ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Эмилия преодолела последние ступени и теперь стояла перед ним на площадке, не пряча глаз, в которых застыли потрясение и боль.

— Сколько же всего ты скрывал от меня тогда, больше пяти лет назад… Я не подозревала, что ты ненавидишь Майкла. Даже не представляю, что мне теперь делать. — Горло ее сдавил спазм от подступивших слез. Она отвернулась. — Ну что ж, тогда все кончено, не правда ли? Мне нечего тебе больше предъявить в качестве доказательства своей невиновности!

Но стоило ей двинуться по коридору к своей спальне, как сильная жесткая рука внезапно схватила ее за предплечье и заставила остановиться. Анхел повернул ее к себе и увидел застывшее, мокрое от слез лицо.

— Что значит — все кончено?

Эмилия сбросила его руку. Она по-прежнему дрожала всем телом, тошнота усилилась, но, с вызовом вздернув подбородок, она сказала:

— А сам ты как думаешь?

На Анхела было страшно смотреть, такое свирепое выражение появилось на его лице. Он яростно прорычал:

— Тебе не удастся так просто бросить меня!

Смущенная таким категорическим заявлением, Эмилия заморгала глазами. По ее убеждению, это он был готов уехать и бросить ее.

— Но как же…

— Ты говоришь мне правду, и я попытаюсь все забыть. — Каждое слово Анхел с трудом выдавливал из себя сквозь сжатые зубы, словно они причиняли ему боль.

Эмилия ошарашенно смотрела на него широко открытыми глазами.

— Правду, — подчеркнул Анхел.

— Но ты все равно не поверишь мне.

— Возможно, ты и вправду не спала с ним в буквальном смысле… Возможно, я смогу поверить этому. — Он так и не понял, что она сказала.

Эмилия внимательно смотрела на него, склонив набок отяжелевшую голову и стараясь унять мучившую ее тошноту.

— В действительности ты и сам не знаешь, чему верить, так? — Огромная усталость наваливалась на нее. — Тогда мне остается только закончить свой рассказ. В Нью-Йорке мы поговорили с Синтией. Она уже была определенным образом настроена и сказала, что в порядке самозащиты будет лгать. Что же касается Майкла, то он готов подтвердить правду за деньги.

Не понимая, о чем она говорит, Майкл нахмурился.

— За деньги?

— Он сказал, что переметнется на сторону Синтии и солжет, если я не заплачу ему, — слабым голосом договорила она. — Анхел, Майкл шантажирует меня.

Рванув на себя дверь, Эмилия влетела в спальню. Одного взгляда на искаженное яростью лицо Анхела ей хватило, чтобы захлопнуть дверь у него перед носом. Выдержать это она уже не могла, но, сделав последнее признание, почувствовала облегчение. Наконец-то она рассказала ему всю правду. И лишь спустя несколько минут до нее дошло, что лучше было промолчать о шантаже. Теперь Анхел окончательно убедился в ее измене.

Эмилия прислушалась. За дверью стояла тишина. Анхел не последовал за ней в спальню. По-прежнему тошнило и кружилась голова. Видимо, от всех этих потрясений, решила Эмилия. Она бросилась на постель и выплакалась.

Глаза у нее распухли, ей было невыносимо жарко и одолевала слабость. Стянув с себя помятое платье, она забралась в постель. Что же ей делать дальше, мрачно размышляла она. Можно только порадоваться, что Анхел дорожит их союзом и готов, по его словам, забыть о ее мнимой измене. Из этого следует, что она плохо разбиралась в неуловимом характере мужчины, за которого вышла замуж. Представить только, Анхел, ревнующий к Майклу… Выходит, Анхел не смог до конца поверить, что она полюбила его… Но почему?

Пытаясь разобраться в загадочном характере мужа и не поддаться настоятельной потребности отправиться по замку в поисках Анхела, Эмилия все глубже погружалась в туманное забытье и не заметила, как заснула. Когда она снова открыла глаза, в комнате горел приглушенный свет. Пошевелив головой, она с облегчением констатировала, что избавилась от тошноты. Повернулась на другой бок и замерла. Совсем рядом, в кресле у кровати, сидел развалившись Анхел. Одежда на нем была в беспорядке, черные волосы взлохмачены, подбородок с вечера не выбрит и отливает синевой черная щетина. В руках он держал бокал с бренди и пристально рассматривал ее.

— Что? — нервно спросила Эмилия. Анхел тяжело вздохнул и приподнялся в кресле, расправив широкие плечи.

— Хочу услышать, как Майкл тебя шантажирует, — признался он.

— Я… я отдала ему деньги… — сказала Эмилия, бледнея от волнения.

Все, передышка закончилась! Анхел подобрался, словно лев перед прыжком, запредельное нежелание верить своим ушам отразилось на его лице.

— Ты отдала… Как ты…

Эмилия села в постели, прижимая к себе простыню.

— Он угрожал, что в противном случае поддержит версию Синтии. Что мне оставалось? Как бы ты воспринял все это в первые же дни после возвращения домой? Мне нужно было спокойно побыть с тобой какое-то время… Я не хотела сразу все испортить…

— Ты хоть понимаешь, что каждое твое слово все больше свидетельствует против тебя? — прервал ее Анхел.

— Но я говорю правду, — настаивала Эмилия. — Я испугалась того, что может натворить Майкл, если сговорится с Синтией, поэтому я отдала Майклу все деньги со своего счета в банке, когда он их потребовал…

С изумленным видом Анхел тяжело опустился на край постели.

— Вот так просто отдала ему… И сколько же? — внезапно как-то по-деловому спросил он.

Нервно кусая губы, Эмилия молчала, но сдалась и назвала сумму.

— Я подумала, что наше семейное счастье стоит дороже, — пробормотала она.

— Крайне оригинальное оправдание своего поведения, — процедил Анхел, с трудом сдерживая ярость. — Уитни потребовал у тебя деньги в тот день, когда ты улетала в Испанию?

Эмилия кивнула и нервно сглотнула.

— Подлый ублюдок! — вырвалось у Анхела.

— Прости… Прости меня за весь этот кошмар! — с трудом выговорила Эмилия и, разрыдавшись, уткнулась в подушку.

— Утешайся мыслью, что к тому времени, когда я разделаюсь кое с кем, им будет куда хуже, — мрачно пообещал ей Анхел и принялся выспрашивать у нее информацию, относящуюся к Майклу. Не на все вопросы Эмилия могла ответить. Она знала номер его мобильного телефона, но не знала адреса, где он теперь живет, не имела понятия, где расположена ферма компании, на которой, как она поняла, работает Майкл.

Она услышала, как Анхел встал, и подняла голову.

— Я никогда не спала с Майклом! — поклялась она. — Даже представить себя не могла ни с кем, кроме тебя.

— Говоришь ты убедительно, моя дорогая, вот только эпизод с водкой в первый день моего возвращения, как это ни печально, свидетельствует против тебя, — глухо произнес он. — Это выглядит как попытка заглушить в себе чувство вины.

Эмилия смотрела на него покрасневшими от слез глазами, и в ней начал нарастать гнев возмущения и обиды.

— Хорошо, можешь продолжать так думать. Надо же тебе как-то обосновать свое убеждение в моей виновности. Откровенно говоря, думаю, с меня достаточно страданий из-за того, чего я не совершала!

В наступившем молчании Анхел снял рубашку. Она откинулась на подушки, плакать ей уже не хотелось.

— Что ты намерен делать?

Расстегивая молнию на брюках, Анхел косо посмотрел на нее.

— Собираюсь лечь в постель…

— Ты не ляжешь со мной в постель! — гневно заявила Эмилия. — Ты не веришь мне… Так что можешь идти спать где-нибудь еще!

Неторопливо сняв с себя последнюю одежду, Анхел направился через всю комнату к кровати.

— Ладно, можешь спать здесь, — поспешила отказаться от своих гневных претензий Эмилия, с дрожью вспомнив, какая пропасть возникла между ними в эпоху раздельных спален.

— Благодарю, — проурчал Анхел.

— Ты не подумываешь о разводе, а? — вырвалось у нее, как только погас свет, и она тут же сжалась в комок, смущенная несдержанностью своего языка.

— Пока нет, — спокойно ответил Анхел. — Но, думаю, жизнь твоя превратится в ад, пока я не справлюсь с этой проблемой.

— Это угроза?

— Предупреждение.

Снова подступили слезы и закапали из глаз. Он не верит ей, он никогда не поверит, что она не предавала его с Майклом.

26
{"b":"18260","o":1}