ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Это он, конечно, преувеличивает. Она знает свои недостатки: маленькая грудь, узкие бедра, ноги, пожалуй, чуть великоватые для ее роста… Обычные ноги, не особенно длинные, крепенькие, но недостаточно красивые, чтобы привлечь внимание.

— Я не могу!

— Предпочитаешь спать сегодня ночью в одиночестве?

— Нет!

— Хорошо… — протянул удовлетворенный Анхел, сияющими глазами изучая ее вспыхнувшее от смущения лицо. — Я пошутил. У тебя нет шанса остаться одной в этой кровати.

Эмилия свела брови.

— Нет?..

Он поднял ее на руки и понес к кровати. Скинув туфли и перебравшись на постель, Эмилия сразу скользнула под покрывало.

— Ай-яй-яй… — укоризненно произнес Анхел, взялся за покрывало длинными пальцами с другого конца и стянул его в изножье постели. — Что-то вроде атавистического страха, правда? Но легкая стыдливость мне даже нравится, дорогая.

Еще бы, оставил на ней только лифчик и трусики! Эмилия сидела на кровати, сжав колени, обхватив себя руками, и мучилась отчаянно, пытаясь сказать что-нибудь остроумное.

— Я… я, ну, в общем…

— Помолчи, — с умиленным изумлением прервал ее Анхел, — может, тебе и не нравится твое тело, но я его люблю!

Она смотрела на его потрясающе красивое лицо, испытывая сладостное чувство, от которого таяла душа. Большого значения его словам она не придавала, но поверила, что он действительно хочет ее. Впрочем, в ней самой пульсировало физическое отражение его желания. Прикрыв ресницами глаза, она следила, как он снимает рубашку, и снова ее заворожила притягательная мужская красота его тела. В отличие от нее он не страдал комплексами, она восхищалась его всегдашней уверенностью в себе. Он расстегнул шорты и продемонстрировал гладкий упругий плоский живот с шелковистыми черными завитками волос. Вид возбужденного мужского члена, прикрытого плавками, вызвал у нее спазм внизу живота, но она продолжала с острым интересом разглядывать его фигуру. В ней пробудился живой интерес к процессу раздевания Анхела, но она очень боялась, что он может заметить ее любопытство. К тому моменту, когда Анхел остался в одних плавках, у нее горело лицо от смущения, ведь она видела, как он возбужден! Но самое ужасное, что и она была в таком же состоянии! Эмилия ткнулась лицом в колени, чтобы не видеть, как Анхел приближается к ней. По движению матраса она догадалась, что он лег, но продолжала молчать и прятать лицо.

— Ты просто обманщица, — ласково сказал Анхел.

Он потянулся к ней и легко опрокинул на подушки.

— Почему? — выпалила Эмилия. Мускулистое бедро Анхела скользнуло у нее между ног и всей тяжестью придавило ее. Он обвел пальцем ее припухшую нижнюю губу.

— Потому что ты подсматривала за мной. Эмилия покраснела, во рту пересохло.

— Надеюсь, тебе понравилось то, что ты увидела?

— Нет!..

— Нет?! — с наигранным возмущением переспросил Анхел.

— Я хочу сказать, да, но…

— Не хочу слышать твое «но».

И Анхел приник к ее губам, чтобы снова разжечь огонь у нее в крови. От его коротких, но сокрушительных поцелуев содрогалось ее тело, и она извивалась под ним. Ее нарастающее желание требовало большего.

— Скажи, что хочешь меня, — попросил Анхел хрипло.

— Что? — откликнулась она, почти не соображая. Пальцы ее цеплялись за его мощные плечи, и она ничего не могла с собой поделать.

— Я хочу услышать от тебя эти слова…

Он скользнул вниз по ее телу, незаметно для Эмилии сняв с нее лифчик.

— Анхел! — испуганно воскликнула она.

— Дорогая, не надо переживать из-за таких пустяков…

Он помешал ей прикрыться, удержав ее руки.

— Ты прекрасна… Ты потрясающе прекрасна, и мне необходимо смотреть на тебя так же, как тебе нравится смотреть на меня, — заявил он, уравняв их в правах.

Эмилия дрожала, в ужасе взирая на свою беломраморную грудь с бесстыдно торчащими розовыми сосками. Затем обнаружила, что и Анхел с видом голодного тигра рассматривает то же самое, и растерялась. Он уже не держал ее за руки, но она без особого труда подавила в себе желание спрятаться и теперь смотрела на него как зачарованная. Под его взглядом, сжигавшим ее, она слегка прогнулась и приподняла бедра. Дрожащими руками Анхел взял в ладони ее груди, склонил голову и лизнул набухший сосок. Левый, потом правый. Тело ее содрогалось в ответ, посылая в глубину лона сигналы сладострастия.

— Я хочу тебя! — простонала Эмилия, безвольно отдаваясь во власть сексуального голода.

От его торжествующей улыбки сердце ее перевернулось, любовь к нему захватила ее как поток раскаленной лавы.

— Теперь ты полностью принадлежишь мне, — задыхаясь произнес Анхел. — Моя единственная!

Их поцелуй был взрывом страсти, потому что оба в равной степени жаждали его. Руки его гладили ей грудь, а она. зарывшись пальцами ему в волосы, не могла насытиться поцелуями. Тело ее тянулось к его телу, направляемое внутренней силой.

— Пожалуйста…

Эмилия задыхалась, но, едва оторвав губы, чтобы глотнуть воздуха, снова жадно искала его рот.

— Ты сильно изменилась, — произнес он.

Дыхание его было неровным, нетерпеливыми руками он провел по ее трепещущему телу, чуть приподняв ее бедра, чтобы снять последнюю преграду.

Впервые она так остро ощущала свою наготу, и льющийся в окна дневной свет был тут ни при чем. Теперь она горела не от стыда, а от предвкушения эротических наслаждений. Они одновременно снова потянулись друг к другу, он повалил ее на подушки и принялся дразнить груди губами и языком. Такая ласка была для нее откровением, и она обезумела от желания.

— Никогда не надеялся увидеть тебя такой… — задыхался от восторга Анхел. — Эмилия… Эмилия… — со стоном произносил он, и каждый стон отзывался в ней сладкой дрожью.

Ее жаркое тело пребывало в постоянном движении, внутренняя лихорадка, доселе неведомая ей, целиком и полностью овладела ею. Анхел уверенной рукой нашел ее влажную пульсирующую сердцевину, и она громко вскрикнула от невыносимого наслаждения. Упиваясь ее реакцией, он погрузился блестящими черными глазами в зеленую глубину ее глаз. Последние робкие попытки Эмилии сдержать разгул собственной плоти потерпели неудачу, тем больше ее поражала выдержка Анхела.

— Я… я не могу справиться… с этим. — Она сама толком не понимала, что хочет сказать, но он понял ее. Она вся была во власти страсти, его искусство возбуждать покорило ее, и она с нетерпением ждала продолжения, чтобы избавиться от мучительной болезненной пустоты. — Пожалуйста… — взмолилась она.

Анхел стремительно накрыл ее своим телом и, подхватив руками округлые бедра, вошел в ее алчущую плоть, заставив ее гортанно застонать и вздрогнуть всем телом. Слияние их тел было настолько полным, что давало ей неведомое раньше наслаждение. Сердца их бились как одно, пока он вел ее к высотам, о которых она и не подозревала. Задержаться на пике экстаза было невозможно, внутреннее напряжение взорвалось, и она зарыдала от упоительного облегчения, плавно переходящего в состояние свободного падения.

Широко распахнутые потрясенные глаза Эмилии были полны слез. Она и вообразить не могла, что возможно такое наслаждение. Анхел лег на бок, прижал ее к своему влажному горячему телу, потом поцеловал и отодвинул от себя, пытаясь на ее лице прочитать ответ на мучивший его вопрос. А получив его, грустно улыбнулся.

— Ты и вправду не понимала, чего лишала себя тогда, — заключил он.

— Ты хочешь сказать, что так было бы всегда?

Она внутренне ахнула, осознав, что было ею принесено в жертву природной застенчивости.

— Я даже подумывал подлить алкоголя в твой апельсиновый сок, чтобы ты расслабилась в постели, но понимал, что ты мне этого никогда не простишь.

Анхел провел ладонью по ее щеке.

— Ты была просто зажатой, у тебя была чертова уйма предрассудков. Ты ранила мое мужское самолюбие в самом главном: единственная женщина, которую я не мог удовлетворить, оказалась моей женой.

— Что ты, я была абсолютно счастлива… ну… ты понимаешь, — промямлила она, а сама подумала, откуда ей было знать, что может быть по-другому, если до сегодняшнего дня ничего подобного не испытывала.

19
{"b":"18260","o":1}