ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Ты тоже меня хочешь…» – сказал он ей тогда и оказался прав. В отличие от нее. Может, она неисправимый романтик, которому необходимы чувства, чтобы спать с мужчиной? Ведь более глубоких отношений ей не предлагается. Артур был абсолютно откровенен в этом смысле. А, собственно, почему бы ему не быть откровенным? Он известный волокита, и ни одна нормальная женщина не станет связывать с ним свои романтические надежды. Почему бы ей, Кимберли, не встать на его позицию и не согласиться на чисто сексуальные отношения? Через десять дней она соберет чемоданы и уедет в Калифорнию, где начнется новый этап в ее жизни. А пока нужно взять все, что она может, и наслаждаться в течение оставшегося времени.

Кимберли прикинула, что за такой короткий срок не успеет увязнуть слишком глубоко в своих отношениях с Артуром и, следовательно, при расставании избежит сердечных мук. Это будет связь на ее условиях. Она будет хозяйкой положения. За десять дней не возникнет никаких осложнений, не будет и боли. Приняв решение, Кимберли высоко вскинула голову, ее глаза засветились надеждой и счастьем. Она насладится Артуром Мартинесом, как сладкоежки наслаждаются дорогим шоколадом, а затем сядет на разумную диету.

Вернувшись на рабочее место, Кимберли вырвала из блокнота листок и написала: «Ты был прав. Я тоже хочу тебя». Запечатала листок в конверт, надписала его и отправила Артуру по пневмопочте.

Артур распечатал конверт, когда ехал в своем лимузине. Он спрашивал себя, почему Кимберли изменила свое мнение. Возможно, он поторопился с выводом насчет ее амуров с мужем подруги, хотя тогда это казалось ему вполне вероятным. Артур поморщился, удивившись своему слишком богатому воображению. Скорее всего существует более простое объяснение, но он выбрал то, которое больше импонировало его циничному взгляду на жизнь. Может, он стал чересчур недоверчивым по отношению к женщинам?

Внезапно его плохое настроение улетучилось. Артур вспомнил, какой была Кимберли на совещании сегодня утром, и даже мимолетная мысль о ней вызывала у него прилив желания.

Артур позвонил Кимберли из лимузина и сказал, что ждет ее у заднего входа в здание. Вскоре из подъезда вышла Кимберли. Наметанным глазом Артур безошибочно определил, что она волнуется. Он дал знак водителю, и тот, выйдя из лимузина, открыл перед Кимберли дверцу. Делая вид, что роскошные автомобили для нее вещь привычная, Кимберли нырнула в салон и села рядом с Артуром на мягкое сиденье.

Он нетерпеливо привлек ее к себе, и Кимберли покраснела, признавшись себе, что ждала этого момента. Артур впился губами в ее губы, и Кимберли забыла обо всем на свете, для нее сейчас ничего не существовало, кроме надежных рук Артура и его жадных губ.

– Нам надо обсудить одно дело, – сказал Артур, с видимой неохотой отстраняясь от нее.

– Какое дело?

Но лимузин уже подкатил к роскошному ресторану, и Артур вернулся к этому разговору только после того, как метрдотель усадил их за столик в углу уютного зала.

– С тобой несправедливо обошлись в «Скайлайт». Я готов извиниться, поскольку косвенно виноват в случившемся. К сожалению, сотрудника, назначенного на должность по ошибке, нельзя снять без уважительной причины, а на установление фактов уйдет какое-то время. Пока, на мой взгляд, тебе надо найти хорошую работу в другой компании.

– Мне не нужна твоя помощь!… – запротестовала было Кимберли.

Артур прервал ее нетерпеливым жестом.

– Я предлагаю не помощь, а восстановление справедливости. Здесь есть небольшая разница.

На щеках Кимберли выступил румянец. Она решила, что Артур чувствует себя обязанным вмешаться, потому что она переспала с ним, и это унижало ее.

– Что сделано, то сделано. Я могу, позаботиться о себе самостоятельно.

– Мне бы также хотелось, чтобы ты получила работу, соответствующую твоим способностям, – продолжал Артур, не слушая ее.

– А ты не думаешь, что я сама могу с этим справиться? – сердито спросила Кимберли. – Ты не несешь ответственности за меня.

– Может, я чувствую себя ответственным, – возразил Артур. – Но я, естественно, учту твои желания.

Неожиданно Кимберли стало весело.

– Правда? Несмотря на то что ты считаешь мои желания вздором и терпеть не можешь людей, не согласных с тобой? Придется ли мне унижаться, чтобы снова встретиться с тобой?

Глаза Артура сверкнули.

– Просто раздели со мной постель, дорогая. Последние сутки я ни о чем не могу думать, кроме как о тебе.

От громкого биения собственного сердца у Кимберли заложило уши.

– Ты голодна? – хрипло спросил Артур.

– Не очень, но…

Кимберли не закончила фразу, потому что Артур быстро вскочил из-за стола и потянул ее за собой.

Через три минуты они уже сидели в лимузине. Не тратя лишних слов, Артур показал Кимберли, что не позволит всяким условностям вставать между ним и тем, чего он хочет.

От волнующего ожидания у Кимберли кружилась голова.

Артур снял пентхаус в дорогом доме на оставшееся время своего пребывания в Денвере.

Он ввел Кимберли в просторный красивый холл, по площади превосходящий всю ее квартиру. Внезапно оробев, Кимберли замерла в центре пушистого ковра и не смела поднять на Артура глаза. Да, они уже были близки, но свое безрассудное поведение она объясняла алкоголем, который заглушил все ее страхи и комплексы.

– Каждый раз, когда я смотрю на тебя, мне хочется тебя раздеть, – сказал Артур и, сняв с себя галстук и пиджак, отбросил их в сторону.

Кимберли покраснела до корней волос.

– Хорошо, что я не знала об этом на сегодняшнем совещании.

Артур засмеялся и легкой уверенной походкой подошел к ней.

– У меня хорошо развито воображение. Все мужчины одинаковы, дорогая.

Он снял с нее блузку, Кимберли скинула туфли и почувствовала, как Артур расстегнул «молнию» на ее юбке. Когда юбка упала на ковер, Артур привлек Кимберли к себе и с жадностью голодного набросился на ее рот.

Прикосновение его губ обожгло Кимберли, она доверчиво прильнула к Артуру и затрепетала в его руках подобно листику на сильном ветру.

– Никогда не думала, что могу переживать такие сильные ощущения, – прошептала она.

Артур нежно теребил ее губы, одновременно расстегивая бюстгальтер Кимберли. Когда он чуть отстранился и посмотрел на нее, Кимберли стыдливо прикрыла обнаженную грудь руками. Артур взял ее за запястья и опустил руки Кимберли вниз.

– Я хочу видеть тебя, – сказал он.

– Артур… – засмущалась Кимберли, остро ощущая свою наготу.

– Бог мой, ты еще прекраснее, чем я сохранил в своей памяти! – восхитился он и нежно накрыл ладонями ее груди.

Кимберли резко вдохнула и задрожала от нахлынувшего желания. Артур наклонился и стал ласкать языком острые пики сосков, а когда осторожно прикусил их зубами, Кимберли застонала от сладкого мучительного наслаждения и выгнулась ему навстречу.

Артур подхватил ее на руки и отнес в спальню. Лежа на широкой кровати, Кимберли напряженно следила, как раздевается Артур, и чувствовала, что внизу живота растекается горячая влага. Когда она увидела его возбужденную плоть, у нее остановилось дыхание.

– Я очень хочу тебя, дорогая.

Устроившись на кровати рядом с ней, Артур провел ладонью по ее животу вниз, к белым кружевным трусикам, и медленно снял их с Кимберли. Он ласкал взглядом ее обнаженное тело, и теплая пелена страсти обволакивала Кимберли.

– Я куплю тебе тончайшее белье, – хрипло пробормотал Артур.

– Я не надену его… – испуганно сказала Кимберли.

– Ты еще не знаешь, что я могу заставить тебя сделать. – Он сверкнул белозубой улыбкой. – Куда делась та смелая женщина, которую я встретил на приеме?

– Что?

Артур насмешливо посмотрел на ее вспыхнувшее лицо.

– Ты долго оставалась хорошей девочкой… Почему я?

– Мне нравится, как ты целуешься.

Артура покорила безыскусность ее признания, и он наклонился к Кимберли ближе.

– Что еще?

Кимберли мечтательно улыбнулась. Многое, подумала она и обняла Артура за шею.

17
{"b":"18263","o":1}