ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
111 новых советов по PR + 7 заданий для самостоятельных экспериментов
Инженер. Золотые погоны
Ненавижу босса!
Пиковая дама и благородный король
Голодный дом
Шкатулка Судного дня
Рунный маг
Любовь на троих. Очень личный дневник
Аврора

Лицо Хилари залила густая краска. Она молча кивнула, не поднимая глаз.

Душу Эдвина охватила необъяснимая радость. Он взглянул на Хилари совершенно по-новому – так, как будто вместо нее перед ним стояла другая женщина.

Они обедали втроем в тенистом саду, расположенном справа от старинного дома Айртонов. Лили уплетала за обе щеки все, что подавали к столу, особенно сладкое.

А в восемь часов отправились в коттедж Хилари, чтобы взять там кое-что из вещей. Утром Лили предстояло везти на консультацию к одному из ведущих педиатров Майами. Поэтому уже сегодня им необходимо было уехать из Майами-Бич.

Войдя в дом, Лили с деловым видом прошествовала в свою комнату и тут же вернулась, держа в руках двух кукол.

– Я немного поиграю в гостиной, можно? – Она взглянула сначала на Хилари, потом на Эдвина, Они одновременно кивнули ей в ответ в знак согласия и рассмеялись.

Хилари достала из шкафа в прихожей сумку, поднялась наверх и принялась укладывать в нее необходимые вещи.

Когда с этим было покончено, она повернулась к Эдвину, стоявшему в проеме двери ее комнаты, и, заметив что-то странное в его глазах, растерянно улыбнулась.

– В чем дело?

– Ты очень красивая, – прошептал он с искренним восхищением.

Хилари шагнула ему навстречу, ощущая прилив знакомых волнующих эмоций. Эдвин протянул руки, привлек к себе и приник к ее губам. Вопреки ожиданиям Хилари, закончился поцелуй непривычно быстро.

Не понимая, в чем дело, она моргнула и удивленно взглянула ему в глаза.

Эдвин загадочно улыбнулся.

– Ты забыла, что наш период ухаживания только-только начался? Я не могу позволить себе нечто большее.

8

Майамская квартира Эдвина показалась Хилари восьмым чудом света. Огромная, светлая, баснословно комфортная, она сгодилась бы, наверное, для проживания в ней избалованной принцессы.

Этот дом располагался в престижнейшем районе Майами. Выйдя на балкон и взглянув на открывавшуюся взору панораму, Хилари замерла от восторга.

Вечерний южный город оживленно шумел. Тут и там уже горели разноцветные огни, по дорогам стремительным потоком мчались автомобили.

– У каждого из жителей этого удивительного куска земли своя судьба, – задумчиво произнесла Хилари.

Эдвин подошел к ней сзади, осторожно положил руки ей на плечи и коснулся губами ее пшеничных волос.

– Хочешь, я открою тебе одну из своих тайн? – спросила Хилари, не поворачивая головы.

– Конечно, хочу, – прошептал Эдвин. – Со временем я надеюсь узнать все твои секреты.

– Когда что-нибудь потрясает меня до глубины души, во мне рождается музыка… – призналась Хилари. – Это случается со мной с самого детства.

Эдвин сдвинул брови.

– В самом деле? И каждый раз ты слышишь что-нибудь новое?

Хилари кивнула.

– Я о тебе многого не знаю… – пробормотал Эдвин. – Сам не понимаю почему, но после сегодняшней нашей беседы меня охватило вдруг страстное желание раскрыть тебя для себя, проникнуть в тайники твоей души… – Он очень волновался, потому что раньше ни с кем и никогда не разговаривал настолько откровенно. Хорошо, что Хилари стояла к нему спиной и не могла видеть отражавшиеся на его лице эмоции. – Я многое отдал бы, чтобы услышать хотя бы фрагмент твоей внутренней музыки…

К глазам Хилари подступили слезы. В это мгновение она не испытывала ослепляющего вожделения, какое неизменно вызывала в ней близость Эдвина. Голова ее не шла кругом, мысли были ясными и светлыми, а низ живота не разрывало от потребности утолить сексуальную жажду. Она ощущала сейчас нечто гораздо более мощное, сложное и глубинное. И это нечто было тоже вызвано в ней присутствием Эдвина…

Как никогда раньше ей захотелось вдруг поделиться с ним всем, что ее наполняло – впечатлениями о полете пролетающей мимо птицы, радостью, подаренной ярким пламенем заката. И звучащей внутри мелодией…

– Я сыграю тебе когда-нибудь что-либо из сочиненного мною, – прошептала она, словно боясь его реакции.

Нахлынувший на Эдвина прилив незнакомых ему ранее чувств подсказал, как отреагировать на душевный порыв Хилари. Он нежно обнял ее и прижался щекой к ее щеке.

– Я буду просто счастлив… Обещаю, что скоро у тебя появится отдельный кабинет и на вилле в Майами-Бич, и в этой квартире…

– Мама, папа! – закричала выбежавшая на балкон Лили. Окрыленные поэтичностью вечера, очарованные друг другом, родители девочки бессовестно забыли о ее существовании. А ведь если бы не она, у них вообще не было бы этого вечера. – Кити хочет спать! – Лили покрутила в воздухе куклой с перепутанными волосами. – Мне пора укладывать ее в кроватку!

Эдвин улыбнулся.

– Давайте, убаюкаем ее все вместе.

– Давайте! – Лили восторженно хлопнула в ладоши.

Спустя пять минут все трое сидели на полу комнаты, которую Эдвин решил превратить в детскую, вокруг деревянной кукольной кроватки и пели колыбельную. Эдвину приходилось лишь подвывать – он почти не знал ни слов, ни мотива. Хилари с трудом удерживалась, чтобы не разразиться хохотом. А Лили относилась к делу со всей серьезностью. Пропев два куплета, она с озабоченным видом оглядела резиновое лицо куклы и поднесла палец к губам.

– Тсс!

Хилари и Эдвин осторожно поднялись на ноги, а Лили зевнула и принялась тереть глазки.

Когда через полчаса она крепко заснула, Эдвин взял Хилари за руку, вывел из детской, плотно закрыл за собой дверь и объявил:

– Сейчас мы отправимся в мой любимый ресторан. На сборы даю тебе полчаса!

Ресторан, в который они приехали поужинать, оказался небольшим уютным местечком во французском стиле. На столике в большом прозрачном бокале горела плавающая свеча. Играла приятная музыка.

– Тебе нравится дело, которым ты занимаешься? – неожиданно поинтересовалась Хилари, отпив глоток красного вина, поданного галантным официантом.

Глаза Эдвина оживленно заблестели.

– Я заразился любовью к своему предприятию от отца, причем, очень давно. Когда-то он был совсем другим человеком и буквально горел энтузиазмом. Пять лет назад он передал мне всю инициативу.

Эдвин с азартом принялся рассказывать о своей работе. Слушать его было увлекательно и интересно. Хилари с удивлением отмечала, что с каждой минутой узнает о человеке, которого любит на протяжении вот уже пяти лет, все больше и больше нового.

Что ж, думала она, наверное, мне не следует требовать от него того, что он не в состоянии дать. У нас и так много хорошего. Во-первых, чудесная дочка. Во-вторых, страсть друг к другу, которой можно только позавидовать. А еще, как выяснилось только сегодня, душевная близость…

Пусть он не любит меня. Ну и что? Все остальное, что я получу, когда выйду за него замуж, возможно, не менее ценно, чем любовь… Хотя… Кто знает?

– Я действительно хочу, чтобы ты стала моей женой, – сказал Эдвин, протягивая над столом ей свои руки. Его синие глаза возбужденно поблескивали.

Хилари почудилось, будто в них таится столько проникновенной нежности, столько невысказанного страстного чувства, что после одного такого взгляда просто глупо не верить, что тебя любят…

Это мне только кажется! – остановила она себя, но улыбнулась и тоже протянула ему руки.

Они приехали домой в десять вечера.

– У меня к тебе самое неожиданное предложение, – сказал Эдвин, заходя вместе с Хилари в квартиру.

– Еще одно предложение? – Глаза Хилари стали круглыми, как две монеты.

Эдвин тихо засмеялся.

– Только не пугайся. На этот раз, даже если ты захочешь ответить мне отказом, я не стану угрожать судом.

– Обещаешь? – Хилари оглядела его с ног до головы с шутливым недоверием. – Тогда признавайся, что у тебя за предложение.

– Давай снимем неудобные одежды, напялим на себя джинсы и футболки и пойдем гулять. Побродим по парку, например?

Как странно! – размышляла Хилари, шагая рядом с Эдвином по окутанному вечерней тьмой, разреженной огнями фонарей, парку. Порой такие банальные вещи как обычная прогулка могут таить в себе столько неподдающегося описанию волшебства, что дух захватывает.

26
{"b":"18259","o":1}