ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Счастливый животик. Первые шаги к осознанному питанию для стройности, легкости и гармонии
От ненависти до любви…
Река сознания (сборник)
Принц Дома Ночи
Революция в голове. Как новые нервные клетки омолаживают мозг
Как быть, а не казаться. Викторина жизни в вопросах и ответах
Отчаянные
Один плюс один
Брачный контракт на смерть

Моментально огромная черная тень метнулась от стены сарая к выпавшему из руки молодого человека розово-белому сладкому брикету.

– Лаке, назад! Фу! – закричала Присцилла, но было уже поздно, собака сожрала мороженое и вновь забилась в темную щель между ботом и стеной сарая.

– Как ты назвала пса? – удивился Карстен. – Лаке, то есть лосось?

– Именно. Лосося он ценит больше, чем мороженое. Держал бы ты в руке рыбину, откусил бы вместе с пальцами.

– Не может быть! – Карстен поднялся, подсел поближе к девушке и приобнял ее за плечи. Присцилла подняла на молодого человека свои невообразимые зеленые глаза и тихим голосом произнесла:

– Только один поцелуй, Карсти.

– Хорошо, – почему-то шепотом ответил он, хозяин пароходов и судостроительных заводов, в скором будущем наследник нефтяного магната. Коснувшись губами нежной щеки Присциллы, Карстен вдохнул в себя изумительный аромат, который издавала девичья щека.

После одного-единственного поцелуя, который длился целую вечность, она выскользнула из объятий жениха и спрыгнула с борта, тут же за ней последовал молодой человек.

Ноги у обоих подкашивались, головы кружились. Не глядя друг на друга, они вышли из лодочного сарая и направились в разные стороны – Присцилла к дому, а Карстен к вертолету, желтым пятном маячившему на фоне серых лиственничных стволов.

О чем они думали, одному Богу известно, если Всевышний вообще нисходит до таких мелочей.

«Милая Салли, пишу это письмо и плачу, слезы катятся сами собой, ничего не могу с собой поделать.

Знаешь, сестричка, больше писать я не смогу. Ты простишь меня? Тебе не будет без меня скучно и одиноко? Милая моя, ведь я тебя сегодня предала! Взяла и рассказала Карсти, что нет на белом свете у меня никакой сестры, и никогда не было!

Ты не знаешь, кто такой Карсти? Но я ведь писала тебе о Карстене Трольстингине, молодом человеке с милым и добрым лицом!

Скажу тебе, не таясь, он действительно мой жених. Вторые сутки, как жених официальный. Он богат, впрочем, не богаче меня, и все-таки у него десятки миллионов крон и долларов на счетах в швейцарских и других европейских банках. К тому же мой жених молод, чуть старше меня, но, пожалуй, очень хитер и опытен. Для него это брак по расчету. Знаешь, каково выходить замуж не по любви, а по расчету?

Ужас, милая Салли, ужас! Нет, я ему, бесспорно, нравлюсь, он робок со мной и нежен. Но Карстен пока что не прилагает усилий к тому, чтобы я полюбила его. Хотя он поцеловал меня сегодня, это было прекрасно.

Мы сидели в лодочном сарае на борту старого деревянного бота, любовались «Сигрид» и ели мороженое. Даже лохматый верный Лаке разделил с нами это удовольствие. Потом Карсти приобнял меня за плечи и поцеловал в щеку и в губы. Я чувствовала себя если и не на самом верху блаженства, то где-то рядом.

Да, он робок и нежен. Хорошо бы мой будущий спутник жизни полюбил меня. О, если бы это произошло! Салли, почему я так несчастна?! Только что звонила Ингрид, дела у Харальда плохи. Мы надеемся на чудо.

Как нам всем не по себе… Да и Карсти неприятно, что он оказался в столь двойственной ситуации. Я стану его женой, это решено. Но как мне раньше хотелось просто влюбиться, не думая о замужестве!

Моим мечтам о любви пришел конец.

Прощай, сестричка, прости меня и Карсти. Ох, Салли, стол, в котором я прячу письма к тебе, хранил тайну – там лежала в секретном потайном ящичке фотография мамы, представляешь мою радость? Ее обнаружил Карсти, вот какой он молодец! Погода у нас так себе, ни тепло ни холодно.

Твоя навеки, Присцилла».

Девушка положила письмо в потайной ящик, пружина щелкнула, и стол принял в свои недра очередное послание. Все, это последнее, решила Присцилла. Никогда в жизни она никому писать больше не будет. Хватит с нее иллюзий.

Вечер был тих и морозен, за окном слышался крик совы. Присцилла закинула руки за голову и принялась думать о завтрашнем дне. Интересно, в котором часу в гавани появится «Звезда Севера»?

Удобно ли будет сразу же отправиться на борт яхты, не дожидаясь приглашения Карстена? Почему бы и нет? – решила девушка. Приглашу его на завтрак или на обед, спрошу, что он хотел бы съесть. А что бы ей самой хотелось отведать? Бефстроганов из оленины с картошкой и брусникой. А еще что? Что-нибудь сладкое, какие-нибудь пирожные с кремом. Она была бы сейчас не прочь съесть парочку на десерт.

Встав с постели и набросив на плечи халат, Присцилла спустилась в кухню. Там горели все лампы, за столом сидела Гертруда и пила кофе из своей любимой кружки.

– Знаешь, девочка, – задумчиво произнесла тетка, – этот Трольстинген будет тебе хорошим мужем. Мне он понравился.

– Почему будет хорошим мужем, и чем понравился? – спросила та, наполняя чашку кофе.

– Да видела, как он смотрел на тебя, да и аппетиты у вас схожие. – Гертруда усмехнулась. – Кстати, видишь, Карстен сразу же направился в лодочный сарай! Представляешь, что было бы, если б я тебя не пилила за беспорядок? Жених посчитал бы тебя обыкновенной лентяйкой и неряхой!

Присцилла рассмеялась и отправилась обратно в спальню. Если бы не болезнь Харальда, не страдания Ингрид, жизнь была бы прекрасна. Не стоит сомневаться, Карстен – хороший человек, может быть, даже он когда-нибудь влюбится в нее.

Она достала ручку, лист бумаги и привычно вывела начало письма к сестре.

«Милая Салли! Нет, не могу я тебя оставить, хочу еще раз поговорить с тобой. Скоро моя жизнь переменится самым кардинальным образом, я стану другой – взрослой, самостоятельной женщиной. У меня родятся дети.

Если Бог пошлет мне дочь, я назову ее твоим именем. Ты обрадуешься этому?

Но суждена ли мне любовь Карстена? Не знаю. Как приятно говорить с тобой, ты меня всегда успокаиваешь. Весь дом спит, мне не одиноко, а наоборот, необыкновенно хорошо.

Я счастлива, Салли! Хотя ситуация до конца не ясна, но я все равно счастлива! Завтра вновь увижу Карстена Трольстингена, правда, его имя звучит замечательно? Мы будем гулять по дорожкам парка и разговаривать. Возможно, отправимся ловить рыбу, или будем целоваться. Мне кажется, он меня полюбит, когда узнает мой характер.

Я постараюсь ему понравиться! Салли, милая, я так боюсь остаться одна! Когда умерла мама, пришлось пережить такое горе, что нет слов, чтобы его описать. Карстена мне послал Бог, честное слово!

Он добр, весел и не боится собак. Салли, что мне делать, если он меня все же не полюбит никогда? Прости, но сомнения не дают мне покоя. Кто я, собственно говоря, чтобы завладеть сердцем такого замечательного человека? У меня нет ничего, кроме, конечно, огромного состояния, – ни настоящего образования, ни даже более или менее интересных воспоминаний.

Моя жизнь прошла на пустынном острове, и я толком ничего не умею! Согласна, можно начать учиться сейчас, но тогда я состарюсь в одиночестве. Карстен откажется от меня и возьмет себе в жены другую женщину.

Он видит их множество каждый день. Кто-то из них, несомненно, ему нравится. Ведь эти женщины живут в городах и обладают тем опытом общения и обольщения, который недоступен такой провинциалке, как я. Если бы мне стало что-либо известно о сексуальных похождениях Карстена, я бы его возненавидела!

Не исключено, что со временем, расставшись со своей наивностью, я пойму, что мой жених безжалостен так же, как был жесток Харальд, как жестоки многие другие люди! Ты да я – вот и все добрые существа, живущие в нашем суровом крае. Прости за глупое письмо, сама вижу, что глупое. Я поговорила с тобой и успокоилась. Все у нас наладится.

У Карстена на макушке смешной хохолок. Он конечно же милый человек, а я просто отвратительная. Все не по мне, все в этом мире не так! А как надо, и сама не знаю!

19
{"b":"18265","o":1}