ЛитМир - Электронная Библиотека

Но, несмотря ни на что, жизнь продолжается, — убеждала себя Эрика. Теперь Клайв — это только отец Кэтрин. Просто нужно привыкнуть к новому положению вещей. Три года многое изменили: раньше она полностью находилась во власти любви к этому человеку. И пусть даже теперь воспоминания об этом чувстве настолько живы и ярки, что ее по-прежнему не оставляет горькое ощущение потери и предательства, пусть, но это только воспоминания, принадлежащие прошлому, а не настоящему.

Эрика встала с кровати и принялась изучать окружающую обстановку. Помимо двери в ванную было еще три выхода. На минуту она оказалась совсем в другой сказке и почувствовала себя женой Синей Бороды.

Может быть, именно поэтому она не стала сразу же покидать спальню, а сначала к окну. За стеклом раскинулся прекрасный вил, где-то на горизонте, за равниной, виднелисъ пики гор. Значит, она уже не в Лос-Анджелесе! Неужели Клайв купил загородный дом? Он же всегда считал жизнь вне суеты большого города невыносимо скучной и однообразной. Впрочем, за три года вкусы могли измениться.

Она приняла душ, высушила волосы, не переставая отвечать на вопросы любопытной Кэтрин. Неожиданно раздался легкий стук в дверь и в комнату впорхнула молоденька брюнетка. Она явно смутилась, увидев Эрику в ночной рубашке.

— Простите, мисс Даниэлс. Я не хотела помешать вам. Меня зовут Маргарет Симпсон, и я временная няня Кэтрин. Я бы хотела взять девочку на прогулку. Поскольку мистер Макферсон привел вам ее сразу после завтрака, то вы, должно быть, устали, — объяснила Маргарет. Значит, Кэтрин не сама пришла к матери. Скорее всего никто из взрослых особенно не следил за ребенком, наверное, она даже позавтракала отдельно от отца. Впрочем, в этом даже был некий смысл, по крайней мере, Эрика не хотела, чтобы дочка присутствовала во время ее встреч с Клайвом.

— Уверена, Кэтти будет в восторге, — несколько напряженно улыбаясь, ответила она. Мысли ее постоянно обращались к мужчине, который три года назад после кошмарной ночи отказался видеться с ней, не отвечал на звонки и письма. Он осудил ее, обвинил в тягчайшем преступлении, а затем с удивительной быстротой заменил другой женщиной.

Эрика почувствовала настоятельную необходимость поговорить с Клайвом. Она придирчиво изучила состояние своего гардероба — почему-то ей совершенно не хотелось надевать ничего из вещей Мишел Андерс — и остановила выбор на потертых джинсах и простой черной майке.

Выйдя за дверь, она с удивлением обнаружила, что для загородной виллы дом обставлен слишком роскошно. Прекрасно подобранная мебель и стильные аксессуары с головой выдавали владельца — Макферсон обладал редкостным вкусом и чувством меры, и его жилище всегда носило отпечаток личности хозяина.

Он совершенно необычный человек, неохотно признала молодая женщина. Вечно в центре внимания, под прицелом тысяч камер, он, тем не менее, всегда оставался самим собой и не шел на поводу у собственной славы. Мало кто сумел бы достичь подобного положения, выбившись из той нищеты, что окружала его с детства. Но еще меньше смог бы сохранить свою самобытность, поднявшись так высоко…

Зачем я все это вспоминаю? — разозлилась на себя Эрика. Но не сумела совладать с проснувшейся памятью и оказалась во власти событий пятилетней давности.

Девятнадцатый год ее жизни был ознаменован роковыми переменами: во Франции от сердечного приступа умер Брайан — ее легкомысленный, но обаятельный отец. После одиннадцати лет кочевого существования с беспокойным родителем девушка захотела спокойствия и определенности, домашнего тепла и уюта. Она поехала в Англию, где поступила в ветеринарный колледж, и теперь с гордостью ощущала себя студенткой.

Домом ее стало общежитие, где Эрика ютилась в крохотной комнатке вдвоем с соседкой и первой подругой. Клэр, пышная блондинка, работала стриптизершей и поэтому могла позволить себе несколько большие удобства, чем Эрика, вечерами подрабатывавшая в супермаркете.

Однажды Клэр пришла к ней в совершенном расстройстве.

— Сегодня вечером я должна выступать в одном из ресторанов. — Она едва не плакала. — А Гарри пригласил меня поужинать. Если я не пойду, ты же знаешь, он найдет кого-нибудь еще.

Вот уже несколько лет Клэр преданно любила Гарри и бежала по первому его зову. Так что для нее действительно речь шла о жизни и смерти.

— Пожалуйста, выступи за меня, — умоляла блондинка, не обращая внимания на растекающуюся от слез тушь. — Тебе не придется даже раздеваться. Ты просто выпрыгнешь из дурацкого торта в костюме ангела и улыбнешься этому парню.

Клэр вытащила белое платье с крылышками и маленькую позолоченную арфу и протянула подруге.

— Это, конечно, жуткая глупость, но друзья решили, что это станет шуткой года. Этот продюсер, Макферсон, недавно сделал фильм «Полночные ангелы», и они…

Вот так и получилось, что Эрика, как чертик из коробочки, появилась из торта Клайва, подпрыгнула и уставилась прямо в синие глаза. Запутавшись в чересчур длинном одеянии, девушка толкнула столик на колесиках, заставленный бокалами и бутылками, и тот покатился на гостей, мелодично позвякивая на ходу. Наконец Эрика приземлилась на корточки прямо перед виновником торжества, который наблюдал за происходящим с насмешливой улыбкой.

— С днем рождения, мистер Макферсон! — звонко произнесла она в полной тишине.

— А что ты намерена теперь сделать? — спросил Клайв сладким голосом.

Смущение неожиданно уступило место ярости, золотистые — глаза девушки засверкали от неподдельного возмущения.

— Не будьте таким бесчувственным! — зло прошипела она. — Помогите же мне! О Боже, неужели вас совсем не учили хорошим манерам?

За ее спиной раздались охи и ахи, сдержанный смех. Клайв же в ответ не проронил ни звука. Но через минуту откинул голову назад и расхохотался во все горло.

— Для маленькой штучки, не слишком ли острый у тебя язычок?

— Вы просто невежественная свинья! — убежденно сказала Эрика, хотя он даже протянул руку, чтобы ей помочь. Она оттолкнула его руку и встала.

Клайв подал ей арфу, которую она уронила ему на колени, и спросил, откидываясь на спинку кресла:

— Что следующим номером? — В голосе мужчины прозвучала некоторая неприязнь.

— Если вы надеетесь, что вас будут развлекать стриптизом, то спешу вас огорчить: вся моя одежда останется на мне, — резко проговорила Эрика, бросая инструмент обратно.

— А разве ты не споешь мне поздравительную песенку? — спросил он в искреннем удивлении.

Эрика беззастенчиво шмыгнула носом и спокойно ответила:

— Я не знаю ни одной ноты.

— Ты… ты просто сокровище, — снова расхохотался Клайв, не сводя глаз со свежего личика.

Он поднялся с кресла во весь свой невообразимый рост и по-хозяйски обнял девушку за плечи.

— В следующий раз, когда решите приготовить мне сюрприз, не забудьте пригласить «Службу спасения». Если бы эта крошка покалечилась, у нас были бы крупные неприятности.

— Уберите свои руки! — возмущалась Эрика, пока он вел «е к выходу из зала.

— Это твой последний вызов на сегодня? — спросил он, когда они были уже в коридоре.

— Мой единственный…

— Тогда я подвезу тебя домой.

— Нет, спасибо. — Сбросив тяжелую руку, Эрика поспешила в раздевалку, где недавно облачалась в белое платье.

Когда, переодевшись в джинсы и свитер, девушка покинула комнатку, Клайв ждал ее снаружи.

— Вам не кажется, что вы ведете себя, как собака с костью?

— Ты очень красивая. И не делай такого удивленного лица: тебе это не идет, — произнес он, цинично улыбаясь. — Я отвезу тебя домой. Ты переоденешься, и мы поедем в ресторан.

— Спасибо, не стоит, — отказалась она, возмушенная до глубины души. Переодеться — во что? Или он считает, что у нее дома модный салон?

— Почему?

— Сколько вам нужно причин?

— Все это очень забавно. Говори, что думаешь.

— Ладно. Во-первых, вы для меня слишком скользкий тип. Во-вторых, у вас слишком много денег. В-третьих, между нами как минимум десять лет разницы и я не представляю, о чем бы мы могли поговорить. В-четвертых…

19
{"b":"18266","o":1}