поняла: он доволен.

Поразительно серьезный, спокойный и красивый в смокинге, Ник взял ее под руку и ввел в маленькую церквушку. Сосредоточенная на обряде, она не замечала гостей, заполнивших тесное помещение. Но как только все закончилось, перед ней возникла мать. Моложавое симпатичное лицо под копной белокурых волос горело от возбуждения.

– Пенни! Здесь кое-кто очень хочет с тобой познакомиться!

Время было совсем неподходящее. И совсем неподходящее место. Но ведь это Лиз, напомнила себе Пенни и почувствовала, как рука Ника стиснула ее тонкое предплечье. Интересно, почему до сих пор так напряжен мой муж? – мелькнула мысль.

Глаза Пенни оказались на уровне глаз пожилого человека, подошедшего и вставшего рядом с ее матерью. Для нее было потрясением встретить взгляд этих глаз, так похожих на ее собственные. Чарлз Уэдерби тряхнул седеющей рыжей шевелюрой и с благодарностью сжал инстинктивно протянутую руку Пенни.

– Думаю, ты уже знаешь, кто я… – неуверенно начал он.

Пять минут спустя Пенни, у которой кружилась голова от стремительно обрушившихся на нее событий, оказалась в незнакомом длинном автомобиле с Лиз и Чарлзом и, разумеется, Аланом, надежно пристегнутым в детском сиденье. В этой группе странным образом не хватало Ника. Пенни нахмурилась.

– Где Ник?

– Мы можем поехать прямо в аэропорт и оказаться в Европе раньше, чем кто-либо успеет спохватиться, – с удивительным спокойствием сообщил ей отец. – Лиз считает, что твой муж силой принудил тебя вернуться к нему, пригрозив учредить опеку над сыном.

– Вы пытаетесь меня похитить? – с ужасом и недоверием воскликнула Пенни, уже забывшая о том, что Ник действительно грозил ей чем-то подобным. – Мама, как ты могла так поступить со мной? Мне нужен Ник… мне нужен мой муж!

– Теперь ты удовлетворена, любимая? – с усмешкой спросил Чарлз у встревоженной жены. – Видишь, Пенни любит Ника. Я еще в церкви говорил, что это сразу видно.

31
{"b":"18253","o":1}