ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Теперь мы можем идти?

— Увы! — вздохнул Мокси. — Я пойду своим скорбным путем, на котором нет ни одной звездочки, ни одной радости.

Осел снова остановился, принюхался.

— Знаешь что? — сказал он.

— Что?

— Мне кажется, что пахнет чертополохом.

— Мираж! — с горечью воскликнул Лисенок. — Обыкновенный мираж… Пошли за холм.

— Знаю, что мираж, — согласился Мокси. — Мне вечно попадаются несъедобные вещи.

Лисенок вскочил ему на спину, и они стали подниматься по склону. Солнце поднялось еще немного. И вдруг оба ахнули… Весь холм — округлый, обширный, прекрасный, был покрыт колючками. Огромными, сочными, аппетитными, со свежими крупными цветами, источающими сладковатый аромат. Даже Лисенку захотелось есть.

Мокси остановился и заревел от восторга. Еда была налицо, оставалось только наклониться и начать жевать.

— Жестокий мираж! — вскричал осел. — Скажи, кому я сделал зло, за что мне такое наказание?

— Может быть…

— Я никого не обидел…

— Может быть…

— Ни над кем не насмехался…

— Но, может быть…

— Что может быть?

— Может быть, это не мираж.

— Оставь, браток!.. Действительность не может быть столь прекрасной!

— Все же попробуй!

— Не смейся надо мной!

— Ешь, тебе говорят!

Мокси наклонился. Сочные стебли чертополоха захрустели у него на зубах. Он замахал хвостом и счастливо улыбнулся.

Лисенок понял, что сегодня ему не удастся вытащить отсюда своего друга. Он соскочил на землю. Осел не обращал на него ни малейшего внимания. Лисенок огляделся и стал подниматься на вершину холма. Ему не терпелось узнать, что же находится за ним.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ. РАЗНЫЕ ЖИВОТНЫЕ — РАЗНЫЕ ИДЕАЛЫ

Вы, конечно, давно догадались, что за чудесным холмом простиралось море. Лисенок увидел его сверху и издал длинное восторженное восклицание, достойное открывшейся картины. Море еще спало, тихое, как котенок. Вы, наверно, знаете, каким тихим и искрящимся может быть море? Смотришь на него, смотришь и невольно воскликнешь: «Какая же это красота! Все в нем радует глаз, все в нем исполнено гармонии, оно словно создано для того, чтобы украшать мир!»

Нечто в этом роде говорил себе и Лисенок. Но потом добавил: «И в самом деле много воды, больше чем в двадцати восьми потоках».

Он пошел сообщить Мокси, что они достигли цели путешествия. Осторожно подойдя к нему, он начал:

— Мокси, можешь представить, ты вот тут ешь, жуешь свой любимый чертополох…

Мокси, подними голову и послушай, что я тебе скажу!.. Я тебе говорю-Хочу спросить тебя, можешь себе представить, что наконец… Ты так долго спрашивал, когда же наконец… Слышишь, Мокси?.. Я хочу сказать, что наше путешествие наконец окончено… Цель достигнута!.. Нам не нужно идти дальше, потому что…

Догадываешься, почему?.. Море, море перед нами, Мокси! Черное море!.. Я ожидал, что увижу довольно черное море или хотя бы частично черное, а оно оказалось голубым, и мы возле него… Слышишь?.. Мокси, подними голову! Осел поднял голову и осведомился:

— Ты оставишь меня наконец в покое?

— Но ведь…

— Насколько…

— Но…

— Насколько я понял, мы дошли до моря!.. Рад за тебя. Поздравляю.

— Мокси…

— Но ты должен знать, что если бы мы и не дошли до него, я дальше не пошел бы.

Этот чудесный холм — мой осуществленный идеал. Всю жизнь я мечтал о таком холме, о таком чертополохе, этот холм даже превзошел мои ожидания… Здесь я могу жевать и реветь… Мой путь окончен. Я остаюсь здесь. И если ты когда-нибудь захочешь увидеть меня снова, ты найдешь меня здесь. Понял?

— Неужели ты даже не взглянешь на море?

— Нет.

— Но ведь мы отправились к морю, потому что оба мечтали о нем?

— Я тебе уже сказал — захочешь увидеть своего верного друга, найдешь его на этом чудесном холме… Мне больше нечего сказать. У тебя есть вопросы?

— Нет… Но все же… я удивлен.

— Удивлен? Чем?

— Удивлен, что у тебя такие низменные идеалы. Разве это идеал — наесться?

— Что значит наесться? Я не собираюсь только наесться… Я стану есть непрерывно. И утром, и в обед, и вечером. Даже во сне. Я буду есть все время.

— Я разочарован, Мокси. Это не идеал.

— Не забывай, что я осел. У каждого животного свои идеалы. Я осел и не могу стать конем. Не сердись, давай расстанемся друзьями. Моя цель — этот чудесный холм, твоя — море. Ступай к морю, порезвись там, найди своего автора, побеседуй с ним. Что касается возвращения, то я довезу тебя до Тихого леса и снова сюда вернусь. Здесь я и умру, понял?

— Почти. Постараюсь тебя понять… Чао! Лисенок стал удаляться, пятясь задом и не отрывая взгляда от своего друга, но тот не смотрел в его сторону. Осел слишком долго разговаривал с ним и теперь наверстывал упущенное, уминая колючки за обе щеки. Тогда Лисенок повернулся лицом к вершине холма. Поднявшись наверх, он снова посмотрел на море. Сейчас оно было другого цвета. Спускаясь к морю, холм распадался на большие и маленькие скалы. Они врезались в воду и образовали несколько заливчиков и два песчаных пляжа. Лисенок спустился вниз и ступил на песок. Его внимание привлекла табличка с какой-то надписью. Он остановился возле нее. Что на ней написано? Наверно, что-то важное. Кто это написал? Лисенок в сотый раз позавидовал тем, кто умеют читать. Что он мог сделать? Он повертелся около таблички, обошел ее, понюхал, даже лизнул…

— Эй! — крикнул Лисенок. И так как ему никто не ответил, снова крикнул:

— Эээй!

— В чем дело? — послышалось откуда-то.

— Ни в чем, я просто так, — испуганно ответил Лисенок и вскарабкался на скалу.

Он осмотрелся, прислушался. Прозрачная вода плескалась между камнями. Сквозь нее были видны песчинки на дне.

— Ээээй! — в третий раз крикнул Лисенок.

— Чтоооо?

Лисенок забрался еще выше, чтобы можно было в случае опасности убежать.

— Эээээээй! — крикнул он в четвертый раз.

— Что-нибудь случилось?

— Нет. Просто я люблю кричать.

— А кто ты?

— А ты кто?

— Я — Знаменитый Ленивый Краб.

— А почему я тебя не вижу?

— Спустись и увидишь.

— А почему ТЫ не поднимешься ко мне?

— Потому что я ленивый и к тому же хорошо тебя вижу.

— А как мне тебя увидеть?

— Спустись к воде.

Лисенок спустился пониже и оглядел полоску песка.

— Я между камнями, — подсказал Знаменитый Ленивый Краб.

— Вижу! Значит, вы и есть Знаменитый Ленивый Краб?

— Да. А ты кто?

— Я Лисенок.

— Только Лисенок?

— А… Нет… Меня называют еще Прославленным Лисенком.

— Не слышал. Чем ты прославился?

— Слишком долго рассказывать.

— Тогда не начинай. В последнее время я очень занят. Просто не знаю, где найти свободное время. Ты не слышал, чтобы кто-нибудь предлагал его?

— Нет. Мне оно тоже нужно. Будь у меня побольше свободного времени, я бы прочитал, что написано на табличке.

— Ничего интересного. Прочитать тебе надпись?

— Можно.

Знаменитый Ленивый Краб выбрался на сухую часть камня и произнес:

— Это визитная карточка моря… Смотри, что на ней написано.

— Мне некогда смотреть.

— А слушать есть время?

— На это у меня время всегда найдется.

— Здесь написано:

ЧЕРНОЕ МОРЕ Одно из самых пресноводных в мире. Приятно для купания. Не щиплет глаза. В нем не водятся акулы-людоеды.

Меридианы ь28-42.

Параллели ь40-46.

— Теперь понял, что написано на табличке?

Лисенок ничего не ответил. Он думал о том, что если идеал Мокси величиной с холм, то его идеал по крайней мере в тридцать два раза шире.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ. ЗНАМЕНИТЫЙ ЛЕНИВЫЙ КРАБ, СТАВРИДА, СЕРЕБРЯНАЯ КЕФАЛЬ И ТОСКА

У Знаменитого Ленивого Краба было восемь ног и две огромные клешни, между которыми торчали длинные усы, при этом левый ус был на три сантиметра короче правого. Знаменитый Ленивый Краб любил рассказывать историю о героической битве, во время которой он потерял часть своей левой антенны. Но злые языки поговаривали, что все дело в его чрезмерном любопытстве и привычке совать свои усы, куда не надо. Морские обитатели рассказывали друг другу шепотом, что однажды краб засунул свой ус в раскрытую раковину, чтобы проверить нет ли там жемчужины, а раковина захлопнулась. Рассказывают также, что жемчужница до сих пор показывает трехсантиметровый обрубок уса, который она хранит, как память…

9
{"b":"1826","o":1}