ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Пустошь. Возвращение
Чужое тело
Шоколадные деньги
Перстень Ивана Грозного
Жестокая красотка
Разреши себе скучать. Неожиданный источник продуктивности и новых идей
Моя девушка уехала в Барселону, и все, что от нее осталось, – этот дурацкий рассказ (сборник)
Энцо Феррари. Биография
Пепел и сталь
A
A

Кимберли охватил гнев. Артур тоже виноват в том, что она нарушила свои принципы. Оглядываясь назад, Кимберли не могла понять поведения Артура, и она подумала, что не успокоится, пока не встретится с ним лицом к лицу.

Не привыкшая откладывать дела в долгий ящик, Кимберли поднялась на этаж, где находились кабинеты руководства компании. Подойдя к нужной двери, Кимберли постучала и, не дожидаясь приглашения, сразу вошла.

Застигнутый врасплох неожиданным вторжением, Артур резко поднял голову от бумаг, разложенных на столе. Его взгляд остановился на стройной женщине в черном брючном костюме, с большими яркими глазами и не накрашенными губами, которые тем не менее манили к себе, как сочная вишня.

Артур улыбнулся, радуясь, что Кэсси пришла к нему. Он, правда, удивился, что она надела костюм, который был ей велик по крайней мере на размер.

Именно его улыбка сделала первую трещину в хрупком самообладании Кимберли. То, что Артур мог улыбаться, когда ее сердце разрывалось от боли, было для нее невыносимо. Но эта улыбка была также ловушкой, потому что она излучала неотразимое обаяние. Кимберли смотрела на Артура, и воспоминания о том, что произошло между ней и этим мужчиной, потихоньку растопили ее гнев. Кимберли почувствовала себя подростком, благоговеющим перед кумиром.

С легкой грацией ягуара Артур встал из-за стола и протянул ей руку.

– Кэсси…

Это имя вывело Кимберли из приятного транса.

– Правильнее – Ким. А точнее – Кимберли Дорсет, – сказала она неестественно высоким голосом. – Артур, как ты мог так обмануть меня?!

Его глаза сузились.

– Я ни разу не обманул тебя.

– Но ты знал, что я даже не догадывалась, что ты Артур Мартинес! Если ты был не готов назвать мне твое настоящее имя, тебе надо было оставить меня в покое.

– Но ты сама не хотела этого, моя дорогая, – как можно мягче ответил Артур.

Его удивляло, что она делает проблему из того, что любую другую женщину привело бы в восторг. Он не просто служащий, работающий с девяти до пяти, а владелец целой корпорации. Его успехи в бизнесе выражаются цифрами со многими нулями. Он до неприличия богат, имеет личный самолет и несколько роскошных вилл. Что ее не устраивает? И как она может обвинять его во лжи, когда он тщательно следил за тем, чтобы не сказать ей ни одного неправдивого слова?

Кимберли высоко подняла голову и сказала:

– Ты мой самый главный босс, и я должна была знать об этом.

– Ты раздуваешь из мухи слона! – воскликнул Артур, начиная терять терпение.

– Из мухи слона?! – Кимберли задохнулась от возмущения.

– Дорогая, между нами говоря, после вчерашней ночи кто я и что я не должно иметь никакого значения, – сказал Артур и снова протянул к ней руку.

Кимберли обожгла его сердитым, осуждающим взглядом.

– Ты даже хуже, чем я думала…

– Что ты имеешь в виду?

Кимберли почувствовала, как от ярости и разочарования на ее глаза снова наворачиваются слезы. Она ошиблась в Артуре, приняла не за того, кто он есть в действительности.

– Я бы никогда не провела с тобой ночь, если бы знала, что являюсь служащей одной из твоих компаний, – отчеканила она, взяв себя в руки. – У тебя что, привычка спать со своими подчиненными?

– Бог мой… – Щеки Артура окрасил едва заметный румянец. Его полыхнувшие огнем глаза готовы были испепелить ее за такой вопрос. – У меня никогда не было интимных отношений ни с одной сотрудницей моей корпорации, ты первая!

– Хотелось бы верить в это, но не могу. Ты понятия не имеешь, что существуют определенные правила поведения, которые порядочный работодатель должен неукоснительно соблюдать.

– Я принимаю твой гнев, но не оскорбление, – ледяным тоном произнес Артур.

Кимберли крепко сжала кулаки, чтобы унять нервную дрожь.

– Ты даже не стыдишься того, что сделал! – продолжала она обвинять Артура, несмотря на сверкающий в глубине его темно-синих глаз предупреждающий огонек.

Артур пристально посмотрел на нее.

– Если ты спрашиваешь, сожалею ли я о том, что провел с тобой ночь, – нет, не сожалению, потому что мне было очень хорошо. Я не считаю нашу встречу ошибкой. И, на мой взгляд, наши отношения никак не связаны с тем, что я являюсь твоим работодателем. У меня много различных компаний, в которых работают тысячи людей, поэтому мое пребывание в «Скайлайт» будет непродолжительным. Встречаясь со мной, ты ничего не теряешь и не приобретаешь.

– Ты так считаешь? – От обиды голос Кимберли прозвучал на октаву выше. – Если бы кто-то из моих коллег узнал меня вчера вечером, я бы не смогла смотреть людям в глаза! Меня утешает лишь то, что этого не произошло и никто не знает, какого дурака я сваляла!

Артур взял ее за руку. Он не понимал, как люди, работавшие рядом с ней, могли не узнать ее, поэтому решил, что Кимберли обманывается на этот счет. К тому же обвинений он уже достаточно наслушался, так что самое время успокоить Кимберли.

– Между нами все было не так, как тебе представляется, – мягко сказал Артур. – Почему ты хочешь перевернуть все с ног на голову? Встретились мужчина и женщина, между ними сразу возникло сильное влечение…

– Все не так просто…

– Да, дорогая, если тебе хочется так думать об этом.

Болезненно осознавая его необычайную привлекательность, Кимберли выдернула руку из пальцев Артур и резко сказала:

– Ничего я не хочу! Это ты притворялся тем, кем не был. Такого человека просто не существует. Я бы ни за что в жизни не стала иметь дело с шовинистом и плейбоем!

Кимберли попыталась уйти, но Артур решительно преградил ей дорогу.

– Объясни, пожалуйста, чтобы я понял, что ты имеешь в виду, – сдерживаясь, процедил он сквозь зубы.

Кимберли с вызовом посмотрела на него. Острое ощущение потери только усиливало ее злость и укрепляло решимость высказаться до конца.

– Ты лишил меня повышения в должности, даже еще не появившись в этом здании! Я слышала, что моя фотография в рекламном проспекте компании произвела на тебя плохое впечатление и что ты предпочитаешь видеть на руководящих должностях сексуальных, элегантно и модно одетых женщин…

– Это какая-то ошибка, – пробормотал Артур.

Как она сказала, ее зовут? Кимберли Дорсет? Рекламный проспект. Артур вспомнил его и начал рыться в бумагах, разложенных на столе.

– Я написала заявление с просьбой назначить меня на должность руководителя нашего сектора, – волнуясь, стала объяснять Кимберли. – Эти обязанности я выполняла несколько месяцев, поэтому не сомневалась, что моя просьба будет удовлетворена. Но правление назначило другую женщину, которая не обладает и десятой долей моей квалификации, но зато гораздо красивее меня!

– Господи… на этом фото ты совсем не похожа на себя! Даже я с трудом узнал бы тебя здесь, – сердито сказал Артур, разглядывая рекламный проспект. – Но я сделал только одно замечание относительно твоей внешности. Уверяю тебя, никаких некорректных или провокационных комментариев по поводу красивых и сексуальных женщин в руководстве я себе не позволял. Я лишь сказал, что ты выглядишь неряшливой…

– Что?! – воскликнула потрясенная Кимберли.

– И, к сожалению, ты действительно выглядишь довольно неопрятно на этом фото.

Она выглядит неряшливой?! Кимберли была убита этим словом. Выхватив из рук Артура рекламный проспект, она воинственно осведомилась:

– Что тебе не нравится на этом снимке?

– Здесь даже не надо ничего объяснять. Взгляни на свои волосы… они торчат во все стороны.

Артур поймал себя на том, что рассматривает ее. Волосы Кимберли опять были в беспорядке, по крайней мере, на первый взгляд. Артур отметил про себя, что волосы у нее волнистые от природы, с такими довольно трудно справиться.

– Неряшливая… – повторила Кимберли еле слышно.

В ее голосе было столько боли, что у Артура перевернулось сердце, но, во-первых, он привык отстаивать свою точку зрения, во-вторых, здорово разозлился на Кимберли и, в-третьих, не привык выслушивать нарекания от женщин.

12
{"b":"18263","o":1}