ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я не ору, а если заору, это будет совсем другое дело, — пробормотала Кэрол сквозь слезы.-Как вы думаете, что будет с моей страховкой?

Он взглянул удивленно.

— У вас есть страховка?

— Конечно, у меня есть страховка.

Кэрол уже с большим трудом держала себя в руках. Он был так агрессивен, что ее паника усиливалась.

— Дайте мне координаты своей страховой компании и напишите заявление, в котором возьмете всю вину на себя, и я отпущу вас, — произнес он с нескрываемым облегчением.

— Что?

— Да еще пять минут в вашей компании, и я смогу понять, почему люди кончают жизнь самоубийством! Пожалуй, я примкну к движению против женщин за рулем.

Черт возьми, какое свинство! Всхлипывая и размазывая тушь по щекам, она с трудом подавила в себе желание ответить грубостью. В конце концов, виновата во всем она. На его месте она, наверное, тоже жаждала бы крови. Подумав о крови, несчастная девушка машинально взглянула на свое запястье, на котором стали проступать багровые пятна от стальных клещей Алвеша де Оливейры.

Он выдернул листок бумаги из блокнота и протянул его вместе с ручкой.

— Напишите сами, что следует, а я подпишу, -предложила Кэрол.

— Необходимо, чтобы все было написано вашей рукой.

Он стоял рядом и диктовал. Каждый раз, когда с его губ слетало длинное, трудное слово, Кэрол втягивала голову в плечи. Щеки Кэрол пылали от стыда. В детстве ей редко удавалось ходить в школу. Да она никогда и не испытывала потребности учиться, предоставленная полностью самой себе. Конечно, теперь, и особенно после того как она стала жить у Эванса, все изменилось, но она так и не научилась грамотно писать. Когда-то решила, что слишком ленива и не любознательна, чтобы учиться, и махнула на это рукой.

— Ну, ладно, так пойдет, — неожиданно согласился Алвеш де Оливейра и, сложив листок бумаги в несколько раз, спрятал его в нагрудный карман. Увидев, что он опять оглянулся на телефон, она поспешно назвала страховую компанию. — Я сейчас попытаюсь вызвать грузовик, чтобы отогнать наши машины, — произнес он без всякого выражения.

— О, спасибо, — смущенно пробормотала Кэрол и отошла в сторону, мысленно подсчитывая, сколько могут стоить такие услуги. — Мне очень жаль вашу машину, она великолепна, — со вздохом произнесла Кэрол, когда он закончил разговор.

— Я вызову такси для вас?

Кэрол нервно рассмеялась. Она жила почти в центре Бостона, в шестидесяти милях отсюда. И плата за такси составит ее недельный заработок, а то и больше.

— Забудьте об этом, — сказала она.

— Я заплачу за такси.

— Это ни к чему.

— Все-таки я настаиваю.-И он вынул бумажник из кармана.

— А я говорю «нет», — оборвала Кэрол и поспешила сменить тему разговора, — Холодно для мая, не правда ли? — Отбросив волосы со лба, она нахмурилась, застегнув пиджак и кутаясь в шарф.

— Сейчас придет такси, и вы можете ехать.

— Я же сказала «нет»! Я сама дождусь грузовика.

— Не спорьте же, в конце концов. Я сам за всем прослежу, — хрипло ответил он.

— Послушайте, на самом деле, это не моя машина…

— Что?.. — Он удивленно уставился на нее.

— Она принадлежит одному пожилому человеку, у которого я живу. Я только иногда езжу на ней, — пояснила девушка.

Черные глаза неотрывно смотрели на нее. Вдруг Кэрол поймала себя на том, что тоже пристально разглядывает черты лица незнакомца. До сих пор, собственно, толком она не успела его рассмотреть. В ней вдруг проснулся художник, и оказалось, что это лицо могло бы стать прекрасной моделью для портрета.

— Насколько же стар ваш пожилой человек? — спросил Алвеш де Оливейра.

— Настолько, насколько он сам это чувствует, — рассмеялась Кэрол. — Гарри говорит, что он чувствует себя на пятьдесят в хорошие дни и на семьдесят в плохие. Но я подозреваю, что его настоящий возраст ближе к последней цифре.

— А сколько же тебе лет?

— Двадцать один, — ответила Кэрол и, взглянув на часы, добавила: — И четыре с половиной часа.

— Так вчера был твой день рождения?

— Да, день рождения. А сегодня я уже должна работать.

— Такое случается, -сказал он каким-то напряженным голосом.

— А мой друг обманул меня.

Эти последние слова сорвались как-то неожиданно. Она вовсе не собиралась их произносить. Может быть, потому, что весь вечер молчала и старалась не думать о Стиве.

— Это… твой старик?

Наверное, она выразилась неточно, он явно ее не понял. Может быть, он вообще плохо понимает английский?

— Да нет, не Гарри, конечно.

— А ты не думала о другой работе? О чем-нибудь таком, что позволит тебе по ночам быть дома… Хотя, возможно, и нет…-пробормотал себе под нос Алвеш де Оливейра.

Разве она упоминала о своей работе? Кажется, нет. От этой нервотрепки все в голове перепуталось. И ужасно хотелось спать. Подавив очередной зевок, Кэрол вздохнула.

— Мою работу, конечно, нельзя назвать хорошей, к тому же она очень скучная. Но она хотя бы позволяет мне оплачивать жилье.

— Он что, берет с тебя плату за жилье?

— Конечно, хотя и не очень большую. — Она снова зевнула, стараясь прикрыть рот рукой. — Гарри хотел было сделать из меня что-то вроде экономки. Но, честно признаться, я не очень люблю заниматься домашним хозяйством. И это-то ему во мне и нравится. Очень сложно объяснить, что он за человек.

— Скажи, ты всегда делишься с первым встречным интимными подробностями своей жизни? — Эти слова Алвеш произнес тоном, в котором она вдруг почувствовала восхищение.

Кэрол немного подумала, а затем утвердительно кивнула, хотя слова «интимные подробности» ей не очень-то понравились. Друзья обычно отмалчивались или притворно охали, незнакомые люди просто слушали ее, погруженные в свои собственные мысли. Ни то, ни другое почему-то не сделал человек, стоящий сейчас перед ней. Он был для нее совершенно незнакомым типом мужчины, из какого-то другого мира. И она подумала, что он чем-то напоминает реку, глубокую и быструю.

— Вы, кажется, финансист, — заметила она только для того, чтобы как-то поддержать разговор.

— Как, черт возьми, ты догадалась? — удивленно воскликнул тот.

В недоумении Кэрол уставилась на него.

— Просто видела вас сегодня днем, и моя подруга сказала мне, кто вы.

— А потом совершенно неожиданно ты врезалась в мою машину? Не слишком ли много совпадений для одного дня? — неожиданно грубо спросил Алвеш де Оливейра.

— Да, редкое везение! Если бы я раскинула картишки сегодня утром, то вряд ли вообще вылезла бы из постели.

— Картишки? — как эхо повторил он.

— Ну, гадальные карты. Все последние дни я боролась с искушением предсказать себе свою судьбу. Хотя, как выясняется, иногда полезно знать, что тебя ожидает.

— А я не верю в такого рода совпадения — произнес задумчиво Алвеш. — Признайся, ты намеренно устроила эту встречу со мной?

— Вы очень плохо воспитаны, -пробормотала Кэрол, укоризненно покачав головой. — И слишком навязчивы.

— Навязчив? — вскричал Алвеш. — Ты смеешь говорить, что я навязчив?!

Кэрол возмущенно мотнула головой.

— Вам не кажется, что пора наконец ехать домой. Даже для такого кутилы, как вы, уже слишком поздно.

— Кутилы? — повторил он, задохнувшись от возмущения.

— Мистер Оливер… или как вас там…

— Алвеш… де… Оливейра, — произнес он очень медленно, отчетливо выговаривая каждое слово, словно имел дело с законченной идиоткой.

— Да, да. Это очень странно. Думаю, мне не стоит объяснять, вы и сами понимаете, как самоуверенно считать, что совершенно незнакомый человек врезается в вашу машину намеренно, только чтобы познакомиться с вами, -тоже медленно и отчетливо проговорила Кэрол. — Не говоря уже о том, что я могла просто погибнуть в этой автокатастрофе.

Бросив быстрый взгляд из-под черных длинных ресниц, он задумчиво произнес:

— Я знаю женщин, готовых пойти на любой риск ради нужного им знакомства.

— Интересно, почему? — сказала она и тут поняла, что зачем-то произнесла эти слова вслух, вместо того чтобы подумать про себя. — Да… то есть я хотела сказать… что… мистер де Оливер…

3
{"b":"18257","o":1}