ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

После разговора с Эдвардом Федерико уехал, чтобы получить разрешение на столь скоропалительный брак. Ближе к вечеру он вернулся в особняк Ллойдов и, переговорив с отцом Кэсси, поднялся к ней в комнату.

Она спала, свернувшись калачиком, на кровати. Федерико опустился на колени и надел ей на палец кольцо с рубином, окруженным сверкающими бриллиантами. Он держал ее за руку, пристально всматриваясь в нежные черты лица. Кэсси выглядела совсем юной девушкой – щеки раскраснелись, губы немного припухли, – и одновременно это была красивая молодая женщина. Не в силах противиться искушению, он осторожно поцеловал ее.

О, какой это был замечательный сон! Она пребывала в состоянии эйфории, парила в заоблачных высях, где царит одна лишь любовь. Ее душу переполняла радость, сердце сладко замирало, а чуткое тело трепетало от желания…

Кто-то нежно ласкал ее. Нет, не кто-то, а Федерико. Его руки были так чудесны! Она придвинулась к нему ближе, ища его губы. И Федерико поцеловал ее с нежностью, от которой стало так легко на сердце…

Они шептали друг другу слова любви. Их руки встречались, как и губы, легко и естественно. Словно они танцевали этот чувственный танец сотни раз, умирали и снова возрождались в совершенной гармонии…

Кэсси вздохнула, потянулась… и вдруг почувствовала, что ее обнимают чьи-то руки, к ней прижимается чье-то теплое тело. Она испуганно открыла глаза и увидела лицо Федерико, совсем близко, и он с нежностью смотрел на нее. Так это был не сон…

– Ты все еще хочешь меня, – прошептал он, ласково проводя губами по ее щеке. – Но я не могу остаться. Твой отец ждет меня внизу.

Окончательно проснувшись, Кэсси оттолкнула его. Этого не должно было случиться. Как он посмел? И только тут она заметила сверкающее кольцо на безымянном пальце.

– Что это?

– Разве нужны объяснения? Надеюсь, Кэсси, тебе нравится мой подарок, ведь в субботу наша свадьба.

– Так скоро? – изумилась она. – Но я же не…

– Твой отец с радостью дал согласие. Если бы ты видела, как он доволен! У меня сложилось впечатление, что Эдвард забыл обо всех ваших проблемах и с радостью готовится к этому торжественному событию.

– Но я не могу, – в отчаянии прошептала Кэсси. – Я боюсь.

– Но чего? Мы просто начнем новую жизнь. Зачем все так усложнять, дорогая?

Усложнять? Она ничего не усложняет. Просто не каждый день любимый мужчина предлагает ей руку и сердце.

Ведь она любит его, любит безумно – вот в чем сложность!.. А может, это и никакая не сложность. Она сумеет стать для него незаменимой, проникнет в его сердце, научит любить. Она сделает так, что Федерико просто не сможет жить без нее… Так стоит ли упускать этот сказочный шанс?

Но что, если это все пустые надежды? – тут же возразила самой себе Кэсси. И вскоре наступит время, когда ее присутствие станет для Федерико привычным и перестанет волновать? Привычное быстро надоедает, и он захочет перемен. Тогда в его жизни появится другая женщина, и он бросит жену.

– Я приняла решение, – неожиданно спокойно ответила Кэсси, пристально глядя на него.

– И что же? – Федерико замер. – Что же ты решила?

– Я выйду за тебя замуж, но у каждого будет своя жизнь. И я останусь у отца, до тех пор пока не научусь снова доверять тебе.

Федерико медленно встал. Какое-то время он раздумывал над ее словами, потом произнес:

– Насколько я тебя понял, ты хочешь, чтобы мы вместе лишь появлялись на людях. А как же личная жизнь?

– Я буду спать с тобой, если ты это имеешь в виду.

– Не кажется ли тебе, Кэсси, что в этом случае тебя будут называть моей любовницей, а не женой?.. Ну хорошо, будь по-твоему. Я согласен.

Переговорив с Эдвардом, Федерико покинул дом Ллойдов в удрученном настроении. Кэсси не любит его. А если и любила когда-то, то он сам убил в ней это чувство. Правда, поначалу ему даже показалось, что ее предложение не лишено здравого смысла. Они будут жить раздельно, и ребенок, когда родится, не станет докучать ему. При этом все прелести любовных утех с женщиной, которая его возбуждает, ему обеспечены. И тем не менее не так он представлял себе отношения между супругами, особенно в начале семейной жизни.

9

Стрелки часов показывали почти четыре, когда Кэсси поднялась из-за стола, заваленного снимками и рекламными листами. Она работала полный рабочий день и испытывала законную гордость, что аккуратно и добросовестно справляется с порученными делами. Коллеги были с ней вежливы и любезны, но катастрофически не хватало времени. А впереди ее ждала организация рекламной кампании сети только что открывшихся кафе.

Кэсси вышла на улицу и побрела к дому. С тех пор как дала согласие на брак, она отказывалась видеться с Федерико. Правда, они разговаривали по телефону. Но даже себе она не желала признаться, что безумно скучает по нему. А сознание того, что он рядом, в соседнем здании, вызывало у нее щемящую боль в груди.

Дома настроение не улучшилось. Наоборот, ей по-прежнему было тоскливо и холодно, несмотря на теплый вечер. Отец, видимо понимая, что дочь чем-то расстроена, был очень внимателен, но тактично не приставал с расспросами.

А Кэсси снова и снова спрашивала себя: правильно ли она поступила, согласившись на фарс под названием «законный брак»? Какое же будущее ожидает ее и ее ребенка? О какой духовной близости и доверии может идти речь, если они будут жить отдельно от Федерико? Правда, это было ее решение, но Кэсси почему-то не чувствовала себя от этого счастливее. К тому же то, что Федерико практически сразу же согласился с ее условием, задевало самолюбие Кэсси.

Но вот однажды вечером Федерико позвонил и сказал, что заедет, и у Кэсси не хватило сил ответить ему «нет». Более того, ее охватило чувство необыкновенной радости. С нетерпением ждала она этой встречи, нетерпеливо поглядывая в окно. Когда же раздался стук в дверь, Кэсси выждала несколько томительных секунд и только после этого пошла открывать, хотя сердце ее от волнения готово было выскочить из груди.

Увидев ее, Федерико сделал резкое движение, словно порываясь обнять, но, сдержавшись, взял руку Кэсси и поднес к губам.

– Ты выглядишь усталой, – мягко произнес он. – Я хочу, чтобы ты наконец отдохнула. Впрочем, у нас скоро медовый месяц. Надеюсь, ты не будешь настаивать, что и его мы должны провести порознь. Согласись, это было бы слишком.

– Что ты! – возразила Кэсси. – У нас в агентстве сейчас столько дел! Никто не даст мне отпуска. Не забывай, я же только приступила к работе, и…

– Твой босс оказался довольно сговорчивым, – перебил ее Федерико, широко улыбаясь. – Ты сможешь приходить в агентство, когда сочтешь нужным. Ну и, соответственно, заниматься тем, что тебе больше нравится. Ты вполне доказала, что любишь и умеешь работать, и это делает тебя еще более привлекательной в моих глазах.

– В таком случае… как мы проведем медовый месяц?

– Я намерен увезти тебя на Средиземное море. Сначала мы поплаваем на яхте, а потом немного поживем на моей вилле под Аликанте. Надеюсь, тебе понравится моя родина.

Наступил день бракосочетания. Едва проснувшись, Кэсси уже знала, что отныне все будет по-другому. На протяжении последних месяцев в ее жизни произошло столько событий, радостных и грустных, что ей казалось, будто она прожила почти целую жизнь. Знакомство с Чарлзом и его предательство, разрыв с семьей, любовь к Федерико, беременность, свадьба. И вот сегодня завершится определенный этап…

Кэсси стояла перед большим зеркалом. Минуты, которые должны быть бесконечно радостными и волнующими, были для нее скорее напряженными, заставляя испытывать страх и неуверенность. Обидно! В зеркале отражалось ее безупречное свадебное платье – красивое, стильное, даже ультрамодное и вместе с тем классически элегантное. Модельер Мэри Маклен выполнила свою работу идеально.

Вставки из тончайшего гипюра, фата, отделанная кружевом, шлейф из бледно-желтого шелка, который будет струиться по проходу между скамьями в церкви подобно пенистому потоку шампанского.

22
{"b":"18258","o":1}