ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Очень интересно. Вы хотите, чтобы я делал только то, что вы мне прикажете.

Разве я не имею права на самостоятельность?

— Будешь иметь право, когда вырастаешь.

— Я не хочу расти.

— Почему?

— Мне кажется, что лучше навсегда остаться маленьким.

— Чтобы я больше не слышал от тебя таких слов!..

— Кажется, мы отошли от вопроса. Я хочу быть самостоятельным.

— Хочешь, но это невозможно. Герои думают и делают то, что им прикажет автор.

— Охоо!

— Что?

— Это нечестно.

— А убегать из дома честно?

— Вы знаете, чем меня уколоть. Сколько раз зарекался не спорить со взрослыми, но опять…

— Таким ты и должен быть.

— Раз так, обещаю вырасти, — со вздохом произнес Лисенок.

— Сейчас ты мне нравишься.

Автор взял Лисенка на руки, поднял его и поцеловал. Потом понес в свой домик.

Там он показал ему пишущую машинку, книги, много всяких интересных вещей, выброшенных морем на берег. Автор собирал их много лет. Потом он показал своему гостю увешанную портретами стену.

— Это они, — сказал автор.

— Значит, это они и есть, — удивился Лисенок. — А кто они?

— Большие…

— Они большие? А по ним не видно, что большие.

— Это самые большие писатели. Лисенок даже присвистнул. Значит, речь идет о писателях!

— Стало быть, это самые большие писатели?

— Для меня — самые большие.

— А для других — не самые большие?

— У каждого свои самые любимые писатели. Я люблю этих.

Автор снова подхватил Лисенка на руки, спустился с ним к морю, спустил на воду лодку.

— Куда мы отправляемся? — осведомился Лисенок.

— К заливу Знаменитого Ленивого Краба… Ты отправляешься в обратный путь.

— Надо подождать.

Автор запустил мотор и взялся за руль.

— А чего нам ждать? — спросил он.

— Надо подождать, пока высохнет краска.

— Опять хитришь?

— Вам придется снова красить лодку.

— Ничего, ради тебя можно покрасить ее и во второй раз!

— Только вас я не могу перехитрить, — с улыбкой сказал Лисенок и потерся мордочкой о нос автора.

Потом свернулся клубочком у него на коленях, испытывая странное удовольствие.

ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ПЕРВАЯ. ПОДОЖДИ, ЛИСЕНОК!

Автор и лодка быстро удалялись от берега, становились все меньше и меньше и наконец слились с водой, растворились в пространстве и времени, исчезли бесследно, как исчезают многие лодки и авторы. Лисенок махал им вслед до тех пор, пока не понял, что машет одним облакам. Он в последний раз взглянул на море и отправился к чудесному холму, поросшему чертополохом.

— Подожди, Лисенок! — услышал он знакомый голос.

— Кто меня зовет? — голос показался ему знакомым.

— Я!

— Кто ты и где ты?

— Здесь.

— Почему я тебя не вижу?

— Иди сюда и увидишь.

— Сам иди сюда!

— Мне лень.

— Кто ты?

— Знаменитый Ленивый Краб. Лисенок вернулся к морю. Знаменитый Ленивый Краб возлежал на скале.

— Извини меня, краб!

— Ничего, так нередко бывает. Ты встретился с более крупными обитателями моря, интересно провел с ними время, почему бы тебе не забыть о том, кто первым прочел тебе визитную карточку моря.

— Прости меня, краб… Мне нет оправдания. Знаю, что виноват перед тобой.

— Ничего, Лисенок.

— Прости меня.

— Ничего, ничего.

— Ты слышишь, что я тебе говорю, понимаешь, как тяготит меня моя вина?

— Ничего, ничего.

— Ото всего сердца прошу у тебя прощения.

— Такова жизнь, — с чувством произнес Знаменитый Ленивый Краб. — Крупные события и встречи затмевают мелкие.

— Прошу тебя, краб!.. Твои слова ранят меня прямо в сердце.

— Большие личности потому и большие, что помнят и важные, и не очень важные вещи.

— Оставь больших личностей. Ты разрываешь мне сердце!

— Люди и животные, — не успокаивался обиженный, — думают, что оставляют что-то после себя, а оставляют только воспоминания.

— Краб!..

— Все мы оставляем после себя только воспоминания, и плохо тому, кто вспоминает только важные вещи… Подожди, Лисенок, выслушай меня до конца!.. Дельфины — это нечто большое, а Знаменитый Ленивый Краб, каким бы знаменитым и ленивым он ни был, остается всего лишь маленьким, ни на что не способным крабом…

— Дорогой мой краб, ну зачем ты так! — со слезами в голосе воскликнул Лисенок.

— Но и этот Знаменитый Ленивый Краб коснулся твоей жизни, отнял у тебя крупицу времени и сказал тебе несколько слов.

— Ну зачем ты причиняешь мне боль?

— Почитай больших, но уважай и маленьких.

— Краб, краб!..

— Это очень важно для личности, если ты хочешь быть личностью. А так поступать, как поступил ты, нехорошо…

— Тебе очень нравится меня мучить?

— Это унизительно…

— Да, но тебе доставляет удовольствие мучить меня.

— Все ясно, — не унимался Знаменитый Ленивый Краб. — Где тебе помнить того, кто первым прочел тебе визитную карточку моря.

— Ты это уже говорил.

— Разве?

— Конечно!

— Неужели уже говорил? Извини, Лисенок.

— Ничего.

— Прошу тебя, извини меня!

— Ничего, ничего.

— Это так неприятно — повторять одно и то же! Я — глупое и ничтожное существо. Извини!..

— Я тебя уже простил.

— И чего я на тебя напал?

— Ничего, бывает.

— Но не должно случаться… Какого маху я дал… Теперь ты меня никогда не простишь.

— Ну, конечно же, я тебе прощаю, давно уже простил.

— Видишь, до чего я докатился? Вместо того, чтобы ТЫ передо мной извинялся и Я тебя прощал, Я сам извиняюсь перед тобой и ТЫ меня прощаешь!

— Перестань, — умоляюще произнес Лисенок. — Лучше убей меня…

— Опять я виноват, — в глазах у краба блестели слезы. — Ладно, прощай…

— Никакого «Прощай»!

— Почему?

— Я никуда отсюда не уйду, пока ты искренне не простишь меня. Я и в самом деле о тебе забыл. Слишком спешил домой…

Лисенок лег на скалу. Внизу плескались волны. Пена захлестывала камни, отступала и снова набегала. Шум моря, этот вечный, непрекращающийся шум, подействовал на маленького путешественника успокаивающе. Сейчас он жалел, что его морские приключения оказались такими бурными и быстротечными. Вместо того, чтобы полежать у воды, он влезал и вылезал из желудков разных синих акул.

— Набираешься ума-разума, да? — поинтересовался Знаменитый Ленивый Краб.

— Испытываю странное чувство…

— Испытывай, испытывай! Прошел целый час.

— Чувствуешь? — спросил Знаменитый Ленивый Краб.

— Чувствую, — ответил Лисенок.

— Чувствуй, чувствуй!

Прошел еще час. Запахло водорослями. Лисенок вздохнул. Краб зевнул и спросил непонятно о чем:

— Не так ли?..

— Именно так.

— Чувствуешь, как…

— И в самом деле… Надо больше времени отдавать созерцанию.

— Раз ты это понял, давай обнимемся на прощание. Они попытались обняться, но из этого ничего не получилось.

— Маленькое существо нельзя обнять, — грустно заметил краб.

— Большое дело! Важно, что мы поняли друг друга.

— И я хотел тебе сказать то же самое.

— Прощай, Знаменитый Ленивый Краб!

— Прощай, друг!

Море шумело у него за спиной, плескалось, шептало что-то… Потом его шум стал стихать…

Эпилог

Мокси лежал на склоне холма, спиной к чертополоху. Там лежал толстый Мокси, совсем не похожий на стройного подвижного осла, каким он был всего месяц тому назад. Когда Лисенок остановился возле него, обжора открыл левый глаз и снова закрыл его. Дул приятный ветерок, на небе не было ни облачка — самое удобное время для путешествий.

— Извините, — произнес Лисенок. — Я оставил здесь месяц назад осла по имени Мокси. Вы не знаете, что с ним стало?

Обжора открыл на этот раз правый глаз и опять сразу же закрыл его.

— Извините, вы не видели случайно здесь осла по имени Мокси?

— Это я.

— Что?

26
{"b":"1826","o":1}