ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Удиви меня
Фоллер
Авантюра леди Олстон
Выйти замуж за Кощея
Любая мечта сбывается
Севастопольский вальс
30 шикарных дней: план по созданию жизни твоей мечты
Браслет с Буддой
Лидерство на всех уровнях бережливого производства. Практическое руководство

Целую тебя.

Спокойной ночи, милая сестричка! Твоя Присцилла».

Пусть свадьба состоится хоть через сто лет, лишь бы он полюбил меня, думала Присцилла. А сама она впустит или нет в свое сердце этого чужого, бесконечно непонятного человека? Ведь сейчас она всего лишь влюблена в него, а влюбленность может, при случае, и погаснуть, как огонек свечи на ветру.

Засыпая, она явственно представила себе глаза Карстена и даже услышала его голос. Он позвал ее по имени! Девушка повернулась на другой бок и тут же заснула.

Но Боже, какой замечательный сон ей приснился! Полон дом гостей, а самая желанная гостья – ее сестра Салли! Приглашенных радушно принимает Карстен, хозяин дома. Подле Карстена стоит… Да это же она сама!

Присцилла проснулась, напилась холодной воды, настоянной на бруснике, и постаралась заснуть, Но что такое!? Удивительный сон начал сниться с того самого места, на котором только что прервался!

В семь часов утра высоких мачт «Северной Звезды» над верхушками молодых елей, окружавших гавань, еще не было видно. Не появились они ни в десять утра, ни в полдень. Стало уже смеркаться, а над гаванью Хиркенхольма все торчали одни верхушки елей.

– Вот гадина! – неизвестно кому сказала Присцилла. Мясо с отварным картофелем и брусникой она приготовила собственноручно. Скормлю собакам, подумала девушка, распахнула дверь во двор и обомлела. На крыльце стоял Карстен с букетом белых роз.

– Добрый вечер! Вот, пришел пригласить тебя на ужин, стол в кают-компании уже накрыт!

– А когда ты вошел в гавань?

– Только что!

– И уже успел накрыть стол? Врун!

Карстен прошел в кухню, уселся за стол и принялся оправдываться:

– Стол был сервирован еще в Ставангере, ужин готовили лучшие повара города. Чем у тебя так вкусно пахнет?

– Бефстроганов из оленины, готовила сама.

– А для кого? – поинтересовался Карстен.

– Для собак! – сквозь зубы произнесла Присцилла. Вот дурак, неужели он не догадывается, для кого она все это готовила!

Карстен задумчиво почесал в затылке.

– Твоим собакам можно позавидовать, жрут мороженое, лосося и бефстроганов. А можно мне попробовать собачьей еды?

Отужинав в доме, они отправились продолжать трапезу на яхту. Яркие звезды высыпали на бархат ночного неба и отражались в черной воде. Скрипел снежок под ногами идущих по пирсу Присциллы и Карстена. Ветра не было совершенно.

– Как же ты добежал от Ставангера в такой штиль? – удивилась она.

– Дизель на яхте работает со времени прошлогоднего ремонта как часы. Сжег полтонны топлива, зато… Сейчас ты увидишь сама мою лодку.

Присцилла впервые в жизни поднималась на борт такой замечательной яхты. Миновав штурманскую рубку, она сделала несколько шагов вниз по сверкающему трапу и оказалась в просторной кают-компании.

Под потолком сверкала чудесная люстра, пол был устлан роскошным ковром, диваны затянуты желтой кожей. В крохотном камине пылали дрова. Камин на яхте!

– Камин не каменный, он сделан из чугуна. Ему больше подходит название камелёк, – уточнил за спиной у Присциллы Карстен. – Ты больше ничего не замечаешь?

Не замечаешь! Этого не возможно было не заметить! Огромный стол красовался в центре просторной кают-компании, и сразу можно было сказать, что Карстен – не только гостеприимный хозяин, но и заправский мореход. Вазы с цветами и фруктами, графины с вином не были закреплены по штормовому, вообще не были никак закреплены. Как только все это великолепие уцелело при переходе морем из Ставангера в Хиркефьорд, к Хиркенхольму, уму не постижимо!

Налюбовавшись замечательной картиной, Присцилла попросила Карстена показать ей яхту.

– Она небольшая, посмотри сама. Можешь выбрать каюту по своему вкусу, если решишь переночевать на борту. Я лучше покажу тебе яхту в море, как она ведет себя под парусами! – прокричал Карстен из камбуза, оборудованного барной стойкой и огромным аппаратом для варки кофе.

– Я уже выбрала каюту, – прокричала в ответ Присцилла. – По правому борту, сразу за штурманской рубкой.

Карстен вышел в кают-компанию и сказал:

– Это капитанская каюта, то есть моя. И тебе, как моей будущей жене, она принадлежит по праву.

Присцилла смутилась и уселась в глубокое кресло.

– Шампанского? – предложил Карстен. – Хочешь устриц?

Девушка укоризненно посмотрела на молодого человека и вздохнула.

– Вы с Гертрудой словно сговорились кормить меня до отвала, ничего я есть не хочу и не буду. Давай лучше поговорим по душам. Каким ты видишь наше будущее?

Карстен молчал. Пригубливая небольшими глотками красное вино, он сидел в кресле рядом с Присциллой и смотрел, не отрывая взгляда, на огонь камелька.

Звучала негромкая музыка. Ощущалось легкое покачивание судна на вбежавшей в гавань волне, посланной промчавшимся по Хирке-фьорду катером. Карстен Трольстинген думал о том, что на борту его яхты находится самая желанная женщина в мире, но слов, чтобы передать свое восхищение ею, у Карстена не было.

Он никогда не читал книг о любви, не любил лирическую поэзию. Что он знал в жизни, кроме искусства вести биржевые торги, искусства ругаться с поставщиками и разгадывать козни конкурентов. Карстен улыбнулся Присцилле и поднял руку с бокалом.

– За твое здоровье, невеста!

Присцилла неразговорчивость Карстена истолковала по-своему. Он равнодушен ко мне, и неравнодушен к моему капиталу, подумала девушка. Уселся в кресло, как сыч, и сидит. Неужели ему трудно догадаться, что я хочу танцевать, хочу поговорить с ним о жизни, о планах на будущее. Вот сейчас встану и скажу, что хочу спать. И действительно Присцилла поднялась и произнесла бодрым голосом:

– Я устала и иду спать!

– Замечательно! – отозвался Карстен.

Захлопнув за собой дверь капитанской каюты, девушка включила свет и обнаружила то, что вначале и не разглядела, поскольку лишь на секунду просунула голову в полуоткрытую дверь.

Каюта была вся в цветах. За стеклами двух иллюминаторов светились огни дока. Присцилла обратила внимание на то, что каюта безупречно убрана, а в шкафах и рундуках полный порядок. Прекрасный мягкий диван и койка, снабженная раздвижными шторками. Просторные душ и электрическая сауна за узкими дверками. Магнитофон, телевизор и проектор для показа фильмов.

10

Интересно, что смотрит этот человек в своей каюте. Девушка взяла одну бабину с пленкой, другую, третью… Присвистнула от удивления. Все это были мультики! Карстен, как ребенок, любит смотреть фильмы о приключениях храброго мышонка! Девушка рассмеялась и простила своему будущему мужу нежелание потанцевать с ней. В дверь раздался настойчивый стук.

– Я сплю! – отозвалась Присцилла.

– Врешь, ты решила в одиночестве ублажать себя моими любимыми фильмами, – проговорил Карстен. – Выходи, Присцилла, лучше потанцуем, а выспаться ты всегда успеешь!

Не успела девушка шагнуть из каюты в распахнутую дверь, как оказалась в крепких объятиях молодого человека.

– Послушай, я не знаю, как выразить свои чувства словами, короче, мне хочется тебя поцеловать. Один-единственный поцелуй, как ты говоришь сама. Если ты против единственного поцелуя, я вытащу кресло на палубу и буду до утра считать звезды, пить вино, а еще съем все до одной устрицы и умру в жутких конвульсиях на глазах у всего Хиркенхольма от непереносимого холода и несварения желудка. Ты хочешь этого?

Глаза Карстена смеялись.

– Не хочу, – серьезным голосом произнесла Присцилла. – Не хочу, чтобы ты исчезал из моей жизни, жалкий шантажист и вымогатель поцелуев. Не хочу оставаться одна. А желаю чашку кофе и бисквитное пирожное. Ты получишь поцелуй, когда принесешь их мне.

Освободившись от объятий, девушка сделала шаг назад и закрыла за собой дверь. Карстен остался в полном одиночестве и недоумении, пожал плечами, и отправился на камбуз готовить кофе и искать для Присциллы бисквитное пирожное.

20
{"b":"18265","o":1}