ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Удивительно долгий для тебя срок! Он добродушно засмеялся.

– Когда она узнала, что я младше, я перестал для нее существовать.

Поджатые губы молодой женщины невольно дрогнули: зачем она всю ночь лежала без сна, предаваясь тягостным раздумьям? Разве Зак обещал любить ее? Он сказал, что постарается сделать ее счастливой, и он сделал. Но глупо, очень глупо воображать, что раз она полюбила Зака, то и он тоже сможет полюбить ее…

Итак, она действительно напоминает ему Кетрин… Но хорошо известен факт, что людей часто привлекает один и тот же физический тип. И почему она усмотрела в этом что-то зазорное?

Кетрин исчезла из жизни Зака тринадцать лет назад, разлюбила его, бросила! Она скорее должна быть для него дурным, а вовсе не приятным воспоминанием.

Час спустя Эва стояла в той самой спальне, где почти два месяца назад проснулась в окружении цветочных корзин. Она вспомнила, какой ужас охватил ее тем утром. Теперь же ей казалось, что это произошло не с ней, а с кем-то другим… Да, она изменилась. В высоком зеркале Эва увидела женщину в элегантном платье – богатую, неприступную, с гордо поднятой головой. Но все же перемена больше коснулась ее внешнего облика и манеры держаться. Когда она оставалась наедине с мужем, то снова становилась сама собой.

Может, настало время рассеять его подозрения по поводу Троя? Если бы он только не видел ее в таком угнетенном состоянии в тот день! Но Зак видел и вообразил чересчур много лишнего. Неудивительно, что он до сих пор считает, что она любит Троя! А она палец о палец не ударила, чтобы его разубедить. Эва невесело улыбнулась. Нет, она не винит его в том, что он напустился на нее вчера. Им необходимо поговорить и выяснить отношения…

Дом стоял в лесах, и, судя по царившему повсюду оживлению и шуму, ремонт шел полным ходом. К счастью, никаких неразрешимых проблем в ходе реконструкции не возникло, и архитектор считал, что все задуманное удастся выполнить. Но когда основной этап будет завершен, останется еще миллион проблем, включая внутреннюю отделку комнат, меблировку. От обилия предстоящих забот у Эвы кружилась голова, но тем не менее она не могла дождаться, когда сможет заняться всеми этими увлекательными проблемами.

Она мечтательно бродила по кухне, когда в дверь просунул голову один из рабочих.

– Миссис Сфаэлос! Там вас спрашивает какая-то женщина.

Деспина! Эва на мгновение удивленно замешкалась, потом с улыбкой шагнула вперед.

– Я и не знала, что ты до сих пор в Новом Орлеане!

– Когда я закончила делать покупки, обошла все галереи и повидалась со старыми друзьями, то обнаружила, что мои недельные каникулы перевалили за две недели, – бодро произнесла сестра Зака. – Я заехала к брату на работу, а когда он сказал, что ты здесь, решила к тебе присоединиться… Ты не против?

– Наоборот, я очень рада компании.

– Я просто умирала от нетерпения увидеть Хевелинг и, знаешь, даже сначала глазам своим не поверила. Какой чудный старинный дом, необычайно живописный!

Деспина то и дело восхищенно ахала, пока они осматривали комнаты.

– Когда папа сказал нам, что Зак купил развалюху, мы все хохотали, потому что брат, как никто другой, ценит удобства цивилизации. Он в этом смысле слишком… привередлив. Грязь, пыль, беспорядок могут свести его с ума… Но какова сила любви! Он закрыл глаза на все несовершенства ради тебя!

– Зак хорошо знает, что мне нравится. – В Эвиных глазах блеснула откровенная радость. Заку вовсе не было необходимости прельщать ее Хевелингом и пачкать свои ботинки в его пыли в тот день, когда он сделал ей предложение. Она и так вышла бы за него замуж! Наверное, пора сказать ему об этом… – Но он вряд ли недооценивал все трудности. Вилла под Салониками тоже требует постоянного ремонта.

– Там другое. Для Зака вилла-дом его детства. Он чаще всего останавливается там. Папа сейчас редко наведывается в Грецию, – рассказывала Деспина, пока они обходили первый этаж, постукивая каблучками по каменному полу. – Он старается не бывать там с тех пор, как там умерла мать Зака.

– Он очень любил ее?

Деспина неопределенно пожала плечами.

– Говорит, что да, но они прожили вместе только три года. Я, наверное, очень цинична. С каждой очередной женой, кроме Маргарет, он заводил ребенка, а потом увлекался какой-нибудь красоткой и разводился. Я считаю, он просто очень любит женщин, но ему самому нравится думать о себе как об образцовом отце семейства.

– Все его дети, кажется, дружат между собой?

– Это заслуга Зака. Пока мы росли, он следил, чтобы мы чаще общались… но у него самого детство было очень трудное. К пятнадцати годам сменились три его мачехи, однако ни одна из них не стремилась стать ему матерью. – Деспина поморщилась. – К несчастью для Зака, он всегда оставался папиным любимцем. И каждая новая жена, чувствуя шаткость своего положения, считала, что ее ребенка обделяют в пользу первенца.

– Может быть, потому его и потянуло к женщине старше его, – неожиданно для себя задумчивого пробормотала Эва.

– Полагаешь, он разглядел в ней что-то материнское? – Деспина сдержанно рассмеялась и покачала головой. – Не думаю. Это Кетрин искала у Зака поддержки, льнула к нему. Из них двоих у него был более сильный характер, да и выглядел он всегда старше своих лет.

– Что она из себя представляла?

– Как друга семьи мы все ее любили… до тех пор, пока она не сошлась с Заком. – Девушка поджала губы. – Все знали, что ее брак неудачен. Ее муж не отличался верностью, а она не могла иметь детей. Думаю, Кетрин была ужасно несчастна, но никогда не жаловалась. Она много занималась благотворительностью, о ее добрых делах говорили повсюду.

– По твоим словам, она просто святая.

– Многие видели ее именно в таком свете, так что представляешь, какой разразился скандал, когда открылось, что она и Зак… – Ее глаза стали печальными. – С Заком Кетрин стала совсем другим человеком. Она вся светилась! Все очень удивились, когда она ушла от Зака – уже после того, как муж развелся с ней, но… честно говоря, и вздохнули с облегчением.

– Но почему? Из-за разницы в возрасте?

Деспина медлила с ответом.

– Пожалуйста, не обижайся… Но мне неловко говорить о ней. В любом случае я только могу повторить сплетни и собственные детские впечатления… вряд ли очень объективные. Зак никогда не говорил с нами о Кетрин.

Эва досадливо поморщилась.

– Извини, я не могла сдержать любопытства.

– Почему? – прямо спросила ее собеседница. – Зачем тебе думать о ней? Это случилось так давно; всего лишь мимолетный эпизод, о котором все поспешили забыть.

Если Деспина права, то ее опасения выглядят чистой воды истерикой.

– А ты хорошо влияешь на брата, Эва! Я сегодня нашла, что он изменился к лучшему. Он показался мне более спокойным, не таким сухим и нервным, как раньше. Тебе не понять, какое ты сотворила чудо. Никто из нас не ждал, что Зак женится. Если бы ты выросла, как мы, с разведенными матерями, тебе трудно было бы поверить в брак.

Но и Зак не верит в брак. О да, он проявил немалую настойчивость, чтобы заполучить ее. Однако для Зака этот брак был всего лишь экспериментом, а Хевелинг – опытной площадкой по созданию семьи. И он вовсе не удивится, если эксперимент провалится, и не замедлит обрубить концы, если их отношения не будут складываться достаточно гладко.

При этой мысли Эва подавила невольную дрожь.

Когда Зак вошел в гостиную своего городского особняка, было уже за полночь. Он увидел Эву, сидевшую в уголке дивана в окружении разбросанных журналов.

– Я думал, ты давно в постели. Ты дожидалась меня?

Эва не смогла сдержать улыбку.

– Зак, ты же сам предложил мне отдохнуть днем. Или я не правильно истолковала смысл задания?

Его высокие скулы слегка порозовели, но он тут же рассмеялся:

– Я и не знал, что меня видно насквозь.

– Как правило, тебя и не видно… – успокоила его Эва, всматриваясь в оживленное лицо мужа. – Хочешь чего-нибудь поесть?

27
{"b":"18262","o":1}