ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Отчаянные, сдавленные рыдания испугали ее. Она ни разу не видела плачущего мужчину. Кэсси мягко положила ладонь ему на плечо, и он тотчас же вцепился в нее обеими руками и крепко сжал. Не успела она опомниться, как уже сидела на диване, а Стив сгорбился перед ней, уткнувшись головой ей в колени.

Она нежно поглаживала его спутанные светлые волосы, приговаривая:

– Да будет тебе, Стив, будет… Вот увидишь, все образуется. Когда родится ребенок…

Он перебил ее, заговорив быстро, хрипло, выплескивая все, что накопилось в его душе, – горькие слова признания и унижения.

– Никакого ребенка не будет. Понимаешь, не будет! Элиза никогда не была беременна. Все, все ложь! Она прикрывалась своей мнимой беременностью, чтобы заставить тебя молчать о Чарлзе. Видимо, моя жена считала, что забеременеть легко, но у нее ничего не получилось. Думаю, что она вообще не способна родить детей.

Кэсси побледнела как полотно и расширенными от ужаса глазами уставилась на Стива.

– Стив, ты считаешь, что Элиза сделала неудачный аборт?

– Может быть. Но только не от меня. Мне же она сказала, что ненавидит детей и устала жить с нелюбимым мужем. Зачем же тогда она вышла за меня? Я ведь мог жениться на тебе, только тогда ей эта мысль не понравилась. Но она никогда не любила меня по-настоящему. Никогда не хотела меня. До Чарлза у нее, вероятно, были еще любовники. Только теперь я начинаю понимать, почему под всякими предлогами она отказывала мне в близости. А я так мечтал… – Он с трудом перевел дыхание и продолжил: – Элиза эгоистична и бессердечна. Она ни капли не сожалеет о той боли, которую причинила тебе. Для себя я уже все решил: мы разведемся, и я забуду все это как кошмарный сон. Сможешь ли ты простить меня и забыть мое предательство? Вспомнить, как нам когда-то было хорошо вместе? Кэсси вздрогнула.

– Мне очень жаль, Стив… Но мы с тобой можем быть только друзьями.

Она поднялась с дивана и снова подошла к отцу. Он протянул дрожащую руку и ласково погладил дочь по руке.

– Почему же ты не рассказала нам правду? Тогда бы я не был так несправедлив к тебе. Прости меня, девочка. Я не знаю, как жить дальше. Что же будет с Элизой? Один скандал за другим. Мое сердце просто не выдерживает… – Его голос дрогнул, и он отвернулся.

– Я молчала только ради ребенка, – еле слышно произнесла Кэсси. – Мне нечего тебе прощать, папа. Ты же думал, что поступаешь правильно. Но сейчас, к счастью, все позади. А об Элизе не беспокойся – уж она-то не пропадет.

Не в состоянии больше видеть, как переживают эти двое взрослых мужчин, Кэсси прислушалась к возбужденным голосам, доносящимся с улицы. Затем она ласково взяла отца за руку и спросила:

– Может, мне стоит выйти и сделать заявление для прессы, тогда они, возможно, оставят нас в покое? Как ты считаешь, папа?

– Поступай как знаешь, детка, – безучастно ответил он. – Элизы нет, а для этих людей только ты и она представляете интерес. Я вне игры. К тому же для меня это стало бы слишком тяжелым испытанием.

Кэсси, тяжело вздохнув, собралась с силами и вышла на крыльцо. Ее тотчас же окружила толпа репортеров из разных газет и телевизионных каналов Майами, а один приехал даже из Юмы, штат Аризона.

– Правда ли, что Чарлз Уайд был любовником только вашей сестры? Или он находился в интимных отношениях и с вами?

Кэсси посмотрела в лицо репортеру и сказала твердо и решительно:

– Мы с Чарлзом были только друзьями. Об остальном спросите Элизу.

– Что вас связывает с Федерико Эрнандесом? – последовал следующий вопрос.

– Абсолютно ничего. Он просто мой знакомый, – без малейшего колебания ответила Кэсси, но ее щеки залил румянец.

Видимо, в журналистские круги не без помощи очаровательной Хэтти Логан просочились слухи об инциденте на вилле Федерико…

Спустя полчаса вконец измученная Кэсси вернулась к отцу и Стиву. Теперь она могла смело смотреть людям в глаза. Вот только интересно, узнает ли об этом Федерико? Конечно, в ближайшее время ему все станет известно – сейчас ее несчастная семья была у всех на устах. Как в таком случае отреагирует он на ее невиновность? Кэсси резко тряхнула головой. В любом случае, его поведение не заслуживает прощения.

8

К вечеру черный «мерседес» Федерико остановился у дома Ллойдов. Репортеры все еще дежурили у входа, ожидая Элизу. Какой-то журналист с камерой бросился ему наперерез, но он лишь добродушно улыбнулся. Сейчас Федерико был слишком счастлив, чтобы обращать внимание на вездесущих репортеров.

Его появление не осталось незамеченным для Кэсси. Наблюдая за происходящим на улице сквозь узкую щель между портьерами, она сразу узнала его решительную походку, гордый разворот плеч и увидела торжествующий блеск в глазах. Он был настолько неотразим, что ей захотелось коснуться его щеки, очертить пальцем контур чувственного рта, покрыть горячими поцелуями…

Кэсси до боли стиснула пальцы. То, что она чувствовала, было безумием. Теперь ей открылась ужасная правда о себе самой: несмотря на обиду и гнев, она желала Федерико как никогда. Прижав ладони ко рту, Кэсси стояла как оглушенная, пока не услышала резкий стук в дверь.

– Федерико? – нарочито удивленно спросила она, стараясь выглядеть спокойной и равнодушной. – Не ожидала увидеть тебя здесь. Ну что ж, входи.

– Кэсси, – смущенно пробормотал он, – мне нужно с тобой поговорить. Поедем куда-нибудь, а то, боюсь, твоя семья сегодня будет не в восторге от гостей, тем более незваных.

– Стив сейчас у себя, а отец – в библиотеке. – Она широко распахнула дверь и прошла в гостиную, приглашая его следовать за собой.

– А где же твоя… – Федерико облизнул пересохшие губы, – твоя сестра?

– Ее нет, – резко ответила Кэсси. – Элиза и Стив собираются развестись.

– Представляю, в каком он сейчас состоянии. Ему давно следовало бы ее выгнать. Мне кажется, что и твоему отцу есть над чем поразмыслить.

– Фактически Элиза сама ушла от мужа. Это было ее решение, – ответила Кэсси, пристально глядя ему в глаза.

Вот он стоит перед нею, такой сильный и независимый, лучший из всех, кого она когда-либо встречала в жизни. И ему не нужен никто. Но по какой-то непонятной причине он все же пришел к ней. Значит, она чем-то привлекает его… Может быть, тем, что отвергла его? Еще месяц назад они могли бы стать идеальной парой, если бы он только захотел. Но между «тогда» и «сейчас» пролегала бездонная пропасть.

– В таком случае, я уверен, что, согласно брачному контракту, она получит лишь малую толику состояния мистера Дойла.

Эти слова неприятно резанули ее слух.

– В данный момент Стива беспокоит нечто другое, чем счет в банке, – процедила Кэсси сквозь зубы. – Неужели непонятно, что он унижен, практически уничтожен?

Но Федерико не обратил внимания на ее раздраженную реплику и спокойно продолжил:

– Да Бог с ним, со Стивом! Меня беспокоишь лишь ты, Кэсси. Не слишком-то приятно было жить с такой змеей под боком, как твоя сестра. Почему же ты подыгрывала ей? Почему не вывела на чистую воду? Ты могла бы довериться отцу.

– Элиза была беременна. Так, во всяком случае, она утверждала. Только сейчас выяснилось, что это оказалось очередной ложью. А кроме этого, папа мне все равно бы не поверил. Сейчас, конечно, он изменил свое мнение об Элизе, но тогда все было по-другому…

Да, а теперь по роковому стечению обстоятельств ребенка, о котором столько говорила сестра, ждала она, Кэсси.

Видимо, в ее голосе отразилось волнение, потому что Федерико прищурился, внимательно вглядываясь в ее бледное, осунувшееся лицо. Потом взял ее холодные пальцы и крепко сжал.

– Я искренно рад, что все наконец прояснилось. Элиза больше не причинит тебе вреда. Да, хочу сообщить, что Глория тоже безумно раскаивается, что так несправедливо обошлась с тобой.

Федерико продолжал смотреть на нее в упор. Его взгляд пугал, и, чтобы как-то разрядить обстановку, Кэсси попыталась улыбнуться и сказала:

20
{"b":"18258","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Его кровавый проект
Три версии нас
Предложение, от которого не отказываются…
Завтрак в облаках
Девочка с Патриарших
Крушение пирса (сборник)
Омерзительное искусство. Юмор и хоррор шедевров живописи
Путешествуя с признаками. Вдохновляющая история любви и поиска себя
Как возрождалась сталь