ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В конце мая 1953 года его перевели начальником управления Министерства внутренних дел по Москве и Московской области. И оставался на этом посту до весны 1956 года.

Министр внутренних дел Дудоров уволил генерала Рясного 1 марта 1956 года, поставив ему в вину «неудовлетворительную работу» по борьбе с высоким уровнем преступности в Москве и области.

Рясной написал письмо Хрущеву:

«В моей работе есть недостатки. При всем этом я считаю, что ко мне подошли несправедливо. Я работал честно. На мой взгляд, на решение обо мне оказало влияние представление в КПК при ЦК КПСС Главной Военной Прокуратуры о том, что:

– я причастен к следствию по трем делам в 1937 году – неправильно осужденных Хакимова, Тахогоди и Зейман. Только что придя в НКВД в 1937 году, я выполнял поручения и отдельные следственные действия по этим делам, как практикант. Следствия же по этим делам я не вел;

– в 1941 году я завел дело и передал в суд на выселение семьи быв. командующего Белорусским военным округом, осужденного в 1941 году к расстрелу; это мною было сделано по распоряжению Берия, со ссылкой на решение ставки;

– что я дал указание в феврале 1953 года надеть наручники на арестованного Эйдус. Это ошибочно. Меня в то время даже не было в Москве, и такого указания я не давал.

По обвинениям, выдвинутым против меня Прокуратурой, я дал подробные объяснения в КПК. Это дело еще не рассматривалось. Я прошу Вас, Никита Сергеевич, поручить разобрать все обстоятельства, изложенные мною. Я считаю, что не заслужил такого наказания, как увольнение из органов МВД.

Я прошу оставить, не увольнять меня из органов МВД, а дать мне любую работу, которую буду выполнять честно, по-партийному. Я был предан партии и останусь им».

5 июля 1956 года Василия Степановича Рясного уволили из органов «по фактам дискредитации». Но генеральского звания не лишили. Он умер в декабре 1995 года.

Александр Панюшкин

Посол и резидент

После перевода Рясного в московское управление полтора месяца обязанности руководителя разведки исполнял генерал Александр Михайлович Коротков. Его образование ограничивалось средней школой. В органы госбезопасности его взяли на должность монтера по лифтам, но быстро отметили очевидные таланты молодого человека, который преуспел на самом трудном нелегальном поприще.

Коротков работал на немецком направлении. В первых числах января 1939 года его обвинили в том, что он сам завербован гестапо. 8 января его уволили из госбезопасности. На следующий день он написал письмо наркому Берии. Лаврентий Павлович прочитал письмо, изъявил желание поговорить с автором и распорядился оставить Короткова в кадрах. Перед войной его командировали в Берлин, и он сумел восстановить связь с важнейшими агентами берлинской резидентуры.

В 1946 году он стал заместителем начальника разведки. Но начальником его так и не сделали. Сначала помешало очевидное благоволение к Короткову Лаврентия Павловича Берии, которого в пятьдесят третьем расстреляли. Когда руководителем разведки стал генерал Сахаровский, стали говорить, что он недолюбливает своего заместителя генерала Александра Короткова, потому и отправил его руководить представительством в ГДР. Возможно, Сахаровский чувствовал в нем конкурента.

Председателю КГБ Шелепину Коротков, любимец Ивана Серова, тоже не очень понравился. В конце июня 1961 года Александра Короткова вызвали в Москву. 27 июня после не очень приятной беседы с Шелепиным Коротков позвонил Серову. Они пошли играть в теннис на динамовском стадионе на Петровке. Прямо на стадионе Короткову стало плохо, и он умер от сердечного приступа. По странному стечению обстоятельств он закончил свою жизнь там, где когда-то началась его карьера. На этом самом стадионе на юного Короткова обратил внимание увлекавшийся спортом секретарь Дзержинского Вениамин Герсон. Он устроил Короткова в госбезопасность наладчиком лифтов. Потом перспективного молодого человека взяли в иностранный отдел…

На похороны Короткова, свидетельствует бывший сотрудник представительства КГБ в Берлине полковник Иван Николаевич Кузьмин, прилетела вся коллегия Министерства госбезопасности ГДР во главе с министром Эрихом Мильке. Его заместитель по разведке Маркус Вольф произнес прощальную речь.

После ареста Берии кадровая чехарда в разведке прекратилась. 18 июля 1953 года начальником второго главного управления назначили Александра Семеновича Панюшкина. Накануне его утвердили членом коллегии Министерства внутренних дел.

Александр Семенович Панюшкин родился 14 августа 1905 года в Самаре в семье рабочего. Работать начал в пятнадцать лет курьером амбулатории Заволжского окружного военно-санитарного управления в Самаре. Будущий генерал окончил кавалерийские курсы и был трубачом 4-го отдельного дивизиона ГПУ.

В 1927 году Панюшкина призвали в армию, послали в трехлетнюю Борисоглебско-Ленинградскую кавалерийскую школу, после окончания определили в пограничные войска. Служил на Дальнем Востоке, начинал помощником начальника Приморского кавалерийского погранотряда.

В мае 1935 года Панюшкина зачислили в Военную академию РККА имени М.В. Фрунзе. В августе 1938 года, после окончания академии, он был внезапно распределен в НКВД – помощником начальника отделения 5-го (разведывательного) отдела главного управления госбезопасности. Кстати говоря, через полгода точно так же взяли в НКВД другого выпускника академии майора Ивана Александровича Серова, который в 1954 году стал председателем КГБ и начальником Панюшкина. Это Берия набирал в органы людей со стороны – молодых армейских офицеров.

В первый раз в разведке Панюшкин прослужил всего три месяца и был переведен начальником 3-го (оперативного) спецотдела (обыски, аресты, наружное наблюдение). Он получил сразу спецзвание старшего майора госбезопасности.

В июле 1939 года его отправили в Китай – полпредом и одновременно главным резидентом внешней разведки (в раздробленной стране, частично оккупированной японскими войсками, работало несколько резидентур). Панюшкин занял этот пост вместо убитого по указанию Сталина Ивана Трофимовича Бовкуна (известного также под псевдонимами Луганец и Орельский). О его трагической судьбе еще пойдет речь в этой книге. Работая в Китае, Александр Панюшкин получил одновременно звания и чрезвычайного посла, и комиссара госбезопасности.

5 сентября 1944 года его вернули в Москву и утвердили первым заместителем заведующего отделом международной информации ЦК ВКП(б). Руководил отделом бывший председатель Исполкома Коминтерна Георгий Димитров. В определенном смысле отдел должен был заменить распущенный Коминтерн, то есть наладить связи, в том числе конспиративные, с иностранными компартиями.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

35
{"b":"182539","o":1}