ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Мистеру де Оливейре не нравится, когда его беспокоят.

— Еще больше ему не понравится то, что я сообщу, — пробормотала не очень разборчиво Кэрол и уселась на диван, давая понять, что не уйдет отсюда, пока не дождется приема.

Мисс Атс исчезла. Брюнетка, сидевшая за другим столом в приемной, так смотрела на девушку, словно боялась, что та смахнет со стола дорогую хрустальную пепельницу или что-то украдет. Спустя две минуты появилась мисс Атс, красная и смущенная.

— Пройдите сюда, пожалуйста…

Кэрол пошла за ней, сунув руки в карманы юбки и нервно сжимая в кармане пачку сигарет, которую зачем-то купила по дороге.

— Какого черта ты тут делаешь? — донесся до нее голос Алвеша с другого конца необъятного кабинета, куда ее пригласила мисс Атс.

Кэрол оглянулась вокруг с нескрываемым любопытством, и лишь потом посмотрела на мистера де Оливейру. Оказалось, что в нем было больше шести футов роста. Широкоплечий и длинноногий. Перед Кэрол стоял микеланджеловский Давид в современной дорогой одежде: темно-синий в тонкую полоску костюм, белоснежная рубашка и в тон костюму темный галстук. Вероятно, в торжественных случаях он надевал какой-нибудь яркий галстук и был еще более элегантен. «Давид» взглянул на нее, как на компьютер, на экране которого должна вот-вот появиться важная информация.

Кэрол гордо вскинула голову и прямо посмотрела ему в глаза.

Оказалось, что и глаза у него поистине божественные. Вчера ночью они показались черными, разглядеть их было невозможно. Но сейчас Кэрол поразилась. Глаза были… золотые. На самом деле карие, но сверкали золотыми искорками, эффектно выделяясь на бронзовом от загара лице. Теперь глаза дразнили и горели. Глаза — зеркало необузданной души. «О! — сказала себе Кэрол, — этот парень хочет меня».

— Я спрашиваю, что ты здесь делаешь. — Алвеш де Оливейра нетерпеливо повторил свой вопрос.

Кэрол с трудом отвела взгляд от его лица, отметив про себя, что связь, возникшую между ними секунду назад, не так-то легко порвать. И тут же смутилась и покраснела от этой мысли.

Стараясь взять себя в руки, запинаясь, произнесла:

— Я написала об этом в своей записке.

— А что, в частности, означает фраза «У нас проблема»? Кстати, слово «проблема» пишется через «о», а не через «а».

— Постараюсь запомнить.

Кэрол уставилась на мыски своих ковбойских сапог. И неожиданно для себя вынула из кармана пачку сигарет и спички. Она так нервничала, что никак не удавалось зажечь спичку. Но вдруг и сигарета и спички почему-то выскользнули из рук и через секунду оказались в корзине для мусора.

— Вы что, боретесь е курением? — попыталась возразите девушка. И вдруг почувствовала, что никогда в жизни ей не нужна была сигарета так, как сейчас. — Только одну, ну пожалуйста.

— Не надо быть такой настойчивой. Это тебе не поможет, — усмехнулся Алвеш де Оливейра. — Так что за проблема? — Кэрол с трудом глотнула и глубоко вздохнула. — Ты выглядишь виноватой, — снова усмехнулся Алвеш. — И если мои подозрения окажутся верными, то ты отсюда отправишься прямиком в полицию.

Кэрол судорожно облизала неожиданно ставшие сухими губы. Глаза цвета закатного солнца скользнули по ее липу, на секунду задержавшись на губах. В воздухе повисла напряженная тишина.

Выкладывая перед ним на стол страховое свидетельство, она чувствовала себя будто в безвоздушном пространстве, двигаясь в каком-то замедленном темпе.

— Я сяду?

— Разрешите мне сесть, — автоматически поправил он. — Нет.

И стал внимательно изучать бумагу.

— Видите, страховка закончилась в понедельник, — извиняющимся тоном произнесла Кэрол. — Я сделала очередной взнос и думала, что все в порядке. Но когда я позвонила в компанию сегодня утром…

Золотые глаза остановились на съежившейся фигурке.

— Так ты ездила без страховки, когда врезалась в меня…

— Но ведь не намеренно же! — выдохнула Кэрол, взмахнув обеими руками. — Я не имела ни малейшего представления об этом. Была уверена, что все в порядке. Я же отправила деньги. И если бы не случилось этого несчастного происшествия, они бы получили деньги и возобновили мою страховку.

— Ты оправдываешься, — ледяным голосом произнес мистер де Оливейра.

— Не оправдываюсь. Я только пытаюсь все объяснить, — запротестовала девушка.

— Пункт первый — если ты не имела страховки, когда столкнулась с моей машиной, то все случившееся — только твоя вина. Пункт второй — если ты ездила без страховки, тебя могут привлечь к ответственности через суд.

— Но…

— И пункт третий — я поступил очень недальновидно, позволив тебе избежать встречи с полицией после преступления, которое ты совершила вчера ночью.

— Какого преступления?.. — запинаясь произнесла Кэрол, чувствуя в этих его словах какой-то подтекст, скрытую агрессивность. — Я же не специально все это совершила. Ведь с каждым может случиться такое! Кругом сейчас такая ужасная путаница…

— Для тебя, но не для меня. — Алвеш взглянул на нее тяжелым взглядом. — Когда я проинформирую обо всем мою страховую компанию, они наверняка будут настаивать, чтобы я написал заявление в полицию, и тогда тебя в принуди тельном порядке заставят выплатить невообразимую сумму.

Кэрол побледнела.

— Пожалуйста, не сообщайте в полицию. Как-нибудь я выплачу вам деньги… Я обещаю!

— Что, твой Гарри мне заплатит?

— Нет, — пробормотала уже совсем еле слышно Кэрол.

— У меня уже есть перечень необходимых работ по починке машины и их стоимость.-Он протянул ей бумагу.

Посмотрев на список, Кэрол почувствовала, как почва уходит у нее из-под ног. Сейчас она упадет в обморок.

— Мне почему-то кажется, что ты не сможешь выплатить такую сумму.

— Да, это невозможно, — беспомощно произнесла Кэрол и мысленно добавила: «Даже если всю оставшуюся жизнь буду голодать и ходить оборванная».

Однако факты были налицо. Где-то в глубине души еще теплилась надежда, что они смогут прийти к какому-нибудь соглашению. Но, с другой стороны, не будет же он сам платить за починку своего «линкольна», а потом двадцать лет ждать, когда она вернет ему деньги. Холодный ужас охватил ее.

— Значит, без полиции не обойтись, — просто и прямо заявил он. — Ты в очень тяжелом положении, красотка.

— Не смейте говорить со мной так.

— Я пожалел тебя прошлой ночью, но когда ты пришла сюда, то сделала очень большую ошибку, — холодно проговорил он. — Ты думала, что достаточно показать свои вызывающе длинные ноги, и я тут же соглашусь со всем…

— Я вовсе так не думала, — с трудом понимая, о чем идет речь, произнесла Кэрол.

На секунду показалось, что все это она уже где-то слышала. Захотелось бежать отсюда куда глядят глаза, вернуться к прежней жизни, где нет громких имен, лимузинов, крупных воротил бизнеса. Как вообще могла прийти в голову такая нелепая идея, что она сможет начать новую жизнь здесь, в большом городе, и забыть все, что было раньше?

— Ты никуда не сбежишь, — жестко произнес он, словно догадавшись, о чем она думает.

— Вы не можете держать меня з-здесь, — заикаясь, прошептала Кэрол.

— Я позову охрану или полицию. Если ты уйдешь отсюда, то, конечно, исчезнешь навсегда. Может быть, полиция уже ищет тебя… или какая-нибудь другая служба, — предположил он, впиваясь взглядом в ее бледное дрожащее лицо.

— Не понимаю, о чем вы говорите.

— Ты слишком напугана… Намного больше, чем следовало бы при небрежном вождении машины без страховки. Если это лишь первая твоя вина, то считай, что тебе повезло. А если последняя в цепочке, тогда понятно, почему ты так боишься полиции.

Так, значит, в его воображении она уже проделала путь от беспечного водителя до преступницы. Подобное уже случалось и раньше. Ее первый год жизни у Эванса был просто адом. Все — соседи, учителя, соученики не упускали случая показать на нее пальцем. Кэрол никогда в жизни ничего не только не украла, но и не совершила ни одного неблаговидного поступка, однако все до одного почему-то всегда считали ее в чем-то виновной.

6
{"b":"18257","o":1}