ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Едва заметная голубая вена под тонкой кожей на ее шее от звука его голоса предательски пустилась в пляс. И для него этот факт не остался незамеченным.

– Просто я люблю экспериментировать… Только и всего, – сказала Диана, сдерживая дыхание.

Она напряглась, как перед прыжком в бездну. Невероятное волнение, охватившее девушку, выдавали расширившиеся потемневшие зрачки, румянец щек, влажные полуоткрытые губы…

Карлос видел ее насквозь. И будь перед ним другая, он, вероятнее всего, из-за столь открытых намеков на сексуальную доступность счел бы ее слишком неопытной и невинной. Но перед ним стояла Диана Бантон. И то, что он знал о ее жизни, не позволяло поверить в искренность этих эмоций. Хотя, окажись комната пустой, Карлос посадил бы Диану к себе на колени и прошелся пальцами по этому трепещущему стройному телу, такому горячему и жаждущему его ласк. Сердце его от этих мыслей забилось чаще, предательски реагируя на примитивное мужское желание. Но он вдруг вспомнил о своей мести, и его кровь быстро остыла. Спать с дочерью Джеймса Маршалла не входило в его планы. Да, она станет его любовницей, но всего лишь на словах.

– Экспериментировать? Только и всего? – саркастически повторил он с недвусмысленным намеком и откусил кусочек пирожного, который тут же растаял у него во рту. Все это время Диана, как послушная кукла, стояла рядом. Карлос одобрительно улыбнулся. Ему нравилось, как она готовит, – пирожные и оказались восхитительными. Наверное, в свободное время девушка могла бы стряпать для него, освоив испанскую кухню… – Очень вкусно, – сказал Карлос мягко.

В больших серых глазах Дианы отразилось недоумение, видимо она обдумывала его слова… Карлос тем временем представил ее, нежащуюся на кровати, среди ленивой усыпляющей жары испанского дня. Великолепные с медным отливом волосы обнаженной красавицы струятся по подушке, сочный алый рот приоткрыт и словно просит поцелуев, все ее тело изнемогает от сладострастия… Печально, но этому не суждено сбыться, напомнил он себе, пытаясь утихомирить нарастающее влечение.

Диана предложила ему кофе. Карлос согласился, подумав, ценит ли ее любовник, избалованный женским вниманием смазливый актеришка, эти маленькие проявления женской заботливости. Ведь под их постоянным воздействием мужчина способен, очертя голову, совершать безрассудные поступки. Правда, с ним-то самим этого никогда не произойдет. Он знал, что двадцатидвухлетняя Диана вовсе не похожа на хрупкий нежный цветок, каким представляется на первый взгляд. По его сведениям, она приложила свою очаровательную ручку с изящными пальчиками к тому, что некая пожилая дама осталась на старости лет без средств к существованию. Вполне вероятно, что эти подкупающе-наивные, задумчивые глазки принадлежали жадной интриганке с каменным сердцем.

Такая всю кровь высосет и не моргнет, подумал Карлос, принимая из ее рук чашку с кофе. Возможно, она не имела ни малейшего представления о том, кем был ее отец. Но Малдонадо уже угадывал сходство в их характерах. Оно просматривалось в том, как Диана использовала людей и как умело оборачивала любые ситуации в свою пользу.

Диана Бантон выросла в интернате, воспитывалась у чужих людей. Неприятности, казалось, шли за ней по пятам с самого рождения. Однажды она уже была обручена с неким преуспевающим молодым человеком. Мать ее бывшего жениха до сих пор поздравляла себя с тем, что сумела избавить сына от женщины, которую посчитала корыстной и расчетливой. Потом у нее был любовник – актер, фильмы с участием которого подолгу не сходили с экранов. Спесивый и самовлюбленный тип с пронзительно голубыми глазами и квадратным подбородком бессменного победителя боксерских поединков, он волновал сердца впечатлительных леди своими высоконравственными кинематографическими подвигами. А она в нужный момент появлялась у него за спиной среди других участников массовки…

– Могу я поговорить с вами; мистер Малдонадо? – натянуто спросила Диана.

– Только не сейчас, – ответил Карлос и без сожаления увидел, как девушка вздрогнула и побледнела от такого ответа.

Ничего, ей полезно поволноваться, размышлял он, хладнокровно наблюдая за опешившей от неожиданного ответа Дианой. А почему нет? Она собиралась заключить с ним сделку и получить от этого немалую выгоду. Малдонадо поможет ей, но прежде всего поможет самому себе. Ему не дано поступить по-другому, потому что кто-то должен наконец отомстить за Альберту. Диана же была ахиллесовой пятой Джеймса Маршалла. И только при ее участии можно было достать этого подонка. Однако сама леди узнает о своей роли, когда ей уже будет некуда отступать. В конце концов самые лучшие сделки и стоят недешево, да и Диана не какая-нибудь нюня. Чувствительные женщины не обкрадывают старушек…

Когда в газетах напишут, что Диана Бантон – незаконнорожденная дочь Маршалла, его политической карьере придет конец. Никто на словах так не заботился о моральных принципах, как этот демагог, ценивший больше всего на свете власть. Все, что ему было надо, – это занять со временем высокий пост в правительстве. А поддержку на избирательных участках он получал в основном от женщин, восхищающихся своим безгрешным идеальным кумиром. Скандал больно ударит по его имиджу, влиянию и власти. Это будет достаточно жестокое наказание для человека, так откровенно упивающегося своей значимостью и принимающего восхищение своей персоной как должное. Карлос сорвет эту мишуру, и вся остальная грязь тоже выйдет наружу: сомнительные знакомства с нечистыми на руку бизнесменами, финансовые махинации… Репутация Джеймса Маршалла будет разрушена раз и навсегда.

Но даже этого было явно недостаточно для расплаты за безжалостно погубленную молодую жизнь Альберты. Когда упадет топор палача, Карлос даст знать своей жертве, почему он его уничтожил. Маршалл уже сейчас нервничал, находясь в его присутствии, хотя и не подозревал, что Карлосу известно, кто был в злополучной машине в ночь смерти его сестры. Гнусный соблазнитель так искусно замел следы, что, несмотря на все старания, добыть доказательства этого факта не удалось.

Диана, отдавая распоряжения своим помощникам, размышляла о том, ненавидела ли она кого-нибудь в своей жизни больше, чем Карлоса Малдонадо?

Он обращался с ней так, будто она служанка, имеющая право разговаривать со своим хозяином только тогда, когда тот соизволит разрешить. А ведь сегодня настал тот самый роковой день, когда истекал срок контракта. Карлос должен сообщить ей, будет ли их договор продлен. Если вдруг он передумает, то Диана окажется банкротом. При этих мыслях у нее над верхней губой выступила испарина. Она продолжала работать дальше, но в каком бы углу этой просторной комнаты ей не доводилось находиться, повсюду ощущалось тягостное присутствие этого мужчины.

Карлос Малдонадо, красавец с испанской кровью в жилах, был необыкновенно богат, настоящий промышленный магнат, известный своей суровостью и непредсказуемостью в делах. Он властвовал в этой комнате, как большое черное облако, внутри которого вспыхивали молнии, грозя поразить любого. Его помощники, находясь рядом, нервничали, желая всеми способами угодить ему, и бледнели, как только он начинал хмуриться. Карлосу едва исполнилось тридцать – не такой уж солидный возраст, чтобы обладать столь огромной властью. Но в бизнесе он считался гением.

Позор и стыд, с горечью думала Диана. Что за кошмар раболепствовать перед этим сексуальным динозавром! Ведь он принимал ее знаки внимания как должное. Скажите на милость, ему понравились ее пирожные! Он проглатывал их одно за другим и чуть ли не урчал при этом от удовольствия. Каждое вынужденное подобострастное движение больно ущемляло ее гордость. Но просящие выбирать не могут. Диана знала, что будет ползать перед ним сколько угодно ради спасения бедной старой Джудит. Ведь та лишится дома, если она не сумеет подтвердить продление контракта.

– Этот Малдонадо просто великолепен, – с чувством восхищения, томным капризным голосом проговорила Джоди, подруга Дианы, работавшая в ее команде. – Каждый раз, когда я смотрю на него, мне кажется, что я умерла и попала в рай.

2
{"b":"18256","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Тобол. Мало избранных
Убыр: Дилогия
Соблазн
Хюгге, или Уютное счастье по-датски. Как я целый год баловала себя «улитками», ужинала при свечах и читала на подоконнике
Игра на жизнь. Любимых надо беречь
Сердце бури
Хороший плохой босс. Наиболее распространенные ошибки и заблуждения топ-менеджеров
Большая книга «ленивой мамы»
Мой учитель Лис