ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Скажу тебе честно, Кэсси, – со вздохом произнесла Сандра, – но после всех этих разговоров мне вряд ли стоит проводить с тобой много времени. Конечно, я тебя не осуждаю, но в сложившейся ситуации мне нужно подумать о себе. Если мы будем вместе, друзья отвернутся и от меня. Наверное, тебе лучше перебраться в отель и подождать, пока не улягутся страсти, а вещи свои можешь забрать завтра утром.

Сандра повернулась и, больше не обращая на подругу внимания, присоединилась к веселой компании за соседним столиком.

Кэсси осталась одна. Ее душили горечь, разочарование и обида. Она была близка к истерике. Семья вышвырнула ее в неизвестность, словно цирковую акробатку из пушечного ствола! А страховочная сетка отсутствовала. Шли только первые часы ее самостоятельной жизни, а та уже ставила перед ней проблему за проблемой. Отныне она сама себе хозяйка. Может уйти из ресторана. Может упаковать вещи и поехать в аэропорт. Никто не посягает на ее время и на ее внимание. Нет никого, кто мог бы поговорить с ней, утешить ее, уговорить вести себя так, а не иначе.

Эти печальные мысли, предательство лучшей подруги, напряжение всего вечера привели Кэсси в такое отчаяние, граничащее с безысходностью, что она бросилась к выходу. Но толпа танцующих оттеснила ее к бару. Какой-то молодой человек нечаянно, а может быть, и нарочно толкнул ее, и Кэсси, потеряв равновесие, ударилась лицом о стойку бара.

Из рассеченной губы тонкой струйкой потекла кровь…

Вдруг она почувствовала, как чьи-то сильные руки подхватили ее, и Кэсси оказалась лицом к лицу с высоким мужчиной. Незнакомец стоял, поддерживая ее, и смотрел на девушку в упор, не считая нужным отвести взгляд. Не стала этого делать и она. Мужчина был одет со вкусом – в легкий серый костюм и в черную рубашку. Еще Кэсси успела подумать, что он весьма хорош собой – ровный загар, прекрасная осанка, подтянутая фигура. На лице выделялись серые глаза, горящие странным огнем. Они составляли интригующий контраст с прямыми темными волосами и с четко очерченными черными бровями. Чувственный, выразительный рот выдавал страстность натуры.

Незнакомец наклонился и осторожно дотронулся до ее рта кончиком пальца. Кэсси попыталась отвернуться, тогда он другой рукой удержал ее за подбородок. Его лицо было так близко, что теплое мужское дыхание касалось ее щеки. Кэсси неожиданно как бы оказалась в другом измерении. И этот зал, и танцующие и беседующие друг с другом люди, и звуки музыки – все куда-то исчезло. Не осталось никого, кроме него… и ее.

Затем незнакомец чуть оттянул вниз ее губу. Светлые глаза смотрели прямо ей в лицо, и она увидела в зрачках свое отражение – две крошечные Кэсси в их темной глубине.

Наконец мужчина отвел взгляд, достал из кармана белый носовой платок и расправил его. Все еще придерживая ее нижнюю губу, он промокнул ранку.

– Кровотечение никак не останавливается, – произнес он, отняв платок от ее губы, и Кэсси увидела на нем следы крови. – Вам следовало быть осторожнее.

Девушка зажмурилась, почувствовав боль, но еще больше ее беспокоили другие, незнакомые ей, ощущения, которые порождали близость незнакомца и его бережные прикосновения. И вдруг она почувствовала, как теплые мужские губы коснулись ее распухшей губы, а затем его язык дотронулся до ранки. Кэсси отпрянула, с ужасом и изумлением глядя на бесцеремонного сластолюбца. Но тот с усмешкой смотрел на нее, похожий на хищника, уверенного в том, что жертва уже в его власти.

Содрогнувшись от унижения, Кэсси провела рукой по волосам.

– Я… я… – Во рту у нее пересохло. – Здесь очень жарко. Я хочу выйти.

2

Она поспешно покинула ресторан и по коридору прошла к дверям, ведущим на террасу. Дальше был сад, окруженный с трех сторон каменной стеной. Кэсси сошла с террасы на посыпанную гравием дорожку, которая вела к фонтану, расположенному в центре сада. Встав на мраморные плиты возле чаши бассейна, она окунула руку в холодную воду. Тут ее взгляд скользнул по зеркальной поверхности, и она увидела свое отражение, а за ним – незнакомца. Их взгляды встретились в воде и не расходились до тех пор, пока ее рука не дрогнула, образовав рябь. Лица расплылись и исчезли. Тогда Кэсси повернулась к незнакомцу.

– Меня зовут Федерико, – представился он. – Федерико Эрнандес.

Его имя ничего не говорило Кэсси. Но она отметила, что его глубокий, с хрипотцой, голос странно волнует ее. Казалось, если слушать его невнимательно, то пропустишь нечто очень важное.

– А я Кэсси… – Она запнулась и с надеждой заглянула ему в глаза. – Кассандра Филдинг. Вы ведь не из Майами?

Федерико рассмеялся.

– Я родился в Испании, но этот город – моя вторая родина. Правда, я бываю здесь лишь наездами. А почему ты спросила об этом?

Кэсси не сразу нашла, что ответить. Но Федерико, казалось, и не ждал ответа. Неожиданно для девушки он обхватил ее затылок сильными пальцами, сорвал душистый белый цветок и воткнул в волосы.

– Вот так. Что может быть прекраснее этого? Ты не знаешь? А испанцам это известно… Кэсси, Кэсси, Кэсси… – Федерико несколько раз повторил ее имя, словно смакуя его, и странная будоражащая дрожь пробежала по жилам Кэсси.

Он все еще держал ее за затылок, и жар от его пальцев распространялся по всему телу девушки. Кэсси нервным движением поправила волосы и в упор посмотрела на Федерико. Он был привлекателен. Очень привлекателен. И одет с небрежной элегантностью и с тонким вкусом. Федерико выгодно отличался от ее бывших друзей и знакомых – одетых с иголочки пижонов, которые так и сияли самодовольством, нацепив на себя эксклюзивную модель известного кутюрье.

Кэсси неотрывно смотрела в его дымчато-серые глаза, полные неизъяснимой притягательности. Однако его взгляд не только возбуждал, но и странно тревожил ее.

– Когда я увидел тебя, то сразу понял, что мы созданы друг для друга, – произнес Федерико, и жесткие черты его лица смягчились нежной улыбкой.

Наступившая тишина была такой глубокой, что, казалось, повисла не только над садом, но и над всем миром.

Кэсси неуверенно спросила:

– Если я не ошибаюсь, вы имеете в виду любовную связь?

Федерико пожал плечами.

– Какая разница? Называй как хочешь. Хотя, на мой взгляд, это скорее приятное развлечение. Ты же не будешь отрицать, моя красавица, что с самого начала у нас возникла взаимная симпатия?

Кэсси скорее чувствовала, чем знала это. Никогда раньше она не испытывала подобных ощущений. Даже с Чарлзом все было совершенно иначе. Однако тихий внутренний голос предупреждал ее, как она уязвима, как легко может поддаться его чарам. К тому же ситуацию усугубляло то, что ей не удалось скрыть от него свою слабость – он видел ее насквозь.

– Улыбнись, пожалуйста, – попросил Федерико, но взгляд его не просил, а приказывал.

Кэсси напряглась, и ее губы скривила жалкая, вымученная улыбка.

– Боюсь, что сегодня я не самая лучшая компания для вас.

– Тогда давай потанцуем.

Девушка недоуменно уставилась на Федерико. Но на его лице не было ни тени насмешки. И внезапно она с душевным трепетом осознала, что действительно хочет этого. В течение всего вечера Кэсси чувствовала себя отвергнутой и униженной. И вот сейчас ей представилась возможность доказать себе, что существует человек, которому она хоть немного не безразлична. Может быть, это шанс забыть предательство близких…

Все-таки жизнь непредсказуема и полна сюрпризов. Она мечтала о чуде. И вот ни старые друзья, ни семья, а именно он, совершенно незнакомый ей прежде человек, пришел на помощь, когда ей так необходима была чья-то поддержка.

Когда руки Федерико сомкнулись у нее за спиной, Кэсси закрыла глаза, полностью подчиняясь воле партнера. Он слегка наклонил голову, так что его щека мягко касалась ее волос. Они медленно покачивались в такт приглушенной музыке, доносящейся из ресторана. Кэсси привыкла танцевать с Чарлзом, но Федерико оказался выше его. И менее сильным, подумала она, ощутив твердые мускулы его рук и груди, хотя ее неверный поклонник и был профессиональным спортсменом. В объятиях этого испанца она ощущала себе маленькой и хрупкой. К тому же Чарлз всегда смеялся и шутил, с ним было легко. Федерико же, напротив, излучал спокойствие и сдержанную силу.

4
{"b":"18258","o":1}