ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Город под кожей
Как научиться выступать на публике за 7 дней
Понимая Трампа
Брачная игра
11 врагов руководителя: Модели поведения, способные разрушить карьеру и бизнес
Страна Лавкрафта
Зубы дракона
Говорит и показывает искусство. Что объединяет шедевры палеолита, эпоху Возрождения и перформансы
Профиль без фото
A
A

Кимберли судорожно прижалась к нему. Каждое мгновение, проведенное с Артуром, было для нее драгоценным, – она была уверена, что все это рухнет, как только он узнает о ребенке. Она сразу перестанет быть для Артура сексуальной и притягательной и превратится в проблему, потому что от нее будет зависеть – станет он отцом или нет. Артуру наверняка не понравится ситуация, в которой выбор принадлежит не ему.

Но Кимберли не торопилась ставить его в известность о своей беременности, потому что уже решила сохранить ребенка. Она сама была зачата вне брака, и ее мать посчиталась с ее правом на жизнь. Почему же она должна лишить этого права собственного ребенка? Кроме того, она любит Артура, и это тоже должно повлиять на ее отношение к его ребенку. Он, к сожалению, не любит ее, и их связь для него преходяща. Как долго они пробудут вместе? Кимберли была уверена, что идиллия закончится, как только она сообщит Артуру о своей беременности.

– Настолько фантастически, – продолжил Артур, – что настало время объясниться.

Кимберли насторожилась, но выразила свою готовность слушать кивком.

– Вчера вечером ты сказала, что решила уехать в Калифорнию сразу после нашего знакомства и до сих пор не изменила своих планов. Я думаю, ты солгала.

Конечно, солгала. Но Кимберли моментально представила, в какую ловушку Артур попадет, если она признается ему в любви и скажет о ребенке. Артур будет чувствовать себя обязанным, а для нее это унизительно.

– Ты сказала это только потому, что не хотела признать, что твоя ревность к Кони – очень лестная для меня – была необоснованной, – продолжал Артур. – В отношениях с женщинами я всегда действую открыто.

– Возможно, но я не обманывала тебя, – сказала Кимберли. – Мы прекрасно провели время в Денвере, но отношения, основанные на сексе, недолговечны.

Артур со снисходительной насмешкой посмотрел на нее.

– Интересно, откуда это известно женщине, у которой был всего один любовник?

Кимберли опустила глаза.

– Известно, и все.

Она не успела опомниться, как снова оказалась под Артуром.

– Значит, кроме потрясающего секса, ты больше ничего не получаешь от меня, да?

Кимберли имела неосторожность поднять на Артура глаза. Он смотрел на нее пристальным, обжигающим взглядом.

– Ну-у… э-э-э…

На губах Артура появилась красноречивая улыбка.

– Подумать только, я зря потратился на все те цветы и сентиментальные карточки…

– Нет, они мне очень нравились.

– Не надо притворяться, дорогая.

Артур целовал ее как сумасшедший. Кимберли дрожала, пытаясь сопротивляться напору его страсти, но он продолжал покрывать ее тело горячими поцелуями, и она опять сгорала от желания, которое Артур удовлетворил всего несколько минут назад.

– Артур?

– Хочешь меня? – хрипло спросил он с вызовом.

Кимберли хотела. Хотела, забыв в это мгновение о гордости, о здравом смысле и обо всем прочем. Каждая клеточка ее тела страстно отзывалась на ласки Артура, а бороться с природой Кимберли не могла. И она подчинилась его страсти.

11

Прошло пять восхитительных дней. Проснувшись утром шестого дня, Кимберли не обнаружила Артура рядом, но это ее не удивило. Он всегда вставал первым.

Как всегда, ее поташнивало. Кимберли спасала привычка Артура подниматься на рассвете, иначе он давно бы заметил ее утреннее недомогание. Но сегодня, как и всегда, тошнота быстро прошла, и Кимберли подумала, что самый острый период закончился. Она накинула халат и спустилась вниз, но Артура там не было. Не было и его машины перед домом. На столике в холле лежала записка, что он поехал за свежими булочками для нее.

Кимберли просияла. Артур не упускал случая побаловать ее, и она довольно быстро обнаружила, что ей это очень нравится. Кимберли никогда не потакала своим слабостям, и ей даже в голову не могло прийти, что мужчина будет лезть вон из кожи, чтобы доставить ей даже незначительное удовольствие. Общение с отцом выработало у Кимберли устойчивое мнение, что все мужчины эгоисты. Поэтому все, что Артур делал для нее, не переставало ее поражать.

– Мне нравится удивлять тебя… я люблю, когда ты улыбаешься, – говорил он с обаятельной улыбкой, и Кимберли радостно улыбалась в ответ.

Кимберли встала под душ, и с ее лица не сходило мечтательное выражение. Она пыталась понять, почему так быстро пролетели пять незабываемых дней, но так и не нашла ответа на свой вопрос. Как получается, что счастливое время несется со скоростью света, а тяжелое тянется до бесконечности? Но ей было так хорошо сейчас, что она не долго забивала себе голову такими мыслями.

Артур учил ее расслабляться и преодолевать страх выставить себя в глупом виде. С ним Кимберли смеялась столько, сколько не смеялась за всю предыдущую жизнь. Но больше всего она любила длинные вечера. Когда спадала жара, они ужинали на террасе, выходившей на залив, и вели бесконечные разговоры обо всем на свете.

Кимберли расчесывала волосы в спальне, когда зазвонил телефон. Это была Элис.

– Почему ты не звонишь? – с обидой спросила Элис. – Хорошо еще, что Дерек догадался взять у Артура номер телефона. Как у вас с ним дела?

В трубке что-то щелкнуло – Кимберли подумала, что это помехи на линии.

– Да, собственно, ничего особенного…

– Ты еще не сказала ему о ребенке?! – изумилась Элис.

Удивленный тон подруги болью отозвался в душе Кимберли. Что плохого, если она немного повременит с этой новостью?

– Извини, Ким, я не хотела расстраивать тебя, – по-своему истолковала ее молчание Элис. – Просто я очень беспокоюсь о тебе.

Но внимание Кимберли отвлек шум на первом этаже. Вскоре дверь спальни распахнулась – на пороге стоял Артур, его глаза пылали гневом. Кимберли похолодела. Теперь ей стало понятно, что это был за щелчок – Артур, очевидно, поднял трубку параллельного аппарата и слышал весь ее разговор с Элис.

– Извини, Элис, мне надо идти… – быстро сказала Кимберли. – Я позвоню тебе позже.

– Я думал, что ты еще спишь, и снял трубку, чтобы позвонить Дэну. Это правда? – строго спросил Артур.

– Что правда? – Кимберли отказывалась признавать, что ему уже все известно.

Артур бросил на нее язвительный взгляд.

– То, что ты беременна?

Кимберли сделала глубокий вдох, чтобы справиться с волнением.

– Да.

– Ребенок мой?

Она покраснела.

– Как ты можешь задавать мне такой вопрос?

– А почему нет? Эту новость я ожидал услышать от тебя не таким образом. Поскольку ты оказалась не такой искренней, как я думал раньше, в чем еще я ошибался? – спросил Артур с тем же суровым выражением на лице.

– Только не в этом. Ребенок твой, – с упреком сказала Кимберли.

Артур отвернулся, и она не видела, как он воспринял подтверждение своего отцовства.

Может, он надеялся, что я забеременела не от него? – испугалась Кимберли. Его подозрение в неверности оскорбило ее, но она не могла избежать подобных мыслей. Артур охотно спал с ней, но о будущем никогда не говорил. Конечно, ему было бы легче, если бы ответственность за ее беременность лежала не на нем.

– Я тоже не так собиралась сказать тебе о моем… состоянии, – пробормотала Кимберли, избегая слова «ребенок», чтобы не сыпать Артуру соль на рану.

– Не пытайся обмануть меня! – резко сказал он. – Ты вообще не собиралась говорить мне об этом! Иначе ты не молчала бы так долго.

– Не знаю, зачем ты говоришь мне все это.

Кимберли чувствовала себя очень неуютно.

Последние пять ночей, с момента их приезда сюда, она спала в объятиях Артура, а сейчас он смотрел на нее, как на своего смертельного врага.

– Разумеется, я собиралась сказать тебе. Да, я не торопилась, ну и что с того? Но у тебя такой тон, будто я совершила преступление.

– А я думаю, ты уже приняла решение, как избавиться от этой, как ты считаешь, ужасной проблемы, и теперь боишься, что я могу повлиять на твое решение, – заявил Артур. – Поэтому ты и уехала из Денвера. Если бы я случайно не услышал твой разговор с Элис, я никогда не узнал бы, что ты беременна. Ты намеревалась скрыть это от меня. Почему ты не хочешь признать это?

26
{"b":"18263","o":1}