ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Наконец-то мы одни, – произнес Пол с явным удовлетворением.

Николь сощурилась, ее сердце колотилось так пугающе быстро, что она подумала – оно вот-вот разорвется.

– Скажи мне… – продолжал Пол тем же гипнотизирующим голосом, который действовал на нее возбуждающе.

– Сказать тебе – что? – Настоящая паника стала охватывать ее, когда она почувствовала, как реагирует на его близость. Николь отступила назад.

Пол сделал еще шаг, почти прижав ее к книжным полкам.

– Я прошу честного ответа на очень простой вопрос. Мне потребовалось время для того, чтобы разобраться во всем и задать его. Ты использовала меня как приманку, чтобы заставить Эндрю ревновать? Или же оказалась в постели с ним, чтобы отвязаться от меня?

Как только Пол воскресил прошлое, точнее свою версию прошлого, Николь потеряла способность двигаться. Она в волнении облизывала губы, пытаясь взять себя в руки. Глаза Пола сузились. Все его внимание сконцентрировалось на розовом изгибе ее губ. Высвободившись на мгновение от его сковывающего взгляда, Николь набрала в легкие воздуха и почти беззвучно выдохнула:

– Ни то, ни другое.

– Нет, это должно быть или то, или другое, если только у тебя не мораль проститутки, а я бы очень не хотела так думать в отношении девятнадцатилетней девушки, – сказал Пол с безжалостным цинизмом. – Я хочу верить, признаю, что, возможно, ты испытывала что-то к одному из нас.

Николь побагровела, злость засверкала в ее голубых глазах.

– Ты не имеешь права спрашивать.

– Двое мужчин и одна очень красивая девушка, – как бы продекламировал Пол, – гарантия беды, особенно когда эта девушка импульсивна, чувственна и взбалмошна.

– Я не знаю, почему ты говоришь со мной так. Мне не нравится это.

Немигающий взгляд черных глаз не отпускал ее.

– Ничто не заставит меня прекратить задавать вопросы. Мне нужно знать все. Эндрю всегда хотел тебя. Но он никогда не хотел тебя сильнее, чем я, когда ты была моей.

Николь резко откинула назад голову. Мышцы ее живота сжались в тревоге от его настойчивости и проницательности. Пол не говорил ей ничего такого, чего бы она сама не знала. Но, по иронии судьбы, ее никогда не привлекал Эндрю. По сравнению с Полом он был всегда в тени, с комплексом неполноценности. Но, несмотря на это, внимание Эндрю явилось бальзамом для ее уязвленного самолюбия после того, как Пол отверг ее. Некоторое время она проводила с Эндрю и его друзьями в ночных клубах, глухая к гневному осуждению своего отца. От этого, возможно, и возникло убеждение, будто ее ребенок от Эндрю? – подумала Николь отстраненно. Или она была так безутешна в своем горе в тот день, когда Мартин нашел ее с миниатюрным портретом, что ничего не смогла объяснить и оставила старика пребывающим в полном заблуждении. – Ники…

Ее взгляд вернулся к Полу. Он был так близко, что Николь вдыхала теплый и до боли знакомый запах его тела. Долгая дрожь прошла по телу, и ее глаза невольно встретили его настойчивый взгляд.

– Прекрати, – прошептала она.

– Прекратить, что? Играть в игры? – Его бровь поднялась. – Почему? Ты вдоволь поиграла со мной в то лето. – Кровь отхлынула от щек Николь. – Господи, – сухо протянул Пол. – Как Артемида, богиня-охотница, ты настигла меня. Тут и более стойкий мужчина не устоял бы.

Николь хотела бы провалиться сквозь землю. Не в состоянии дальше переносить это испытание и стремясь как можно скорее уйти, она поспешно заявила:

– Лучше я пойду посмотрю Джима. Длинные худые пальцы обхватили ее талию и заставили остановиться.

– Не так быстро, – проговорил Пол с обволакивающей улыбкой. – Ты все еще не ответила на мой вопрос.

Николь вскинула голову, подбородок резко поднялся.

– Есть еще один ответ, который, кажется, не приходит тебе в голову.

– И какой же?

– Может быть, я не увидела большой разницы между тобой и Эндрю, – объяснила Николь с точно рассчитанным намерением нанести удар.

Лицо Пола залило темной краской, он уже не улыбался. Он двинулся вперед, и его руки распластались на книжных полках по обе стороны от головы Николь, плотно заключив ее в кольцо.

– Нет? – спросил Пол, зло блеснув глазами.

Спина Николь натолкнулась на полки, когда она инстинктивно попятилась.

– Пол…

Его длинные пальцы крепко сжали ее шею.

– Я покажу тебе разницу.

– Нет.

Но как только она столкнулась с поглощающей силой его страсти, ожидание прорвалось сквозь нее как штормовое предупреждение, сжимая каждую мышцу и зажигая каждый нерв мучительным предвкушением. С гортанным звуком, средним между грубым смехом и стоном, он опустил сильные руки ей на бедра, горячо и жадно сжимая ее в объятиях. Бешено атакуемая его жаждущими губами, Николь загорелась, почувствовав себя жертвой сокровенной памяти, которая смела все барьеры и превратила ее в податливую марионетку. И вдруг, когда, казалось, он добился своего, Пол отстранился от Николь и отошел к окну.

На секунду Николь вообще забыла, где находится. Ее тело болело от почти забытого чувственного желания, в котором не хотелось признаваться даже себе. Она ощутила набухшую тяжесть груди, болезненное чувство мучительной пустоты внутри себя и вздрогнула от сознания того, что Пол все еще может так возбуждающе действовать на нее.

– Разница между моим двоюродным братом и мной, – медленно выстраивал слова Пол, повернувшись, чтобы видеть ее, и сверкая глазами, – заключается в том, что я устыдился того, что произошло между нами.

– Устыдился? – в ужасе повторила Николь.

– Господи, что же еще? – переспросил Пол гневно. – А чего ты ожидала? Моя жена всего семь месяцев как умерла… а тебе было девятнадцать, и все твои уловки были так наивны. Неужели ты думаешь, что я мог гордиться такой победой? Подросток, дочь одного из самых преданных и доверенных слуг моего отца! И, что самое худшее, невинная!

3

Николь стояла с каменным лицом. Все здесь подчеркивало глубину пропасти, разделявшей ее с Полом.

С горьким чувством униженности она выскользнула из комнаты и направилась вниз, не зная даже, куда попадет в этом незнакомом доме. Оказавшись в прихожей, она зашла в комнату под лестницей и закрыла дверь.

Нет, у нее никогда не было шансов стать на равных с Полом, признала Николь с горечью. Их разделяло все – возраст, положение, опыт. Но хуже всего, что она встретила Пола в чуждом ей мире «Старого озера», то есть там, где воспринималась им, да и всеми другими, только как дочь слуги.

Так почему же он поцеловал ее? Чтобы унизить окончательно? Нанесенное ею оскорбление вызвало у него такую реакцию? Наверное, потому, что он от природы наделен повышенной сексуальностью. Предательская дрожь от воспоминаний пережитых мгновений охватила Николь, и лицо зарделось от стыда. Она ничем не могла оправдать своего поведения. Ее все еще тянуло к Полу. Но теперь это просто физическое увлечение, уговаривала она себя, пытаясь хоть этим объяснить случившееся, – всякие химические реакции и гормоны, но никаких чувств!

Стук в дверь вернул ее к действительности.

– Ники, открой!

Напоминание Пола о себе заставило Николь схватить полотенце и вытереть лицо, которое она тщательно вымыла холодной водой в слабой надежде прийти в себя.

Николь открыла дверь и спросила:

– Где Джим? – Она так внимательно разглядывала голубой шелковый галстук Пола, что, казалось, именно это занимало ее больше всего.

– Наверху с Анной. Послушай!

Она услышала радостный смех Джима, доносившийся с верхнего этажа. Кажется, ее сын неплохо проводит время.

– Я больше не желаю говорить о прошлом, – сказала Николь.

– Есть незаконченное дело. А я хочу его завершить, – парировал Пол.

Николь высоко вскинула голову, ее голубые глаза потемнели от напряжения.

– Все давно закончено. В свое время ты выразился прямо и просто: «Извини, Николь, я был пьян и нуждался в женщине», – сказала она с такой горечью, которую вовсе не собиралась вкладывать в эти слова.

6
{"b":"18254","o":1}