ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Кэрол поправила лацканы пиджака и скрестила ноги, пытаясь хоть немного прикрыть их шифоновой юбкой, длину которой никак нельзя было назвать разумной. Эту юбку ей сегодня утром подарила Энн. Она была слишком короткой, но Кэрол надела ее, чтобы не обидеть подругу.

— Ну а какой предлог он нашел на этот раз?

— О, взгляни-ка на эти колеса, — перебила Кэрол, пытаясь сменить тему разговора.

Она потянулась к окну, всматриваясь в сверкающие серебром колеса роскошной машины, подкатившей ко входу в отель на другой стороне улицы.

— Что? — спросила Энн, поворачивая голову в том же направлении, но без особого интереса. Но вдруг, неожиданно встрепенувшись, воскликнула: — Взгляни-ка, кто выходит! Вот это мужчина!

— Прекрасная модель, — восхищенно произнесла Кэрол, не отводя взгляда от лимузина и совершенно не обращая внимания на его широкоплечего и темноволосого владельца. Она предпочитала блондинов.

— Так это же Алвеш де Оливейра! Я никогда не видела его живьем! — Энн, вытаращив глаза, не могла отвести от окна взгляда.

— Кто-кто? — спросила Кэрол.

— Если бы ты хоть раз сунула своей нос в газету, то тоже узнала бы его. Великолепен, не правда ли? И к тому же не женат.

— Да, у него отличные колеса. Он что, занимается машинами?

— Международный финансист, — внушительно произнесла Энн. — Недавно в газете писали о том, какое у него огромное поместье за городом. Понадобился целый миллион, чтобы его обновить.

Кэрол сморщилась. Финансы… Банки… Деньги… Она никогда не ходила в банк, ей там просто нечего было делать. В доме не было даже чековой книжки. А люди, которые имели дело с деньгами, вызывали у нее ужас. Когда-то некие безликие «представители банковской системы» привели семейный бизнес Хэммонов к банкротству и свели ее деда в могилу.

— О, а это, наверное, его нынешняя подружка!

Энн кивнула в сторону блондинки в мехах, выходящей из отеля.

Высокий, темноволосый, красивый, и рядом эта маленькая изящная женщина. Кэрол никогда не считала себя завистливой. Но эта пара, казалось, только что сошла с обложки журнала. Да, они были великолепны и вызывали восхищение. Аура особой изысканности как будто отделяла их от окружающего мира стеклянным колпаком.

— Живут же люди, — вздохнула Энн с нескрываемой завистью.

— Но почему так скучно? Давайте же веселиться! — воскликнула Кэрол, обратившись к своим гостям, и мило улыбнулась.

Черт побери, где же этот поворот! Кэрол ругала себя за то, что не осталась у Энн ночевать, как хотела сначала. Но Энн в этот вечер настроилась откровенничать, и слушать ее совершенно не хотелось. Наверняка заговорит о Стиве, будет опять бередить эту занозу, которая засела в сердце. Почувствовав это, Кэрол вдруг резко поднялась и заявила, что отправляется домой.

Было уже три часа ночи, темно и ни одной машины на дороге. Непонятно, каким образом, но по-видимому, она заблудилась. Вглядываясь в темноту, никак не могла найти нужный поворот. Глаза закрывались от усталости, и Кэрол, подумав о постели, с удовольствием зевнула и стала тереть слипающиеся глаза. Вдруг в свете фар, прямо перед носом, неизвестно откуда взявшись, появилась машина.

В ужасе Кэрол резко нажала на тормоз, завизжали шины, раздался скрежет и звон стекла затем наступила жуткая тишина. Сразу возникла мысль о людях в той, другой машине. Лобовое стекло разлетелось вдребезги, и ничего не было видно. Дверца с трудом, но открылась, и она выбралась из своей видавшей виды «мазды».

— С вами все в порядке? У вас есть пассажиры? — дрожащим голосом проговорила она в темноту. О Боже, лишь бы реакция у другого водителя оказалась лучше, чем у нее! — Господи! — вскрикнула Кэрол, увидев, что весь перед стоявшей перед ней машины смят.

Тяжелая рука опустилась ей на плечо. Кэрол была отнюдь не маленького роста, к тому же на каблуках, но человек, появившийся рядом с ней, был намного выше.

— В чем дело? — Голос звучал резко, с сильным акцентом. Человек развернул ее к себе. — Вы что, забыли, что эта улица с односторонним движением?! — проговорил незнакомец с нарастающим бешенством.

Сказав эти ужасные вещи, он оттолкнул ее, повернулся и быстро пошел к своей машине. Как улица с односторонним движением?! Какое наглое заявление! Кэрол открыла было рот, чтобы возмутиться, но тут буквально в нескольких метрах увидела дорожный знак. Да, одностороннее движение. Она просто не заметила знака, въезжая на эту улицу. Значит, в дорожном происшествии виновата только она сама. Эта мысль была так ужасна, что затряслись коленки и пришлось прислониться к дверце «мазды», чтобы не упасть. Шофер лимузина, в который она врезалась, что-то делал в салоне машины. О Господи, неужели я кого-то убила? Сейчас она впервые внимательно взглянула на вторую машину, и та показалась безумно знакомой, хотя выглядела как-то иначе, чем днем. Но колеса не оставляли сомнений. Итак, она врезалась в «линкольн» стоимостью в четверть миллиона…

Безумно захотелось упасть на асфальт и забиться в истерике. Это, разумеется, не первое ее дорожное происшествие, но, несомненно, худшее. Как же имя этого парня?

— Что вы собираетесь делать? — спросила она слабым голосом, приближаясь к «линкольну», рядом с которым, о чем-то размышляя, остановился темноволосый красавец.

— Звонить в полицию, — решительно произнес он. — Надеюсь, вам это понравится.

— П-полицию? — запинаясь и бледнея, произнесла Кэрол, чувствуя, что ее охватывает дикий ужас.

— Естественно. Почему бы вам не сесть в ваше средство передвижения и не подождать там их прибытия?

— Неужели нам так необходима полиция? — дрожащим голосом пролепетала она. Одно только слово «полиция» вызывало тошноту.

— Конечно же, нам нужна полиция.

Кэрол сделала нерешительный шаг вперед.

— Пожалуйста, не звоните, не надо, — умоляюще прошептала она.

— По-моему, надо проверить вас на наличие алкоголя в крови.

— Я не пила, честное слово. Нам совсем не нужна полиция. Давайте обойдемся без них.

— Предполагаю, что они захотят с вами познакомиться поближе.

Алвеш де Оливейра бросил на нее раздраженный взгляд.

Кэрол не могла даже думать о полиции. Всю свою сознательную жизнь, как ни старалась, не могла отделаться от того детского страха, который испытала когда-то перед людьми в форме, выгнавшими их из дома.

— Пожалуйста, давайте скажем полицейским, что мы не совсем посторонние люди, — взмолилась Кэрол.

— Думаю, это не поможет. Да, тяжела жизнь на улице, — пробормотал он, окидывая взглядом ее фигуру и видя трясущиеся руки.

О чем он говорит? Кэрол старалась сконцентрироваться на его словах.

— Давайте решим нашу проблему без полиции, — взмолилась она снова. Но он повернулся и пошел к телефону-автомату, стоявшему невдалеке на обочине. Кэрол поплелась вслед.

Какая-то машина проехала мимо них, и водитель сбавил скорость, чтобы рассмотреть происходящее.

Сверкающие черные глаза незнакомца снова через плечо окинули ее фигуру изучающим взглядом, остановившись на бледном лице. Но пальцы начали набирать номер телефона.

— Не думаю, что это возможно. Это единственная область, где я предпочитаю иметь дело с любителями.

— С любителями?-переспросила Кэрол в недоумении.

Теперь пришла ее очередь думать, что он пьян. И тут она услышала голос в трубке — дежурный полицейский отвечал на другом конце провода. И паника с новой силой охватила ее. Кэрол бросилась в будку и выхватила из его рук телефонную трубку с такой силой, что что-то хрустнуло.

Он железной хваткой сжал ее запястье. Силы оставили девушку, слезы градом покатились из глаз. Показалось, что этот человек вот-вот потеряет контроль над собой, рассвирепеет окончательно. Однако голос полицейского на другом конце провода оборвался.

— Вы напали на меня! — зарычал он.

— Просто я не хотела, чтобы вы звонили в полицию, — на одном дыхании произнесла Кэрол. — Ну что вам от того, что меня арестуют?

— Перестаньте орать, — прошипел он. — Вы разбудите всех окрестных жителей.

2
{"b":"18257","o":1}